13 ноября 2001, 12:16

Проблемы построения правового государства в республиках Кавказа

? Правовое? государство и гражданское общество - две категории, достаточно хорошо разработанные многими поколениями философов, юристов и социологов, начиная с Гегеля. Правда, на территории Советского Союза проблемы построения правового государства активно исследуются только в последние два десятилетия.

?В предлагаемой статье поставим перед собой несколько вопросов и попытаемся дать на них ответы:
а) Действительно ли правовое государство является единственной и наиболее предпочтительной перспективой для государств/республик Кавказа?
б) Если да, то что мешает реализации этой цели прямо сейчас?
в) Насколько преодолимы эти препятствия и каковы пути и средства их преодоления?

Ответ на первый вопрос не может быть однозначно положительным. Многообразие этносов и цивилизаций, переплетение текущих и перспективных задач, стоящих перед разными народами и республиками, различный менталитет, неодинаковость богатства и возможностей очень разных общностей порождают и множество теоретических конструкций целеполагания. Имея, к сожалению, поверхностные представления об истории, культуре и государственности неевропейских народов, смеем предположить, что индийская, китайская, арабская, центральноафриканская философия и правовая мысль предлагают свои, не менее аргументированные, теории идеального государства и гармонического общества, чем обозначенная в названии статьи.1? Не следует забывать и то, что, хотя по конечным целям все эти теории совпадают в главном (то же можно сказать и об утопических построениях Томаса Мора, социалистических представлениях о государстве развитого социализма, учениях Платона, Конфуция), сегодняшнее наполнение теории правового государства является продуктом культуры Запада, в первую очередь Германии, Великобритании, Северной Европы, США, а не Востока. В этом смысле и Северный Кавказ, и Закавказье вряд ли могут быть рассмотрены как самый удачный полигон для показательного практического применения данной теории в обществах, еще недавно считавшихся тоталитарными.

Сегодня имеется, по крайней мере, не менее дюжины причин, по которым государства/республики Кавказа длительное время не будут считаться правовыми.

1. Чтобы государство стало правовым необходимо, чтобы очень многие внутри и вне него хотели и стремились именно к этому. На Кавказе же мы имеем необычайную пестроту:
- этническую (в каждом государстве/республике десятки народов с разной историей, культурой и целями);
- языковую (диалектную) - только в маленькой Осетии два диалекта и четыре говора, в Дагестане - языков, диалектов и наречий на несколько порядков больше, в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии по три государственных языка;
- религиозную (представители трех мировых религий, множества сект каждой из них, исповедующих традиционные и политеистические учения (культы), атеизма - и это все в каждой республике!);
Кроме того, достаточно контрастно деление народов на "плоскостных" и "горских", "коренных/титульных" и "пришлых", народов, обласканных Центром, и народов, находящихся в оппозиции к нему. Вряд ли это разнообразие одинаково положительно относится к идее построения правового государства (достаточно вспомнить ваххабизм).

2. Чрезмерная частота и длительность социальных и государственных потрясений за последнее столетие (1905 г., 1917-1921 гг., 1937-1938 гг., 1941-1945 гг., 1991-1999 гг.) не может не сказаться отрицательно на обществе, на экономике, на государстве. Частотность потрясений вредна двояко. Прежде всего, с точки зрения длительности резонанса. Кроме того, угрозу устоям представляет и частое перемешивание (социальное и классовое) населения. С одной стороны, это вроде бы благо. Но с другой, - теряются стратификационные традиции, чувство принадлежности к социальной группе, меняются ценностные ориентации, в определенной мере биологическое начинает доминировать над социальным.

3. Не только внутри наших стран, но и за их пределами, естественно, далеко не все государства и организации заинтересованы в процветании Кавказа. Определенные силы стремятся расчленить и Россию, и Грузию.

4. Отсутствие положительной национальной идеи, сплачивающей народы, отсутствие большой всеобщей цели, составной частью которой было бы стремление построить правовое государство. В этом плане государства/республики Кавказа сильно разнятся.

