21 сентября 2007, 15:54

Кэтлин Коллинз (США). Развитие ислама в Азербайджане в постсоветское время

В мае 2007 года в Азербайджане и государствах Центральной Азии завершилось масштабное социологическое исследование о развитии религии в этих странах после развала СССР. Автора этого проекта, профессор Университета Миннесоты (США), доктор политических наук Кэтлин Коллинз ответила на вопросы корреспондента "Кавказского узла". Госпожа Коллинз уже несколько лет проводит исследования в Средней Азии и на Кавказе. В Университете Миннесоты она преподает аспирантам и студентам историю Средней Азии и Кавказа, историю СССР, советской политики и демократизации, теорию национальной и религиозной идентичности, историю ислама на постсоветском пространстве.

- Кэтлин, расскажите, пожалуйста, про исследование и интервью, которые Вы провели. В каких регионах они проходили, каковы число и возраст респондентов?

- Название исследования: "Развитие ислама в Средней Азии и на Кавказе после распада Советского Союза". Мы провели большой опрос и фокус-группы в Киргизии и Азербайджане. Мне интересно сравнивать развитие ислама в разных странах Средней Азии и Азербайджане, выяснять, как ислам влияет на политическую ситуацию в этих странах в течение последних 15-17 лет, после обретения независимости, каковы его перспективы там. Я готовлю статьи по этой теме (например, "Причины относительного успеха или провала исламистских движений в Центральной Азии и Азербайджане", "Возрождение ислама в Узбекистане") и буду писать книгу.

Я взяла более 100 обширных интервью в Азербайджане у религиозных, общественных и политических лидеров. Кроме того, мы провели там большой опрос среди 1200 человек в возрасте от 18 до 75 лет. Опрос проходил во всех районах страны кроме Нагорного Карабаха и Нахичеванской автономии, т.к. на этих территориях из-за политической ситуации опрос провести невозможно. В Карабах из Азербайджана въезд закрыт и мне говорили, что правительство против проведения там исследований.

Вопросы касались этнической и религиозной идентичности, отношения к религиозному и этническому экстремизму. Респондентов спрашивали, как они оценивают современную ситуацию в сравнении с советским периодом, их отношение к разным религиозным организациям, этническим группам. Задавались вопросы об оценке деятельности местных религиозных лидеров, имамов, об отношении к США, войнам в Ираке, в Афганистане, Чечне, о том, что необходимо делать правительству для исламского населения в Азербайджане, о роли женщин в азербайджанском обществе. Всего участникам опроса было задано около 50 вопросов.

- Какие методики Вы применяли в своем исследовании?

- Как качественные, так и количественные. Мы использовали западную методологию, т.н. стратегическую методологию обзора, по которой отбирали людей и задавали им вопросы. Фокус-группы также провели по западным методам. Например, были группы респондентов, состоящие только из мужчин или женщин, из людей одного возраста, одинакового образования, работающих в одной сфере. Были группы студентов, бизнесменов, мигрантов. То же самое мы делали в Узбекистане, Таджикистане и Киргизстане.

- Охарактеризуйте, пожалуйста, выявленные Вами основные тенденции и особенности возрождения ислама в Азербайджане за последние 15 лет.

- Самая важная тенденция, по моему мнению, состоит в том, что ислам развивается. Раньше считалось, что в Азербайджане распространён атеизм. Люди говорили, что в Азербайджане Советский Союз выиграл в войне против религии. Сейчас это совсем не так. Особенно среди молодежи развивается религиозность, в основном, исламская. Почти 100% верующих — приверженцы ислама. Но имеются единичные представители христианства и других конфессий.

Второй значимый факт — внешнее влияние исламских организаций. У них очень большое влияние на менталитет народа. Выделяются три основные группы: турецкая, арабская и иранская. Больше 50% населения подвержены турецкому религиозному влиянию. Это - неполитический ислам. Его приверженцы просто хотят возрождения религии, "чистого ислама" в Азербайджане. В Баку самая большая мечеть (по количеству молящихся, которых она способна вместить), под названием "Шахидлар", возведена при помощи турецких миссионеров. Очень много мечетей построено в столице и других населенных пунктах республики с участием турецких исламских организаций. Для развития ислама в Азербайджане они финансируют также школы, лицеи, "Кавказский университет" в Баку, библиотеки.

- Расскажите, пожалуйста, конкретнее о внешних влияниях на ислам в Азербайджане — Турции, Саудовской Аравии, Ирана, Дагестана, других регионов.

