27 августа 2007, 15:43

Сергей Маркедонов: "Азербайджан: гонка вооружений сдерживает войну на Южном Кавказе"

За последние несколько лет Азербайджан под началом Ильхама Алиева превратился из проблемного закавказского региона в центр внимания международной общественности. Переговоры по статусу Нагорного Карабаха ведутся на высоком уровне ОБСЕ, в республику зачастили представители США, вопрос о дальнейшем использовании Габалинской РЛС остается открытым, отношения с Ираном стабилизировались, а 13 октября 2006 года стало известно, что Азербайджан не только в состоянии теперь обеспечивать себя топливом, но и готовится начать его экспорт в страны Евросоюза.

Сергей МаркедоновЭксперты отмечают, что на сегодняшний день сложилась наиболее удачная конъюнктура, позволяющая проводить Азербайджану независимую от больших государств политику. На вопросы, связанные с положением закавказской республики на мировой арене, в интервью корреспонденту "Кавказского узла" ответил политолог, заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов.

- Очевидно, что Азербайджан, для защиты интересов иранских азербайджанцев и расширения собственного влияния в регионе, должен быть заинтересован в сотрудничестве с США. Как это может стратегически отразиться на российско-азербайджанских взаимоотношениях?

- Я считаю, что Азербайджан — это та страна на Южном Кавказе, которая не может позволить себе в силу объективных причин одностороннюю политику: либо принять исключительно проамериканскую позицию, либо исключительно пророссийскую. С точки зрения какой-то внутриполитической солидарности, Азербайджану гораздо ближе Россия. Вспомним парламентские выборы в республике в ноябре 2005 года. Кто первый признал их законность? Не Центральная избирательная комиссия Азербайджана, а Владимир Рушайло, бывший российский чиновник, ответственный секретарь СНГ. Совершенно очевидно, что режим "суверенной демократии" или "вертикали власти", конечно, гораздо ближе азербайджанским политикам, - российским политикам в этом смысле Азербайджан тоже близок. Достаточно вспомнить интервью "Новой газете" Модеста Колерова(1), опубликованное в 2006 году, где он назвал Азербайджан "прекрасной страной", а традиционные положительные отзывы об Армении, которую у нас называют стратегическим союзником, не озвучил(2). С другой стороны, проблема иранских азербайджанцев, сложные отношения с Ираном толкают Азербайджан в объятия Соединённых Штатов. Есть еще карабахская проблема, по которой у Азербайджана с Россией непонимание. Взаимоотношения с Арменией — тоже сложный вопрос в российско-азербайджанских отношениях. На этих основаниях у Азербайджана есть определенная заинтересованность в сотрудничестве с американцами.

Но существуют факторы, сдерживающие от слишком глубокого продвижения в сторону США. Американцы достаточно требовательны (не всегда, конечно). В отличие от Европы, они на многое закрывают глаза, - в частности, на нарушения во время тех же парламентских выборов в 2005 году. Но, тем не менее, США периодически вспоминают про демократию и права человека в Азербайджане. Это не очень удобно для Азербайджана. Перспектива американской военной кампании против Ирана также пугает Азербайджан. Высокопоставленные азербайджанские чиновники, начиная с Ильхама Алиева, много раз заявляли о том, что военный вариант решения иранской проблемы не устраивает Азербайджан. Действительно, война США с Ираном - это и экологическая катастрофа (под бомбежку попадут большие нефтехранилища и Каспий может стать зоной экологического бедствия), это беженцы, которые наводнят Азербайджан (в республике до сих пор не решена до конца проблема беженцев из Карабаха и Армении).

Поэтому Азербайджан не может быть ни пророссийским - из-за карабахской проблемы - и не может быть слишком проамериканским - из-за ситуации с правами человека, невысокого уровня демократии и возможного военного конфликта США с Ираном.

Азербайджан проводит политику "качелей" (которая в последние пару лет превратилась в политику "карусели"). За последние три года улучшились отношения Азербайджанской республики с Ираном. Достаточно сказать, что если Иран до 2004 года занимал проармянскую позицию, то последующие визиты Ильхама Алиева в Иран и Ахмадинежада(3) в Баку эту ситуацию изменили: появились заявления иранских чиновников об уважении к территориальной целостности Азербайджана и всякого рода разговоры о необходимости налаживания трансграничных отношений.

У Азербайджана неплохие отношения и с Израилем - это тоже ни для кого не секрет, хотя Израиль является врагом Ирана. То есть Азербайджан проводит достаточно осторожную, диверсифицированную политику.

- Как потенциальное военно-политическое сотрудничество между Азербайджаном и США может отразится на ситуации вокруг Нагорного Карабаха? Не приведёт ли это к возобновлению военных действий азербайджанской стороной?

- На сегодняшний момент я не вижу предпосылок для возобновления военных действий по нескольким причинам. Первая состоит в том, что на Южном Кавказе происходит региональная гонка вооружений. Пока — только обычных вооружений. Мы видим, что Азербайджан заявляет о наращивании военного бюджета, но и Армения 21 сентября 2006 год провела масштабный военный парад в честь 15-летия Дня независимости, который явился своего рода идейно-политической демонстрацией. И это возымело определенное действие.

Почитайте азербайджанских политологов, которые комментируют этот парад: там много критики по отношению к собственной власти, которая, мол, бахвалится, но не занимается реконструкцией армии. Региональная гонка вооружений отчасти сдерживает открытые военные действия. Когда вы знаете, что у вашего оппонента кольт, то свой кольт вы применять не захотите. Второй кольт уравнивает шансы. Взаимная гонка вооружений имеет аналогичный эффект. По крайней мере, у Азербайджана очевидного преимущества нет, хотя иной раз официальные лица о нём говорят, но это тоже высказывания скорее политико-идеологического характера.

Следующий момент: Азербайджан в течение многих лет активно работал в средствах массовой информации для создания образа страны, пострадавшей от армянской агрессии. Согласитесь, что введение им военных сил в зону карабахского конфликта этот имидж разрушит в одночасье. Это не в интересах Азербайджана, потому что в той же самой Америке миллионная армянская диаспора и влиятельное армянское лобби. Кстати, во время своего визита в Вашингтон в 2006 году Ильхам Алиев аппелировал к поправке № 907(4), которую, мол, хорошо было бы полностью отменить. Хотя с 1992 года утекло много воды, эта поправка существенно ревизована, а военно-политическое сотрудничество Азербайджана и Штатов существует, тем не менее, она еще остается неким фактором сдерживания.

В случае же военных действий, очевидно, что армянское лобби эффективно поработает в Европе и в США, и у Азербайджана будет не очень хороший имидж. Кроме того, кто вам сказал, что война будет блицкригом? Я, например, на сегодняшний момент не вижу предпосылок для её быстрого завершения. Значит, война будет позиционной, будут жертвы, которые неизбежно скажутся на рейтинге действующей власти. Одно дело - бахвалиться, а другое дело - реально воевать. Здесь есть много факторов, судя по которым Ильхам Алиев, как очень трезвый прагматичный квалифицированный политик, не рискнет начинать военные действия, хотя милитаристская риторика, возможно, будет нарастать. Но я думаю, что руководство Азербайджана в военных действиях не заинтересовано. Да, у кого-то могут сдать нервы, и какие-то факторы внезапности мы должны держать в уме, но вряд ли это произойдёт в реальности.

К тому же, фактор армянского лобби и американо-армянского сотрудничества тоже существует. Напомню, что, до последнего времени, второй страной после Израиля по объёмам американской материальной помощи была Армения. Конгресс США помогает и Нагорному Карабаху. Сумма там небольшая, но, тем не менее, это тоже фактор, который нельзя сбрасывать со счетов(5). Поэтому говорить о том, что США в этом вопросе твердо на стороне Азербайджана нельзя.

- В случае нарастания милитаристской риторики со стороны Азербайджана, возможна ли вероятность, что Иран окажет экономическую и военно-консулитативную помощь Армении и НКР?