Возможно, вайнахские республики имеют национальную идею, но вряд ли она признается положительной соседними народами. То же можно сказать и об Абхазии. Карачаево-Черкессия сегодня готова расколоться на две части, причем по причинам, далеким от интересов большинства населения республики. Другие субъекты РФ на Кавказе, как представляется, недостаточно консолидированы и в определенной степени аморфны. Политических партий, способных выдвинуть сплачивающую идею, в республиках Северного Кавказа нет. Кандидаты на многочисленных выборах различного уровня идут, как правило, не от движений и, тем более, партий, а представляют самих себя.

В государствах Южного Кавказа картина несколько иная, в них уровень политизированности общества достаточно высок. Политические партии здесь обозначены рельефно, что вполне естественно, так как традиции политической борьбы и традиции государственности в этих государствах складывались задолго до образования СССР.

5. Низкий уровень культуры. Речь идет о политической культуре, о культуре производства, культуре управления, культуре разрешения конфликтов, начиная со скандала на базаре и кончая межэтническими конфликтами, культуре судебного разрешения споров. И здесь мы наблюдаем серьезные различия между Южным Кавказом и Северным Кавказом. Так, на Северном Кавказе практически отсутствуют традиции чиновничьей культуры, ибо наши предки были пастухами, воинами, земледельцами, кем угодно, только не чиновниками. Отсюда, с одной стороны, гипертрофированное стремление занять должность, с другой, неумение управлять и подчиняться. Допускаем, что традиции управления в государствах Южного Кавказа недостаточно прочные, но от сильных в прошлом Армении, Азербайджана, Грузии, наверное, что-то осталось. Южный Кавказ, возможно, имеет более высокий уровень культуры сельскохозяйственного производства; Северная Осетия, вероятно, обладает более высоким уровнем культуры промышленного производства, но, в целом, эти уровни очень далеки от европейских стандартов.

6. Отсутствие экономической базы. В Северо-Кавказском регионе РФ нет в настоящее время новых технологий, нового оборудования, отсутствуют устойчивые хозяйственные связи, катастрофически высок уровень безработицы. Производительность труда необычайно низка. Нужно ли доказывать, что государство не может быть ни сильным, ни правовым, если оно стоит на подгибающихся от слабости ногах?

7. Ценностная ориентация населения резко изменилась. Во многих регионах Кавказа молодежь развращена войной, повсеместно она растлена псевдобизнесом. Производительный труд - основа любого гражданского общества - перестал быть приемлемым вариантом жизнедеятельности для значительной части населения.

8. Общество не имеет тех характеристик, наличие которых позволило бы определить его как гражданское. Степень свободы личности оказалась значительно сужена. Личность сегодня может самореализоваться практически только через должность в госаппарате (особенно в силовых структурах) или через успешное предпринимательство. Профсоюзы, иные общественные объединения, религия, семья, природа - все отступило перед ними на одинаково задний план.

9. Оставшиеся 4 позиции характеризуют конкретно государственно-правовые реалии. Одна из них - неразвитость законодательства и, соответственно, целых групп общественных отношений. Договорное, кредитно-расчетное, налоговое, экологическое законодательство оставляют желать лучшего, равно как и законодательство об ответственности. В праве масса пробелов и коллизий.

10.Государстренный аппарат коррумпирован до такой степени, что уже можно говорить о противоположности интересов не отдельных чиновников, а всего госаппарата интересам остального населения и государства в целом.

11. Особого внимания заслуживают силовые звенья аппарата вкупе с судебными и прокурорскими. Активное проникновение в их среду членов преступных группировок поистине беспрецедентно. Не удивлюсь, если в скором времени утверждение об антинародном характере полицейско-прокурорских и судебных структур перекочует со страниц публицистических изданий в научную литературу. Кстати, сто лет назад в России это уже имело место.

12. Практически отсутствует механизм судебной защиты прав личности от злоупотреблений со стороны чиновников. Российский закон 1993 года "Об обжаловании в суде действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", приобрел черты памятника права, аналогичного Судебнику Мхитара Гоша или Русской правды краткой редакции.

Изложенные выше 12 позиций являются оспоримыми как по числу, так и по существу. Зачастую, действительно, трудно бывает отличить причину от следствия: экономические ли причины детерминируют культурные деформации, а те, в свою очередь, правовые, или наоборот. По М.Булгакову, например, разруха прежде всего у нас в голове, а уже потом - в домах и на улицах. Как бы то ни было, правовое государство суть общечеловеческая ценность, к которой, вероятно, следует стремиться.2?В этой связи актуальным является третий вопрос, поставленный в начале данной статьи. На первое место мы ставим не экономику (по Марксу), не культуру (по Тойнби) и не отдельно взятое сознание каждой личности (по Булгакову), а фактор внешний, международный. Нам представляется, что в современных условиях именно этот фактор может оказаться наиболее мощным как тормозящим, так и ускоряющим интересующий нас процесс. Как обратить его в свою пользу - это вопрос Министерства иностранных дел и внешней разведки.

Что касается экономики, то безусловным плюсом для России и Азербайджана являются запасы полезных ископаемых, для Грузии - географическое положение и климат, для Армении - генофонд нации.

Исторические коллизии прежних лет, разумеется, непреодолимы, но ведь за одного битого двух небитых дают! Многочисленные прежние потрясения - это не только дестабилизирующий фактор, но также и бесценный опыт, сравнимый по значимости с демократическими традициями других государств.

Необычайная этническая и иная пестрота Кавказа также может стать стабилизирующим фактором. Как в экологии разнообразие пород деревьев есть фактор устойчивости леса, так и в социуме для множества ?разностей?, вынужденных сосуществовать рядом, лучший выход - это сформироваться как гражданское общество.

Труднопреодолимый фактор - культурное отставание, менталитет, ценностные установки. Здесь катализатором может служить положительный пример соседей, возможность использовать чужой опыт. Очень трудно, но необходимо осознать простое условие успеха; чтобы хорошо жить нужно что-то изменить вокруг себя и еще больше - в себе самом.

Существующие трудности, не исключено, могут достаточно неожиданно сработать на создание гражданского общества. После всеобщей эйфории от возможности предпринимательства наступает период разочарования, когда в бизнесе остаются самые приспособленные. Не всем, естественно, находится место в госаппарате. Абсолютное же большинство населения просто вынуждено будет искать себя в ином: в общественных и религиозных объединениях, политике, искусстве и иных институтах гражданского общества. По принципу: "нет худа без добра".

Наконец, собственно правовая материя. Самое простое в ней - написать законы. Труднее - принять их. Еще труднее - создать механизм их реализации. Коррумпированность госаппарата законами не преодолевается. Возможно, здесь потребуется алгоритм Моисея - 40 лет испытаний со сменой поколений. А может быть достаточен и более короткий срок при наличии политической воли и объединения усилий всего Кавказа.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1На конференции "Права человека и верховенство закона" (г. Батуми, Грузия. 24-25 октября 1999 г.), где был прочитан настоящий доклад, было высказано мнение, будто любое идеальное государство можно считать правовым. Такая точка зрения представляется ошибочной. Достаточно вспомнить, что, к примеру, приоритет личных прав и свобод перед политическими, первенство прав личности перед правами и интересами коллектива и государства характерны именно для современных западных воззрений, но не для социалистических и не для религиозных.

2Государство принято считать правовым, если в нем существует разделение властей, имеет место верховенство правового закона, взаимная ответственность граждан перед государством и государства перед гражданами, когда внутреннее законодательство соответствует общепризнанным нормам международного права, когда права и свободы граждан реальны и гарантированы государством, когда оно (государство) базируется на гражданском обществе. - См., например, Венгеров А.Б. Теория государства и права. М.: Новый юрист. 1998. С. 609-620; Теория государства и права / Под ред. В.М.Корельского. М.: Инфра-М. 1997. С. 87-110.

Автор: М. Миндзаев; источник: Бюллетень Центра социальных и гуманитарных исследований Владикавказского института управления и Владикавказского центра этнополитических исследований Института этнологии и антропологии РАН - Владикавказ, 2000 г. N 2(6).

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 мая 2017, 20:08

23 мая 2017, 20:04

23 мая 2017, 19:53

23 мая 2017, 19:39

23 мая 2017, 19:23

Архив новостей