- Исторически большинство населения в Азербайджане были шиитами. Турецкие миссионеры, в основном, сунниты. Но, турецкие имамы говорят: "мы просто мусульмане", "мы хотим объединить всех мусульман". Они преподавали в Азербайджане, начиная с начала 1990-х годов. Турецкие миссионеры, в основном, уже уехали, но остались воспитанные ими кадры, которые преподают в школах и мечетях, спонсируемых Турцией. До сих пор очень много молодежи изучает ислам по турецкой методике. Последователи этого направления утверждают, что шииты и сунниты должны объединиться и называться просто мусульманами.

Есть также арабское и иранское религиозное влияние. Иранское влияние также проявляется в форме миссионерства и помощи в строительстве мечетей. Иранские общественные фонды (такие как Фонд Хомейни) оказывают помощь нуждающимся и беженцам, и распространяют религиозную литературу. Активнее всего они действуют на юге Азербайджана. Азербайджанское правительство отменило регистрацию Исламской партии Азербайджана на том основании, что она, якобы, получала финансирование из Ирана; некоторые партийные лидеры были обвинены в шпионаже в пользу Ирана.

В 1990-е годы обычным явлением для Азербайджана были религиозные миссионеры и частные финансовые пожертвования, поступавшие из различных арабских государств, - особенно, Египта, Саудовской Аравии и ОАЭ. Многие молодые духовные деятели Азербайджана также получили гранты на получение образования в арабских странах. В Баку, по моему мнению, арабская тенденция имеет большее влияние, чем иранская. Иранская — сильнее на юге, на границе с Ираном. В России последователей арабского ислама называют ваххабитами. Правительство Азербайджана также говорит, что они ваххабиты. Я не использую такой термин, потому, что он политизирован. Сами они называют себя салафитами или приверженцами классического ислама. Центральная мечеть салафитов в Азербайджане — "Абубакар" — находится в центре Баку. Её посещает примерно 10-15 тысяч человек (во время пятничного намаза). После "турецкой" — "Шахидлар" — это самая большая мечеть в Азербайджане.

По нашим данным примерно 5% всех верующих в Азербайджане являются салафитами. Также, по данным нашего анализа, многие верующие не осознают себя как салафиты, но более 10% из них больше всего интересуются арабской или салафистской мусульманской литературой, а 30% — благосклонны или весьма благосклонны к арабским миссионерам. Это не большой, но, всё-таки, весомый процент. Салафитская тенденция в основном идет из Саудовской Аравии, но в Азербайджане также работали и миссионеры из Кувейта, Египта, Катара, Сирии, Арабских Эмиратов — арабских регионов, где также распространен салафизм. Это не представители правительств этих стран, а независимые религиозные проповедники. До 1999 года они практически свободно работали в Азербайджане. Затем, правительство республики стало контролировать их деятельность, следить, куда они вкладывают деньги. До этого арабские исламские группы финансировали постройку мечетей и даже медресе, спонсировали религиозное образование. Сейчас почти все арабы уехали, но остались их ученики, а азербайджанцы продолжают учиться в Саудовской Аравии.

- Арабские миссионеры уехали под давлением правительства Азербайджана?

- Азербайджанские власти не хотели ликвидировать свободу религии, но, в то же время, сочли, что правительство должно знать, куда иностранные исламские фонды вкладывают деньги и контролировать этот процесс, - особенно, на границе с Дагестаном.

- Президент и правительство Азербайджана увидели в развитии салафизма угрозу своей власти?

- Именно. После терактов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, в которых обвинили радикальных исламистов, правительство особенно жёстко стало контролировать работу иностранных религиозных миссионеров из арабских стран. Исследования показывают, что 9,6% верующих Азербайджана поддерживают джихад Осамы Бен Ладена против США. Только 28,3% выступают против джихада, у остальных нет четкого мнения.

- Турецкие миссионеры под давлением правительства тоже уезжали?

- Да. Но можно сказать, что они и их последователи работают в Азербайджане более свободно, чем сторонника "арабского" направления ислама. Пока у них ещё есть несколько центров в стране, средние школы, лицей, "Кавказский университет" в Баку. Они все зарегистрированы при правительстве, которое следит, чем эти организации занимаются. Руководство страны не видит в турецких миссионерах особой угрозы. Даже наоборот, мне кажется, правительство считает развитие "турецкого" ислама полезным, так как он неполитический.

- Насколько сильно влияние Ирана на развитие ислама в Азербайджане?