- Я не думаю, что Иран будет напрямую в это вмешиваться. Честно говоря, при всей нашей демонизации этой страны, вряд ли Иран будет занимать однозначную позицию по отношении к Армении. В период карабахского конфликта тоже не все было однозначно. Можно вспомнить сбитый иранский самолет, который вызвал серьезное осложнение отношений между Ираном и Арменией. В 1991-92 гг. президентом Азербайджана был антиирански настроенный Абульфаз Эльчибей, поэтому Иран занимал проармянскую позицию. Сейчас ситуация изменилась. Не надо судить о современной ситуации по реалиям 1992 года. Сейчас всё более сложно.

- Насколько реалистична ситуация, при которой Азербайджан откажет России в продлении срока аренды Габалинской РЛС и заключит прямое соглашение с США о её совместном использовании (или, вообще, полностью сдаст внаём американцам)?

- Я не стал бы исключать этот вариант. Многое будет зависеть от позиции России. Думаю, что опять же предметом торга будет карабахская проблема. Но еще раз повторю: мне кажется, что Азербайджан все-таки будет заинтересован в двувекторных отношениях. Угроза превращения Азербайджана в авиабазу США в войне с Ираном мало кого греет в Баку. Именно это, я думаю, остановит от однозначного решения.

Азербайджан — страна, которой сложно что-то диктовать, как для США, так и для России. Чем мы можем, допустим, "прижать" Азербайджан? Вот, попыталась же Россия это сделать в начале 2005 года по вопросу поставок газа. Но это тоже самое, что блокировать Тулу в сфере самоваров и пряников(6).

У Азербайджана есть определенные ресурсы, которые позволяют, в общем-то, на фоне Кавказа чувствовать себя уверено. Да и жители республики не привыкли к райским кущам, - поэтому здесь особенных рычагов для давления на Азербайджан я не вижу.

Допустим, Азербайджан откажется продлить срок аренды Габалинской РЛС. Что может сделать Россия? Признать Карабах? Вряд ли. Поэтому лучше все заморозить как есть и ничего не менять. Американцы могут признать Азербайджан страной-изгоем? Замечательно, но когда большой Ближний Восток трещит по швам, зачем еще один враг? У Азербайджана сейчас хорошая конъюнктура и удачная линия политики. Но она хороша в условиях status quo(7). Когда этот статус начнет рушиться, тогда придется делать выбор. Но сейчас политика "качелей" абсолютно оправдана.

- Поскольку, противовесом фактору национальной идентичности может стать идентичность религиозная, то, не пойдёт ли Иран, в целях расширения своего влияния в Кавказском регионе, на тайное создание ячеек "Хезбаллы" на территории Азербайджана или северокавказских республик РФ? Чем это могло бы грозить в перспективе?

- Вопрос интересный. Я думаю, что религиозный фактор в Азербайджане важен сам по себе, без всякого Ирана. Процесс исламизации Азербайджана идёт, и есть несколько причин, которые этому способствуют. Первая причина — это отсутствие серьезной светской оппозиции. Светская оппозиция стараниями действующей власти практически разгромлена. Более того, среди лидеров светской оппозиции нет персонажей, таких как Саакашвили или Тимошенко. Все персонажи связаны либо с абсолютно провалившимся Эльчибеем, либо с людьми, находящимися в изгнании, - такими как Муталибов, Гулиев, - почти неизвестными в азербайджанском обществе. Плюс - в Азербайджане "суверенная демократия", поэтому особенно светскую оппозицию там и не пестуют. То есть налицо отсутствие светской оппозиции, но в то же время присутствие многочисленных социальных проблем.

Азербайджан - страна модернизирующаяся, что порождает расслоение общества. Баку — это город контрастов. Я был там в апреле 2007 года и могу свидетельствовать, что в столице много невероятных небоскребов, хорошие дороги, аэропорт, и все это соседствует с достаточно бедными кварталами. На улицах можно встретить людей вполне исламистской внешности. И это в Баку, - а если поехать по всей республике, я думаю, что таких контрастов будет ещё больше. К тому же, нельзя сказать, что в стране нет коррупции. Все это порождает, естественно, внутренний исламский протест. Плюс - есть разочарование в сотрудничестве Азербайджана со светскими режимами. Мол, мы посотрудничали со Штатами, и что? Поправка № 907 была ревизована, но не отменена, Карабах не сдают...

Давайте попробуем встать на исламскую точку зрения. Не зря даже вполне себе лояльный к власти глава азербайджанских мусульман шейх-уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде и то заявил недавно о том, что вполне возможно объявить Армении джихад. До того ведь карабахский конфликт всегда рассматривался в рамках националистического спора: мол, армяне захватили наши азербайджанские земли. Это не неверные, которые борются с правоверными мусульманами. Так еще конфликт не рассматривался. Для Востока кризис национализма сопровождается исламским всплеском. Так было в том же Иране, Алжире, Палестине, где на место "Фатх" пришел "Хамас" и "Исламский джихад", и в Ливане, где на месте националистов приходит "Хезболла".

Ислам — это серьёзный фактор. Процессы исламизации Азербайджана не следует связывать только с Ираном. К Дагестану это тоже имеет прямое отношение, потому что он граничит с Азербайджаном и оттуда приходит салафитское движение (у нас его называют "ваххабизмом"). Но это тоже сообщающиеся сосуды. Ваххабизм никак не связан с иранским исламом и, наоборот, не против него. То есть исламизация Азербайджана еще и многопланова. Есть религиозная интервенция через Иран, но есть и через Дагестан, - т.е. российско-дагестанский фактор тоже присутствует. Разное восприятие ислама существует и в самом Азербайджане - большинство населения шииты, но есть и сунниты.

- Шейх-уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде, конечно, не аятолла Хомейни, но в Азербайджане около 70% населения, также, как и в соседнем Иране, исповедуют шиитское направление ислама. Как Вы считаете, возможна ли в Азербайджане исламская революция по типу иранской?

- Я не вижу пока предпосылок для этого. Шейх-уль-ислам в свое время говорил, что "у нас есть бог и пророк — Гейдар Алиев". Это совершенно богоборческая фраза с точки зрения мусульманина. То есть Аллахшукюр Пашазаде - не радикал. Он абсолютно "встроенный" во власть человек.

Происламские настроения среди народа бродят, но я пока не вижу сильного иранского влияния. Конечно, попытки Ирана использовать ситуацию были, но это ещё не какая-то последовательная система мер. Все-таки, есть фактор национализма, который пока полностью не утратил привлекательности. Азербайджанцы, которые проживают на территории Ирана, воспринимаются как какое-то притесняемое меньшинство, - в массовом сознании есть некие претензии к Ирану и это сдерживает процессы исламизации. Хотя я уже назвал те причины, по которым возможна исламизация даже без участия Ирана. Притом разноплановая исламизация: и с юга — с шиитской стороны, и с севера — ваххабитская.

- Способен ли религиозный фактор пересилить национальное самосознание азербайджанцев (т.н. "тюркизм") и приобрести в республике значительно более важное значение, нежели теперь?

- В обозримом будущем, я думаю, будет происходить борьба этих двух тенденций, но пока я не вижу причин, чтобы исламский фактор победил в ближайшей перспективе. В отдалённой — возможно. Я думаю, что здесь, как и в Турции, будет конкуренция идентичностей. На сегодняшний момент Азербайджан, как и другие государства Южного Кавказа, является типичным конгломератным сообществом. Борьба "светскости" и религиозности еще не закончилась, сейчас переходный период, но не будем забывать, что этот переход сам по себе может быть очень длительным.

- Возвращаясь к военной тематике, если США всё же решатся на силовую акцию против Ирана, то не станет ли Азербайджан вторым после Ирака плацдармом, с которого будет происходить вторжение американских войск?

- Думаю, что теоретически Азербайджан может им стать, - но в Баку не горят желанием в этом участвовать. Куда будет направлять ответные удары Иран? До Америки он, очевидно, не достанет, а вот Азербайджан под боком. Если что, ударить по Азербайджану Иран вполне сможет.

- Возможна ли в этой ситуации попытка Азербайджана присоединить населённые этническими азербайжданцами территории Ирана?

- Я думаю, что нет. Вспоминается публикация одного автора, который привел знаменитую легенду о Рустаме, который повитуху затянул в лоно матери(8). Так вот иранские азербайджанцы — это такой Рустам: их численность в два-три раза больше жителей самого Азербайджана. Они развивались в других условиях, это люди большей религиозной мотивации, чем прошедшие советскую школу азербайджанцы. Это народ, имеющиё другую гражданскую идентичность, - азербайджанцы, но другие. Говорить о том, что их "боевое слаживание" произойдет довольно быстро, я бы не стал.

- В случае возникновения военного кризиса вокруг Ирана не затронет ли это российский Северный Кавказ - в плане активизации действий НВФ и обострения религиозных и политических противоречий?

- Это маловероятно. Ведь Иран никогда открыто не поддерживал исламистов на Северном Кавказе. Я общался на эту тему с сотрудниками иранского посольства, с иранскими учеными. Все-таки ваххабитское движение не считается "своим" в Иране. Другой вопрос, что таковым его считают разные террористические группировки, которые поддерживают Иран по всему свету, та же "Хезболла", которая отходит от узко шиитского догматизма, пытаясь претендовать на роль общеисламских структур, защищающих правоверных в целом. Я не вижу прямой связи Ирана и кавказских незаконных вооруженных формирований. Всё-таки слишком по-разному они понимают ислам.

14 августа 2007 года

С Сергеем Маркедоновым беседовала собственный корреспондент "Кавказского узла" Александра Кондрашева.

Примечания

(1) Начальник Управления Президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами (здесь и далее - прим. ред. "Кавказского узла").

(2) Интервью с г-ом Колеровым "России не нужна любовь соседей" появилось в "Новой газете" 7 августа 2006 года.

(3) Последний визит президента Ирана Махмуда Ахмадинежада в Азербайджан состоялся 22 августа 2007 года.

(4) Поправка к законодательному акту "О поддеpжке свободы", запpещающая США оказывать пpавительственную помощь Азеpбайджану.

(5) В 2006 году совместная комиссия Палаты представителей и Сенат Конгресса США предоставили в качестве американской помощи Армении $75 миллионов и $3 миллиона Нагорному Карабаху.

(6) Поставки газа в 40 районов Азербайджана были прекращены 1 января 2005 года и восстановлены 11 января — после заполнения магистрального газопровода. Российская сторона мотивировала прекращение поставок газа отказом Туркменистана продавать его "Газпрому" для дальнейшей перепродажи по прежней цене. 1 января Туркменистан приостановил подачу газа в северном направлении. Однако в Азербайджане считают, что юридически это не имеет никакого отношения к российско-азербайджанскому договору о поставках, заключенному между Государственной нефтяной компанией Азербайджана (ГHКАР) и ООО "Газэкспорт".

(7) Лат. букв. "состояние, в котором", - в международном праве: положение в какой-то области международных связей или во взаимоотношениях государств, существующее в данный момент.

(8) Легенда о Рустаме.

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

25 июля 2017, 23:54

  • ЕСПЧ принял жалобу на арест Каро Егнукяна

    Европейский суд по правам человека согласился рассмотреть в приоритетном порядке жалобу на арест армянского активиста Каро Егнукяна, обвиняемого в содействии отряду «Сасна Црер».

25 июля 2017, 23:39

25 июля 2017, 23:35

  • Журналистка Ани Ованнисян приговорена к полутора годам тюрьмы

    Суд в Ереване признал директора пресс-клуба Analitik Ани Ованнисян виновной в вымогательстве денег у депутата Тиграна Уриханяна, но оправдал журналистку по эпизоду о вымогательстве у ЗАО «Банк ВТБ-Армения». Ованнисян приговорена к полутора годам лишения свободы.

25 июля 2017, 23:29

25 июля 2017, 23:04

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей