29 октября 2007, 14:51

В Кабардино-Балкарии подсудимые по делу о нападении на Нальчик говорят о пытках

В адрес Кабардино-Балкарского правозащитного центра поступили пять заявлений от родственников подсудимых по делу о нападении на силовые структуры Кабардино-Балкарии 13 октября 2005 года с просьбой помочь в защите их прав.

К заявлениям приложены письма самих заключенных, в которых они пишут о пытках и побоях, которым подверглись сразу после задержания два года назад. Заключенные настаивают на том, что все показания были ими даны под давлением, пытками и угрозой убийства.

Анзор Машуков, обвиняемый по 15 статьям УК РФ, в числе которых "терроризм", "покушение на жизнь сотрудников правоохранительных органов", "участие в вооруженном мятеже" и другие тяжкие статьи пишет:

"На стадии предварительного расследования, при даче первичных показаний я подвергался избиениям моральному унижению и угрозе изнасилования. Все свои первичные показания я дал под давлением, воспользоваться 51 ст. Конституции РФ и не свидетельствовать против себя я не мог, была реальная угроза моей чести и жизни. Часть показаний по особо тяжким инкриминируемым мне деяниям давались мною и подписывались мною без адвоката. Адвоката приводили ко мне после допроса для формальной подписи в протоколах".

В связи с изложенным Анзор Машуков просить исключить из уголовного дела все его первичные показания, данные под давлением и принуждением.

Анзор Сасиков, которому также предъявлены обвинения по тем же статьям, пишет:

"13 октября 2005 года я был задержан и доставлен в отдел милиции, где меня били 15 человек - руками, ногами, автоматами. При этом мои руки и ноги были связаны веревками, и я был без одежды. Я несколько раз терял сознание... Адвоката вызвали только в 2 часа ночи, и следователь ему сказал, что я был только что задержан в таком виде.

На избрание меры пресечения меня повезли голым и только в зале суда мне дали штаны. Я сейчас не помню лица судьи, который дал санкцию на арест и даже не удосужился спросить, что со мной. Мне не дали копию постановления об аресте, лишив меня возможности обжаловать его.

Избиения с применением спецсредств продолжались и в СИЗО. Нас вывозили с пакетами на головах, без отверстий для воздуха, в лежачем положении на полу уазика. Не имея возможности жаловаться, из нас выбивались показания, какие нужны были следственной группе"...

Залим Улимбашев пишет о своем задержании: "...Нас сбили с ног и стали бить ногами и прикладами. Один удар ногой попал мне в правый глаз, и он сразу затек кровью, и я уже ничего не видел. Нас повезли куда-то. Когда везли, на голову нам надели пакеты. В фойе кинули на пол. Последнее, что я увидел, - человек 10 подбежали к нам и стали бить, чем попало. Руки у нас были связаны веревкой. Когда я очнулся, меня стали спрашивать, где я был, с кем, цели, задачи. Я ничего не знал, а они не верили и били.

Потом один из них сказал: "Принесите телефон". Принесли аппарат с проводами и реле подачи тока. Провода одели мне на уши и включили. Сперва я терпел, но они добавили напряжение. К "телефону" подключали меня несколько раз. В результате на левом ухе остался след от ожога. Потом один их них сказал: "Сейчас я надену на палец резиновую перчатку и засуну тебе его в задний проход, а провода одену на яйца, и подам ток. После этого у тебя никогда не будет детей".

Потом пришли следователь и адвокат. Меня умыли и сказали: скажешь и подпишешь все, как мы тебе сказали. К этому времени я уже практически не соображал. Следователь дал мне читать протокол с ноутбука. Правый глаз у меня не видел, а левый слезился. Мне уже все было безразлично, лишь бы отстали, и я подписал протокол, не читая.

Потом во время допросов заходили разные люди в форме, выключали свет и начинали бить. Они говорили, что нам всем дадут пожизненный срок, унижали и угрожали расправой.

Были сотрудники, которые запрещали нас бить, относились к нам гуманно, но они не всегда присутствовали. Потом со мной беседовал человек в гражданском, и сказал: "Все побои, которые у тебя перечислены в экспертизе, ты получил не здесь, и если скажешь, что это от нас, тебе будет хуже, ничего не изменится, нам ты не навредишь, а мы тебе можем - и в тюрьме и на воле". На следующий день в беседе с сотрудником собственной безопасности МВД КБР я сказал, что все побои я получил, упав с забора, когда убегал.

До сих пор у меня шрам на голове от удара прикладом и след от ожога электрическим током на ухе".

Эдурад Миронов: "После того, как я вышел из дома и на меня надели наручники, меня сразу увезли в УБОП. Там меня поверхностно опросили и привезли обратно к дому, где еще шел бой, привязали к моим наручникам веревку, поставили впереди пуленепробиваемого щита штурмовой группы спецназа. Я сказал, что такого подарка я им не сделаю, не зайду в дом, и чтобы они стреляли в меня прямо при всех. Кто-то приказал, чтобы меня увели. После этого один из них сказал: "ты, наверное, понял, что мы хотели сделать с тобой, и если не дашь показания, которые нам нужны, мы найдем способ от тебя избавиться". После этого началось такое, что я просто мечтал, чтобы меня убили и чтобы все закончилось.

Их было много, они били меня по очереди. Когда уставали бить, вешали меня за шею. Я терял сознание, а приходил в себя оттого, что меня били. Потом стали бить в одно место после чего только от прикосновения к этому месту я испытывал сильнейшую боль. А они, устав бить меня, просто тыкали в это место дубинкой.

Я не помню, сколько это продолжалось, но когда мне засунули в рот пистолет, я радовался и надеялся, что они меня застрелят, но пришел следователь и меня повели на допрос. Там сидело несколько человек, один из которых сказал, если ты не дашь показания, которые нам подходят, будешь умирать медленно"...

Напомним, что по событиям 13 октября 2005 года в Нальчике обвинение предъявлено 59 человекам. Судебный процесс по данному уголовному делу, насчитывающему 1300 томов, начался 11 октября.

25 ноября состоятся очередные предварительные судебные слушания. Вскоре после проведенных арестов в октябре 2005 года в СМИ попали снимки задержанных со следами пыток, некоторые из них были размещены в Интернете.

Ранее о пытках и избиениях заявлял только один из арестованных по событиям 13 октября 2005 года. Это- житель поселка Хасанья КБР Расул Кудаев, бывший узник американской тюрьмы Гуантанамо. В своих интервью до ареста он рассказывал о жестоком обращении с пленными также и в Гуантанамо.

Автор: Луиза Оразаева, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

22 января 2017, 02:30

22 января 2017, 01:50

22 января 2017, 00:52

21 января 2017, 23:57

  • Авария произошла на электростанции в Армении

    В результате аварии на линии электропередачи сегодня было прекращено энергоснабжение подстанции и энергоблока Армянской атомной станции. Нехватка электроэнергии восполнялась поставками из Грузии, сообщила советник премьер-министра Армении Шушан Сардарян.

21 января 2017, 23:06

Архив новостей
Все SMS-новости