- Влияние Ирана в настоящее время самое слабое. Большинство населения против влияния Ирана. Они думают, что миссионеры оттуда связаны с политикой. Все знают, что Иран помог Армении в войне в Нагорном Карабахе. Эта война породила очень сильные националистические настроения в Азербайджане, поэтому люди настроены против Ирана. Хотя, в приграничных с Ираном южных районах Азербайджана и деревне Нардаран вблизи Баку жители по-прежнему поддерживают шиизм и учителей ислама, обучавшихся в Иране.

В правительстве и неправительственных организациях много говорят о том, что Исламская партия Азербайджана была создана Ираном. Но, у этой партии очень мало влияния в стране. Миссионеры из Ирана работали в основном на юге, хотя бывали и в Баку. Некоторые имамы из Азербайджана ездили в Иран для получения религиозного образования. У имамов, учившихся за границей, больше влияния и авторитета среди беженцев, чем у религиозных деятелей, получивших образование в Советском Союзе. Сейчас сами иранские муллы и имамы почти все уехали, остался только ряд их местных последователей и других деятелей, которые учились в Иране на деньги частных спонсоров. В настоящее время работа иностранных миссионеров в Азербайджане запрещена законом, после того, как примерно в 2001 году был образован Госкомитет по делам религий, призванный регистрировать и контролировать всю религиозную деятельность.

- А дагестанское религиозное влияние в Азербайджане есть?

- Да. Это суннитское направление ислама. Особенно сильно оно на севере Азербайджана, в связи с тем, что там проживают представители народов, населяющих также и Дагестан. Очень много лезгинов, например. Мои знакомые рассказывают, что на севере Азербайджана можно легко пересекать границу с Дагестаном, то есть с Российской Федерацией. Это - простой путь доставки религиозной литературы в Азербайджан. Можно также уехать в Дагестан учиться в более радикальных религиозных школах.

Влияние Дагестана является одновременно и религиозным и политическим, потому, что в Дагестане уже несколько лет ислам сильно политизирован: очень высоко влияние Чечни, ваххабизма, который пришел в Чечню из Саудовской Аравии. Из Дагестана носители этой тенденции приезжают в Северный Азербайджан, и даже в Баку. Поскольку граница почти свободна, есть потенциальная возможность, что террористы из Дагестана проникнут в Азербайджан. В этом году в Северном Азербайджане нашли много оружия. Не исключено, что это оружие привезли из Дагестана. В Хачмазском районе закрыли более десяти стрелковых тиров, так как правительство заявило, что они официально не зарегистрированы и связаны с радикальными религиозными группами. Местные журналисты говорят, что арабские исламские активисты приезжали в Северный Азербайджан через Дагестан. Но сейчас они не могут действовать свободно, и вынуждены находится в подполье.

В городе Хачмаз, расположенном в Северном Азербайджане, и его окрестностях проживают около 150 тысяч человек. Там влияние Дагестана очень сильно. То же самое в других северных районах, - например, Губа и соседние деревни и города, такие как Худат, Давачи и Сийазан. Это не значит, что все верующие там считают себя салафитами — в основном, суннитами. Но, очень многие получили образование в Иордании, Саудовской Аравии, либо у тех людей, кто обучался там. Есть те, кто сейчас уезжает из Азербайджана в Дагестан, чтобы учиться у местных религиозных авторитетов, в основном, салафитской традиции. Также, можно сказать, что из-за того, что экономическая и социальная ситуация в северных районах Азербайджана хуже, чем в Баку, ислам жителей этих мест более политизирован, т.к. они очень сердиты на правительство из-за того, что плохо живут.

- Чем они недовольны?

- В северном Азербайджане фактически нет работы, фабрики закрыты, правительство не вкладывает деньги в развитие этого региона и практически ничего не делает для исправления ситуации. Очень многие жители уехали из северных районов Азербайджана в Россию на поиск работы. Некоторые едут в Баку, но там невозможно зарегистрироваться в качестве постоянных жителей (старая советская система все еще жива). В Баку также не очень хорошая социально-экономическая обстановка, но там можно найти работу и получить образование. Власти Азербайджана мало занимаются развитием этого региона — или не хотят, или не понимают обстановки.

- Как азербайджанский ислам можно сопоставить с центрально-азиатским? По каким параметрам есть сходства и различия?

- Внешнее влияние в Азербайджане намного сильнее, чем в Средней Азии. В Средней Азии также действуют исламские миссионеры из-за рубежа, но не так активно. По моим впечатлениям, в Средней Азии местные мусульманские традиции сильнее, чем в Азербайджане. Жители больше сохранили свой ислам во времена СССР. Так обстоит дело в Таджикистане, Узбекистане, Ферганской долине. Поэтому, в этом регионе больше ценят свои исламские традиции, чем принимают внешние. В Азербайджане - наоборот.

В Средней Азии также работают турецкие миссионеры, но намного менее активно, чем в Азербайджане. В Узбекистане их организации совсем закрылись. Небольшое количество миссионеров действуют в Таджикистане, больше всего — в Киргизии. Там открыты школы, лицеи. Но, это больше социальная помощь, чем религиозная пропаганда. В Средней Азии работали и миссионеры из арабских стран: Саудовской Аравии, Кувейта, Сирии, а также несколько представителей Пакистана (в основном в Узбекистане и Киргизии). Но, в Узбекистане уже более десяти лет как все иностранные религиозные организации закрылись.

- Почему азербайджанский ислам, в отличие от центрально-азиатского, неполитический? Почему в Азербайджане нет отделений партии "Хизб-ут-Тахрир аль Ислами"?

- Я спрашивала об этом в Азербайджане: большинство населения никогда не слышали про "Хизб-ут-Тахрир". Мне сообщили, что было несколько ячеек этой организации в стране, но правительство стразу их закрыло и с тех пор она там не работает. Мне кажется, что это в том числе потому, что влияние Саудовской Аравии в Азербайджане больше, чем влияние Сирии и Иордании, где обосновалась "Хизб-ут-Тахрир". Другая причина, по-моему, в том, что правительство Азербайджана вообще поддерживает толерантность в сфере религии. Даже салафиты свободно работают. Если они просто занимаются религией, а не выступают с политическими лозунгами, то, им позволяют действовать в Азербайджане. В этом плане, мне кажется, власти Азербайджана поступают по-умному — не всё сразу закрыли, как, например, в Узбекистане, где из-за гонений на мусульман развиваются радикальные политизированные организации, такие как "Хизб-ут-Тахрир" и Исламское движение Узбекистана.

Можно сказать, что в Таджикистане и в Азербайджане влияние арабских религиозных учреждений слабо. Но в Таджикистане их влияние расширяется. Арабские миссионеры появились там из Узбекистана, из Ферганской долины, где их органиации закрыли. В Киргизии сейчас такие организации работают свободно. В Туркмении я была два-три раза, но там при Туркменбаши невозможно было проводить подобные исследования. Насколько я знаю, религиозные миссионеры в Туркмении действуют очень мало — всё под контролем правительства.

- Какое значение для мусульман Азербайджана имеет тема социальной справедливости?

- Это важный фактор. Люди и в Азербайджане и в Средней Азии ищут в исламе справедливости. Мне кажется, что расширение ислама и рост религиозности вообще, очень тесно связаны с желанием социальной, экономической и политической справедливости. Когда у правительства очень мало легитимности, граждане ищут её в других сферах. В соответствии с традиционными представлениями о справедливости, они хотят, чтобы правительство создавало рабочие места, платило пенсии, обеспечивало здравоохранение и ещё большее равенство (как в советские времена) и организовало реальные выборы. И, конечно, люди особенно негодуют на разгул коррупции в обществе и в политической системе.

- Есть ли потенциал для развития радикального ислама, например, в Азербайджане?

- Такая возможность есть, но это связано с политикой правительства. Если власти усмотрят угрозу радикализма в исламе, и осуществят силой оружия репрессии против религиозного населения, тогда радикальность будет развиваться. До сих пор, в Азербайджане, а также и в Киргизии, очень мало людей арестовывалось за деятельность по религиозным мотивам. В основном, в этих странах присутствует свобода вероисповедания. Исключения есть, конечно: в Азербайджане было несколько случаев преследования мусульманских активистов, связанных с терроризмом. Но, в целом, по сравнению с Северным Кавказом, Узбекистаном, Таджикистаном, свобода религии в Азербайджане есть. Мотивация мусульман в Азербайджане и Киргизии, конечно, не такая как на Северном Кавказе, где война идёт уже более десяти лет.

Больше чем 90% населения Азербайджана хотят исповедовать простой ислам, в какой-то мере ища справедливости. Существует возможность связать эту религиозность с политическими вопросами. Но на данный момент, граждане этого не хотят. Тем не менее, мы обязаны понимать, что тяжелые общественные и экономические условия жизни, необузданная коррупция, отсутствие свободных выборов и ответственного правительства создают предпосылки для роста политического ислама в Азербайджане, а также соседних странах Ближнего Востока и Средней Азии. Если достаточно много азербайджанцев придут к выводу, что поддержка слабой демократической оппозиции и мирная борьба через фальсифицированный избирательный процесс бесполезны, они могут легко попасть под влияние идей различных групп исламистов. После недавних двух избирательных кампаний (2003 и 2005 годов) многие азербайджанцы остались крайне разочарованы.

- Какую роль играет ислам в чеченской диаспоре Азербайджана?

- Я спросила про это в Баку у местных экспертов, и мне сказали, что большинство чеченцев уже вернулось на родину, потому что правительство Азербайджана не хотело, чтобы они проживали в стране. Они жили в общежитиях в Баку, но власти боялись проблем из-за выходцев из Чечни, поэтому беженцев постарались побыстрее возвратить обратно. Из тех, кто остался, есть такие, кто ходит в салафитскую мечеть "Абубакар", т.к. в чеченской диаспоре преобладает салафитское направление.

Очень многие азербайджанцы положительно относятся к чеченцам, они считают, что чеченцы им близки — "они мусульмане, как и мы". Нет уверенности в том, что большинство азербайджанцев рассматривают чеченский конфликт, в основном, с религиозной точки зрения, - как джихад, - но наши фокус-группы выявили, что население Азербайджана, в общем, симпатизирует борьбе Чечни против России и согласно с тем, что чеченцы имеют право стоять за свою веру и родину против России. Исторически, ислам в Чечне немного отличался от ислама в Азербайджане. В Чечне больше были развиты различные суфийские движения. У них больше влияния в тех местах и их идеология исторически антироссийская - из-за войн с Россией. Ислам ваххабитского толка в Чечне развивался после первой войны конца прошлого века, в 1997-1999 годах, с помощью арабов, которые приехали в Чечню, считая, что помогают новому джихаду. Поскольку большинство населения Азербайджана все ещё настроено враждебно к России — из-за событий позднего советского периода, — они склонны поддержать чеченцев в их войне за независимость.

- Какую роль играет ислам в карабахской проблеме? Как относятся к теме возвращения утраченной территории молодые мусульмане? Как они ведут себя в этом отношении? Есть ли в этой проблеме место для использования риторики джихада? Насколько такая риторика может быть подкреплена конкретными действиями?

- В начале карабахского конфликта в 1990-е годы, по моим данным, религия роли не играла совсем. Это этнический и территориальный конфликт. Большинство населения понимает, что это война из-за территории. Когда они говорят про жителей Карабаха, они называют их армянами, и не говорят, что они христиане.

Но, в то же время, мне сказали, что несколько религиозных деятелей (например, один мулла, у которого я брала интервью, был карабахским беженцем) год-два назад заявили: "Нагорный Карабах — это наш джихад". Так что, при определенных усилиях, карабахский вопрос может быть связан с религией. Например, в целях возобновления конфликта и вовлечения в него населения. Ведь, многие азербайджанцы уже устали от постоянного существования карабахской проблемы. Могут существовать и религиозные деятели и ряд сил в правительстве, полагающие, что для того чтобы захватить утраченную территорию, будет полезно использовать такие религиозные термины, как джихад. Но, вообще, это искусственный проект и, в основном, народ к этому не склонен, и политические лидеры к религиозной риторике по отношению к Карабаху не прибегали (хотя, возможно, есть какие-то исключения, и небольшой процент населения страны думает иначе).

В нашем исследовании мы не спрашивали о Карабахской войне, но мы спрашивали об отношении к джихаду и его понимании. При этом мы обнаружили, что 26,1% населения считают, в теории, что джихад может быть оправдан, если кто-то нападет на Азербайджан.

- Может быть, тенденция привнесения риторики джихада имеет перспективу среди молодежи? Вы ведь говорили, что молодежь более религиозна и радикальна.

- Конечно, молодежь более идеологизирована, активнее следит за политической ситуацией, чем взрослое население. У многих молодых людей нет работы, нет образования. Они живут в Баку, ничего не делают, постоянно ищут работу, ездят с этой целью в Россию. У них формируется агрессивный менталитет. Это может стать большой проблемой для Азербайджана, если такие люди начнут использовать исламскую пропаганду во внутриполитической борьбе, или против Армении. Но, сейчас, это не является позицией правительства, муфтията или независимых религиозных лидеров.

30 мая 2007 года

С Кэтлин Коллинз беседовал собственный корреспондент "Кавказского узла" Вячеслав Ферапошкин.

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 января 2017, 20:13

23 января 2017, 19:55

23 января 2017, 19:40

23 января 2017, 19:04

23 января 2017, 18:41

  • Армения запретила ввоз продукции птицеводства из Ирана

    В список товаров, запрещенных к импорту из Ирана в связи с опасностью проникновения вируса птичьего гриппа, включены живая птица, яйца, сырье и корма, сообщила сегодня служба безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении.

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии