13 декабря 2007, 16:02

Татьяна Локшина (Центр "Демос", Москва): "В Чечне партии выборы всерьёз не воспринимали"

Татьяна Локшина2 декабря 2007 года в России состоялись выборы депутатов Государственной думы РФ пятого созыва. В результате выборов в республиках Северного Кавказа оппозиционные партии получили гораздо меньше голосов избирателей, чем в среднем по стране. Так, согласно официальным данным, партия "Яблоко" набрала в Чечне - 0,05%, в Ингушетии - 0,14% голосов избирателей. СПС получил в Чечне - 0,08%, в Ингушетии - 0,04% голосов. В Дагестане эти партии также набрали менее одного процента голосов.

По данным Центризбиркома, Чечня стала лидером среди регионов России по явке избирателей на выборы в ГосДуму. В республике проголосовало 99,21% избирателей, из них за "Единую Россию" - 99,3%. В Ингушетии явка составила немногим меньше — 98,35%, из них за "Единую Россию" проголосовало 98,91%. Целый ряд экспертов и оппозиционных политиков заявили, что на самом деле в Чечне и Ингушетии на выборы не пришло и половины от общего количества избирателей, и результаты выборов сфабрикованы.

Почему стала возможна подобная ситуация? В какой обстановке встретила предвыборную кампанию Чечня, - в недавнем прошлом самый неспокойный уголок России? Как накануне выборов принимали в Чечне одного из лидеров партии "Яблоко", известного правозащитника Сергея Ковалёва, приложившего в своё время огромные усилия для прекращения кровопролития в республике? Есть ли в Чечне культ личности Рамзана Кадырова? Кто и как живёт в горах? На эти и другие вопросы корреспонденту "Кавказского узла" ответила председатель правления Центра содействия проведению исследований проблем гражданского общества "Демос", публицист, известный эксперт по Чечне Татьяна Локшина, посетившая Чеченскую Республику во второй половине октября 2007 года.

- Вы были Чечне накануне начала предвыборной кампании в Госдуму. В это же время Чечню посетил председатель Российского общества "Мемориал" Сергей Ковалёв, баллотировавшийся вторым номером в списке партии "Яблоко" на выборах в российский парламент. В те дни в Чечне уже чувствовалось приближение выборов? Какое у Вас впечатление осталось от визита Ковалёва в Чечню в конце октября?

- Тогда ничего сугубо предвыборного в Чечне ещё не происходило, кроме того, что и город Грозный, и села, и трассы пестрели плакатами "Единой России". Формальная агитация в СМИ ещё не началась. Хотя — в рутинном режиме — все СМИ "агитировали" за Рамзана Кадырова. Но для этого не нужны никакие выборы.

Включение Сергея Ковалёва вторым номером, сразу после самого Явлинского, в список "Яблока" - это, безусловно, попытка партии убедительно продемонстрировать, что они принципиальная оппозиция. Почему Ковалёв первым делом поехал на Северный Кавказ? Потому что, как он сам говорил, отвечая на соответствующий вопрос журналистов, - как второй человек в списке партии, он в период предвыборной кампании должен объездить самые разные регионы. Сергей Адамович сказал, что можно выстраивать приоритетность по алфавиту — нужно же как-то выбирать, куда ехать в первую очередь — а можно и по зову души. Вторая концепция ему ближе. А Северный Кавказ, особенно Чечня, для него место крайне значимое. Поэтому, Ковалев и решил начать избирательное турне с этого региона.

Что касается самой поездки, у меня, как у стороннего наблюдателя, создалось ощущение, что местная ячейка партии "Яблоко" не имела ни малейшего желания рекламировать приезд Сергея Адамовича Ковалёва в Грозный. Возможно из опасения, что у них из-за этого могут быть неприятности с властями.

Я уверена, что, учитывая биографию Ковалёва и то, что он сделал в Чечне, в первую очередь, во время первой чеченской кампании - Ковалёва и его правозащитную группу в Чечне помнят очень хорошо и очень уважают. "Яблоко" на честных конкурентных выборах, если бы таковые были, имело бы очень неплохие шансы. Что до нынешней ситуации, я не то что осуждаю представителей "Яблока" в Чечне за слишком осторожную позицию — в республике, действительно, работать очень опасно. Но с другой стороны: если из соображений безопасности не позволяешь себе и слова молвить — может, лучше вовсе не работать?

Мне кажется, что сотни людей были бы заинтересованы, просто придти и послушать Сергея Адамовича, вне зависимости от того, являются ли они избирателями "Яблока" или не являются потому, что он - знаковая фигура в Чечне. Этого не произошло. Была собрана очень маленькая встреча в местной городской библиотеке, и аудитория была фактически только из активных членов "Яблока". Из посторонних никого просто не пригласили. Заранее мероприятие не было анонсировано. Это печально и даже стыдно.

- Чеченские СМИ освещали визит Ковалёва?

- До последнего момента не было известно, ни где будет встреча, ни во сколько. Но когда, за день до самого мероприятия, наконец, было принято решение о месте и времени, некоторых журналистов о нем проинформировали, и они пришли. Был даже местный телеканал "Вайнах". Но показали что-то или нет, я не знаю, потому, что вечером того же дня уехала с Ковалёвым в Дагестан.

Кстати, в Дагестане наоборот - встреча была очень активная. Было много молодых людей, очень живых, очень, на мой взгляд, интересных. Шла яркая дискуссия и присутствовала вся местная пресса. А вот в Ингушетии Ковалеву удалось встретиться только с представителями общественных организаций, но никакой внешней аудитории увидеть не получилось. Не по вине Ковалёва, - как Вы понимаете, он не сам организует свои поездки. Я бы сказала, что, если бы отделения "Яблока" в Ингушетии и Чечне были серьёзно заинтересованы в том, чтобы хоть заявить о себе на выборах, они бы могли проявить гораздо большую активность в организации тура Ковалёва.

- Как Вы оцениваете отделения федеральных политических партий в Чечне? Насколько они независимы от руководства республики?

- Я очень скептически отношусь к тому, что из себя представляют официальные ячейки демократических партий, зарегистрированные на Северном Кавказе. Когда в Чечне были парламентские выборы два года назад, в ноябре 2005-го, в этих выборах участвовали и "Яблоко" и СПС, их республиканские отделения. Как подчёркивали и наша организация, и "Мемориал", и ряд международных правозащитных организаций - ни одна из партий, что шла на выборы, включая демократические, не заявляла о тех проблемах, которые для региона были самыми болезненными: о похищениях людей, безнаказанности преступников, беззаконии, наконец, о необходимости мирного урегулирования ситуации в регионе. Об этом боялись говорить. Если они настолько боятся, то чего от них ожидать?

Если партия "Яблоко" в Чечне не смогла нормально собрать встречу для такого человека как Ковалёв, я не считаю, что партия всерьёз относится к этим выборам и к своему в них участию.

По всем выборам, которые прошли в Чечне с 2000-го года и по сей день, каждому в республике совершенно очевидно, что избиратели ничего не решают, - и мне это очень многие говорили, активные и пассивные участники избирательного процесса. Всё согласовано, продумано и заявлено заранее. Выборы идут только для галочки. При этом я не пытаюсь сказать, что в избирательном процессе в принципе не участвуют приличные люди. На выборах 2 декабря 2007 года в Чечне от СПС баллотировался редактор газеты "Чеченское общество" Тимур Алиев, - человек очень способный, неординарный.

- Продолжается ли масштабное строительство в Чечне?

- Строительство в Грозном, - эта великая стройка века, о которой мы непрерывно говорили последние полтора года - несколько притормозилось. Те дома, которые я видела в лесах в конце июля 2007 года, продолжают стоять в лесах. Я даже этого не ожидала - видимо, успела привыкнуть к динамичному темпу строительства. Мне, правда, говорили, что процесс приостановился, но я не думала, что до такой степени. Возможно, Кадыров не получил обещанных денег из Москвы. А может, просто решил, что план по реконструкции выполнен - пусть дальше люди сами разбираются.

- Каковы в настоящее время взаимоотношения власти и населения в Чечне?

- В арифметической - если не сказать геометрической - прогрессии множится число портретов Рамзана Кадырова. Такое впечатление, что куда ни глянь, всюду он. Смотрит на тебя Большой Брат, и спрятаться невозможно. Повсеместно лозунги с изречениями главы Чечни, или признанием лояльности и восхищения им. Портреты Р.Кадырова не только в муниципальных учреждениях, не только на муниципальных зданиях и на дорогах, - они в магазинах, кафе, частных домах. Создается ощущение, что люди воспринимают его портрет, как охранную грамоту, чтобы любой вошедший чужой человек, сразу видел, что здесь живут лояльные люди.

Под Кадырова построились все. Шеренгами. Ровными рядами. Это касается, просто обывателей, врачей, журналистов, местных общественных организаций. Карается ли шаг вправо или влево расстрелом - это, кстати, вопрос. Да? Или, может быть, нет? Но проверять никому не хочется.

- Были ли Вы в октябре 2007 года в горных районах Чечни? Какая там обстановка?

- Как и во всей республике, в горных районах сейчас спокойнее, чем раньше. Силовики меньше похищают людей. Но уровень латентного насилия продолжает быть высоким. Его тяжело измерить. И много информации до нас не доходит, а если и доходит, то источники, как правило, настаивают на анонимности. Но жалобы, касающиеся произвола, насилия, и тому подобного, которые я слышала в ходе своей нынешней поездки от мирных жителей, скорее имели отношение к действиям батальона "Восток" Сулима Ямадаева. А "Восток" работает под эгидой Минобороны РФ, а не кадыровских структур.

В горах, в теплое время года, пока ещё не закончилась "зелёнка", наблюдалась определенная активность со стороны боевиков. И хотя эта активность была невысока, боестолкновения происходили. Не очень часто, но все же. Так, я была в маленьком высокогорном селе Гухой Итум-Калинского района республики. Там группа боевиков напала на дом главы администрации села. Сам глава администрации успел убежать. Они убили его охранника, который одновременно приходился ему племянником.

Нападение произошло в начале сентября 2007 года, когда в Чечне был установлен усиленный режим несения службы силовыми структурами - ожидали терактов в школах по примеру Беслана. В школе Гухоя на ночь забаррикадировались сотрудники правоохранительных органов - местные и федеральные милиционеры из временного отдела внутренних дел.

Группа боевиков атаковала не только дом главы администрации. Они напали и на здание школы, в результате чего были потери среди размещавшихся там сотрудников МВД. Двое мирных жителей села тоже были ранены. Один - совсем молодой парень, шестнадцати лет. Этот юноша поехал со знакомыми на машине в одно место недалеко от села, где на мобильный телефон можно поймать сигнал (в самом Гухое связь не действует, село расположено неудачно - нужно отъехать немного в сторону). По дороге они случайно наткнулись на боевиков. Машину расстреляли в упор: 54 пулевых отверстия в лобовом стекле. То, что оба выжили - огромное чудо. Шестнадцатилетний парень был ранен в руку, второй - в ногу. Но их не убили, оставили в живых. После этого боя в селе начались задержания силовиками местных жителей, - включая трёх сотрудников милиции и отца раненого парнишки, - которые никакого отношения к действиям боевиков не имели, но их пытались обвинить в том, что именно они были в сговоре с боевиками.

- Какова сейчас гуманитарная ситуация в горных селах? Раньше говорили, что положение тяжёлое, - в частности, плохо с медицинской помощью?

- Жизнь там по-прежнему достаточно тяжелая, но становится несколько легче. Постепенно в горных сёлах отстраиваются больницы, открываются школы. Подчеркну, что в очень большой степени это заслуга международных гуманитарных организаций, в частности, - Датского совета по беженцам. В большинство горных сёл провели электричество, в некоторые газ. Определенный прогресс есть.

С другой стороны, остро стоит проблема так называемых заброшенных горных сёл, которые были покинуты жителями, потому, что силовики, постоянными обстрелами, зачистками, фактически вытеснили их оттуда. Сложилась ситуация, в которой люди не могли дальше оставаться в родовых селах. Они спустились на равнину. Их дома были разграблены военными. Для воссоздания инфраструктуры этих брошенных сёл практически ничего не делается.

- Есть ли поддержка у вооружённого подполья среди населения?

- В последний год я ни разу не слышала от людей, с которыми общалась, что они поддерживают боевиков. И, насколько я понимаю, в Чечне сейчас боевиков очень немного. Северокавказское подполье сосредоточилось на соседней Ингушетии. В Чечне происходят только единичные акции. Когда это случается, местное население реагирует негативно.

Вообще, крайняя уязвимость жителей горных сёл в Чечне объясняется тем, что эти люди находятся между двух огней. С одной стороны, в горах пусть менее активно, но всё же продолжают действовать боевики. И перед ними мирные жители беззащитны. С другой стороны, в любом населённом пункте, где появляются боевики, обязательно появляются и силовые структуры, и люди оказываются под ударом уже с другой стороны. Их положению, действительно, не позавидуешь.

Декабрь 2007 года

С Татьяной Локшиной беседовал собственный корреспондент "Кавказского узла" Вячеслав Ферапошкин.

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 мая 2017, 04:54

29 мая 2017, 03:55

  • Врач из Судана получил премию Aurora Prize в Ереване

    В Ереване прошла церемония вручения гуманитарной премии Aurora Prize-2017, лауреатом которой стал хирург больницы Mother of Mercy в Нубийских горах Судана, миссионер католической церкви, доктор Том Катена. Премия вручена от имени всех выживших во время Геноцида армян в Османской империи в знак благодарности их спасителям.

29 мая 2017, 02:56

  • Джанелидзе заявил об отсутствии угрозы для России в связи с интеграцией Грузии с НАТО

    Делегаты Парламентской Ассамблеи НАТО заслушали министра иностранных дел Грузии Михаила Джанелидзе, который заявил, что стране необходим не план действий по членству, а полноценное членство в Североатлантическом альянсе. Ожидается, что сегодня ПА НАТО примет декларацию в поддержку евроатлантической интеграции Грузии, передает корреспондент "Кавказского узла".

29 мая 2017, 01:57

29 мая 2017, 00:58

Архив новостей