30 октября 2007, 17:00

Операция "Шок и трепет" по-азербайджански

2006 год, начинавшийся как Год России в Азербайджане, завершался, по иронии судьбы, как антироссийский. Отказ официального Баку поддержать санкции в отношении Грузии вызвали раздражение и соответствующую реакцию в Москве. В результате, было принято решение в отношении деятельности иностранных мигрантов на рынках, где весомую роль играют азербайджанцы. Почти одновременно, в конце уходящего года российская сторона подняла цены на газ.

Оба решения российской стороны в конце 2006 г. вызвали у населения Азербайджана тревогу и обеспокоенность. Ведь около 2 миллионов граждан Азербайджана работает в России, при этом, большинство именно на рынках и благодаря их денежным переводам из России многие семьи в Азербайджане, особенно в провинциях, фактически существуют. А теперь, в результате решения руководства России судьба азербайджанских мигрантов, а вместе с ними и судьба многих жителей Азербайджана, повисла в воздухе.

Заметное повышение цен на газ означает неизбежное подорожание жизни в Азербайджане, и население понимает, что если властям республики не удастся договориться с Москвой, тогда их материальная жизнь ощутимо ухудшится. В таком тревожном и даже мрачном настроении население республики готовилось встречать Новый год, который ко всему прочему был "годом Свиньи". Многие вспоминали заявление, которое в мае 2005 г. сделал президент Ильхам Алиев выступая перед жителями г. Шемахи, которые жаловались ему на высокие тарифы на энергоносители: "Если у вас нет денег, то и не платите — ни за свет, ни за другие услуги!". Однако, буквально под самый Новый год, президент сделал приятный сюрприз своим согражданам. Вначале в интервью радиостанции "Эхо Москвы", а потом и в других выступлениях он бодро заявил, что Азербайджан - не та страна, которую можно запугать, ибо у нее предостаточно своего газа и потому мы можем совершенно спокойно, и без ущерба для своего населения, обойтись без российского газа. Да и проблема мигрантов, по словам президента, не столь серьезна, правительство держит ситуацию под полным контролем и здесь у Азербайджана не будет проблем. А в своем традиционном предновогоднем выступлении президент окончательно развеял последние сомнения жителей своей страны, пообещав, что никакого повышения цен на энергоносители в наступающем году не будет. После этого президент отбыл на отдых в Швейцарию, а население стало радостно готовиться к встрече Нового года.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

День 8 января 2007 г. надолго останется в памяти населения Азербайджана: совершенно неожиданно было сделано официальное объявление Тарифного совета о троекратном, повышении цен на энергоносители, а также на многие продукты питания и услуги. Шок у населения был очень сильным, и все в республике заговорили о грядущих массовых волнениях. Возмущение населения было столь единодушным и сильным, что серьезно обеспокоило правительство. Во власти возникла даже растерянность: никто из чиновников высшего ранга не хотел давать публичные объяснения причин такого решения правительства. Все понимали, что эта акция властей будет немедленно использована оппозицией, но и та оказалась застигнутой врасплох и также не знала, как на это реагировать.

И тут, в СМИ появилась явно подкинутая властями информация, что президент, находящийся за границей на отдыхе не в курсе происходящего в республике и что, якобы, наладить с ним телефонную связь (!) не удается. И в эту версию, как это ни странно, постарались поверить и оппозиция, и население. Первые заговорили о том, что следует повременить с митингами протеста, подождать возвращения в страну президента, узнать его реакцию. Вскоре появилось сообщение, что президент возвращается, и назначил на 22 января заседание правительства по поводу поднятия цен. Население вздохнуло с облегчением, надеясь, что решение Тарифного совета от 8 января — оплошность кого-то из министров. Но в назначенный день президент заявил, что решение о повышении цен было сделано по его личному указанию, поскольку "по всему миру идет тенденция повышения цен на энергоносители, а Азербайджан не может находиться в стороне от этих процессов, и потому вынужден также поднять цены".

Это заявление показало, что в своем предновогоднем выступлении президент сознательно лгал, обещая сохранить цены на энергоносители, поскольку уже тогда Тарифный совет подготовил решение, но объявление было решено отложить на неделю. Власти понимали, что недовольство населения может иметь серьезные последствия, и потому президент объявил о повышении с 1 февраля заработной платы работников бюджетных организаций на 25 процентов. Это, конечно, не решало проблемы оплаты коммунальных и иных услуг, а также приобретения продуктов питания, но позволяла властям имитировать заботу о населении. Более того, правительство тут же дало понять, что рост цен на этом не остановится, и через 3-4 месяца следует готовиться к новому подъему цен на энергоносители.

Ответ оппозиции, или робкое мычание ягнят

В возникшей ситуации многие в обществе полагали, что власти предоставили оппозиции прекрасный шанс напомнить о себе. Однако выяснилось, что после парламентских выборов 2005 г. в рядах нашей традиционной оппозиции имеет место полный разброд и шатания. Объединившиеся накануне парламентских выборов в блок "Азадлыг" ("Свобода"), прозападные партии сразу после выборов стали, как обычно, выяснять отношения между собой. Часть из них (Народный фронт, Демократическая партия, Либерально-демократическая и Партия национальной независимости) продолжали не признавать итоги парламентских выборов. Но партия "Мусават" их признала, и ее члены принимали участие в работе нового парламента. Разумеется, действия "Мусавата" были расценены ее союзниками как предательство и ей пришлось выйти из блока "Азадлыг". Очередная демонстрация слабости прозападной оппозиции в ходе выборов привела к еще большему падению доверия к ним со стороны населения. Постоянные обвинения в адрес друг друга и нежелание оппозиционных лидеров поступиться личными амбициями, только ухудшали ситуацию и приводили к полному разочарованию в обществе.

В 2006 г. в республику пошел поток нефтедолларов, и власти начали направлять средства на подкуп партий и СМИ. А в отношении тех, кто отказывался сотрудничать, развернулась кампания репрессий и преследований. Постепенно в течение всего 2006 г. ведущие прозападные партии были лишены своих офисов в центре столицы, получив взамен непригодные к использованию помещения на окраине города. Лишились своих офисов и СМИ, принадлежащие им. Часть журналистов попала за решетку по надуманным обвинениям. В результате, к концу 2006 г. прозападная оппозиция представляла собой печальное зрелище. Но и этого показалось мало. В конце 2006 г. был нанесен еще один удар по прозападной оппозиции. Сардар Джалалоглы, один из лидеров некогда радикально настроенной по отношению к властям Демократической партии, вдруг резко изменил свою позицию, заявив о необходимости пересмотра своих отношений с властью. Пикантность ситуации придавалась тем, что председатель этой партии - Расул Гулиев, находящийся с 1996 г. в эмиграции, постоянно требовал от своих сторонников усиления борьбы с правящим режимом. Заявление Сардара Джалалоглы вызвало раскол Демократической партии на сторонников и противников сотрудничества с властью, что добавило деморализации в блок прозападной оппозиции и во все протестные слои общества. Одновременно у Демократической партии возникли проблемы и с ее союзниками по блоку. Ведь члены "Азадлыг" по-прежнему отказывались признавать итоги парламентских выборов и держались своих радикальных взглядов. Однако теперь возникла сложная ситуация для лидеров этого блока; следовало как-то отреагировать на новую позицию Демократической партии. В конце концов, лидеры Демократической партии предпочли не ждать ожидаемого решения блока "Азадлыг" об их исключении и заявили о выходе из него. Тем самым, оппозиция получила еще одну пробоину.

После всех этих перипетий, прозападная оппозиция так ослабла, что ныне представляет печальное зрелище. Она раздроблена, не имеет влияния на умонастроения населения, лишена солидных финансовых средств и даже офисов в центре города, но главное, она растеряла всякое доверие в обществе.

Таким образом, предоставленная оппозиции возможность использовать недовольство населения резким подъемом цен, не только не была реализована, но привела к еще большему падению ее авторитета. У лидеров оппозиции не нашлось воли объединиться свои силы, их митинги проводились в разное время и в разных местах, что только дезориентировало активистов оппозиции и протестные слои общества. К концу февраля прозападная оппозиция прекратила и те слабые попытки проведения митингов, расписавшись, тем самым, в своем полном бессилии.

Но и пророссийская оппозиция находится в таком же положении. Она вообще предпочла не идти на конфронтацию с властями и наживать себе, тем самым, серьезные неприятности. Был выбран привычный прием обнародования заявления лидера партии "Вахдат" о переходе на позиции конструктивной оппозиции и поддержки курса президента Ильхама Алиева.

Таким образом, к началу 2007 г. организованная оппозиция и прозападная, и пророссийская, практически потеряла роль "властителей дум" протестных слоев населения Азербайджана. Однако это не значит, что перестали существовать силы общественного протеста. В создавшихся условиях в Азербайджане возникли условия для роста и активизации стихийного движения под лозунгами исламистов. Все чаще и чаще из провинций стали поступать сведения о том, что мечети превращаются в места обсуждения насущных социально-экономических и политических проблем. Иначе говоря, освободившаяся оппозиционная ниша стала заполняться исламистами. Это, несомненно, может очень скоро сказаться на ситуации в государстве.

Социальный взрыв отложен?

Таким образом, ожидавшегося в республике социального взрыва не произошло. Правда, нельзя сказать, что население никак не выразило своих чувств. В январе и феврале СМИ республики постоянно сообщали о спорадических выступлениях в том или ином районе, но все они носили разрозненный характер и были легко пресечены правоохранительными органами. Но это не означает, что власти решили все свои проблемы. Факт, что значительная часть населения охвачена депрессией, потеряв веру в оппозицию, может обернуться новыми трудностями. Ведь организованная оппозиция успела растерять значительную часть своих сил еще в период правления Гейдара Алиева. Алиев — старший хорошо понимал происходящее и потому воздерживался от того, чтобы полностью низвести оппозицию. Наоборот, временами он шел на сотрудничество с ней, что выглядело очень демократично в глазах Запада. Однако его сын отказался от этой политики и ни разу не делал примирительных жестов, предпочтя путь прямого давления и репрессий. И сейчас, к началу 2007 г., можно с уверенностью сказать, что он своего добился. В результате, в обществе начали вырастать исламистские настроения и стремления к экстремистским акциям. Исламисты не представляют собой формально организованной силы, они не желают идти на контакты с властями, но уже зримо демонстрируют свою силу, проведя в 2006 г. целую серию протестных митингов у посольства Израиля в связи с событиями в Ливане.

Все смешалось в доме Алиевых

Резкое ослабление организованной оппозиции свидетельствовало о начале в Азербайджане процессов, которые уже имели место в Грузии и на Украине, где традиционная оппозиция также потеряла силу и на политической сцене стали появляться новые силы, бывшие некогда частью провластных сил. В Азербайджане подобные тенденции были и раньше. К примеру, часть нынешних лидеров традиционной оппозиции (лидер либеральных демократов Лала Шовкет и демократов Расул Гулиев) в первой половине 90-х годов прошлого столетия входили в команду Гейдара Алиева. А, находящийся под арестом и следствием, экс-министр Фархад Алиев и вовсе в 2005 г. воспринимался как азербайджанский Саакашвили.

Однако, против формирования в Азербайджане условий для "оранжевой" революции действовали два обстоятиельства: отсутствие должного имиджа демократов у лидеров и позиция ведущих стран Запада, в первую очередь США. Азербайджанская нефть вынуждала страны Запада не раскачивать политическую ситуацию в Азербайджане, поскольку Ильхам Алиев полностью устраивал Запад.

Но с начала 2007 г. в Азербайджане формируется новая ситуация. Если раньше действия организованной оппозиции приводили к сплочению провластных сил, то теперь этот фактор сплочения сходит со сцены. Внутри правящей команды начинается борьба за передел сфер влияния. Причем борьба разворачивается как внутри старых деятелей команды Гейдара Алиева, так и внутри семьи Алиевых. Так, все чаще в СМИ стала появляться информация, что развернулась борьба между кланом Пашаевых и остальными членами семьи Алиевых. В первую очередь, речь идет о конфронтации между женой президента и ее родственниками (семья Пашаевых), с одной стороны, и братом и дочерью Г. Алиева - Джалале Алиеве и Севиль Алиевой. Президент занял сторону супруги и методично начал наносить удары как по старой гвардии своего отца, так и по дяде и сестре, и их сторонникам. В марте эта конфронтация принесла первые плоды: один из основателей правящей партии "Ени Азербайджан", к мнению которого всегда чутко прислушивался Гайдар Алиев, Сирус Табризли сделал публичное заявление о коррупции в стране и о том, что население живет в ужасных условиях и все это скоро выльется в бунты. Более того, он назвал Рамиза Мехтиева, человеком, который повинен во всем этом. Ответ тут же последовал - Табризли был исключен из рядов правящей партии.

В марте бывший министр здравоохранения Али Инсанов стал делать заявления о массовой коррупции и злоупотреблениях властью с упоминанием имени супруги президента. Одновременно обществу стало известно о том, что сестра президента поддерживает Инсанова и Табризли, то есть, она поддержала тех, кого удалили от правящей кормушки и кто сейчас стал открыто обвинять режим в коррупции и других бедах.

Завершающим аккордом весеннего противостояния внутри правящего слоя и семьи Алиевых стало "дело", заведенное на Гусейна Абдуллаева - близкого соратника покойного президента, одного из крупнейших в стране олигархов. В нынешней ситуации он занял сторону старой гвардии покойного президента и на заседании парламента сделал попытку выступить с резкой критикой экономической политики правительства. Но ему откровенно мешал выступать близкий президенту депутат Фазаил Агамалы, оскорбляя его, а потом и вовсе нанес ему удар. Все это было показано вечером по ТВ, а на следующий день общество узнало шокирующую новость: по дороге в бакинский офис ОБСЕ, днем и на глазах у всех бойцы спецназа Министерства национальной безопасности в масках набросились на депутата, избивая надели ему на голову мешок и увезли. Вечером, спешно созванный парламент задним числом принял решение о лишении уже арестованного Абдуллаева депутатского иммунитета и разрешении правоохранительным органам арестовать его за ... "оскорбления и побои в отношении Ф. Агамалы" (!) Все было сделано настолько грубо и бесцеремонно, что стало ясно: это наглядный урок всем критикам президента. Интересно отметить также и то, что все бывшие члены правящей команды — А. Инсанов, С. Табризли, а теперь и Г. Абдуллаев — стараются дистанцироваться от традиционной оппозиции.

Ни у кого в Азербайджане нет сомнений, что мартовские разборки внутри правящей команды на фоне общего недовольства населения невыносимым ростом цен и ухудшением экономического положения рано или поздно дадут о себе знать.

2007 год

источник: Журнал "Кавказский эксперт", N 9 (2007 г.)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

22 января 2017, 08:47

22 января 2017, 07:46

22 января 2017, 06:48

22 января 2017, 05:28

22 января 2017, 05:20

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии