30 июля 2007, 14:21

Артём Лисс, журналист Би-Би-Си (Россия): "Габалинская РЛС не может наводить самолёты-перехватчики"

Предложение о совместном использовании РЛС для контроля за иранским воздушным пространством, которое сделал президент России Владимир Путин президенту США Джорджу Бушу на саммите "Большой восьмёрки" (G-8) в г.Хайлигендамме (Германия) 7 июня 2007 года, кажется, не стало лишь искуссным ходом на шахматной доске международных отношений. 26 июля 2007 г. завершилась консультация представителей МИД России и Азербайджана, где журналистам сообщили, что переговоры по использованию станции "на международном уровне" продолжаются.

31 августа 2007 г. исполняется тридцать лет со дня начала строительства Габалинской РЛС. Встав на боевое дежурство в 1985 году, станция осуществляет непрерывную разведку воздушного и космического пространства на южном направлении с целью раннего обнаружения баллистических ракет и иных воздушных и космических объектов, определяет параметры и траекторию их движения и передает информацию в центр. В зоне охвата РЛС территории Ирана, Турции, Китая, Пакистана, Индии, Ирака, Австралии, большая часть стран Африки и острова Индийского и Атлантического океанов на расстоянии до шести тысяч км. С октября 2002 года на основании Соглашения о сотрудничестве и взаимной безопасности Россия арендует Габалинскую РЛС у Азербайджана на срок до 2012 года.

Корреспондент русской службы Би-Би-Си Артём Лисс в составе группы иностранных журналистов в конце июня 2007 г. побывал в специально организованной Министерством обороны РФ экскурсии на Габалинскую радиолокационную станцию. Вернувшись из поездки, он дал интервью корреспонденту "Кавказского узла".

- Когда состоялась поездка в Азербайджан и при каких условиях?

- Мы ездили в составе организованной группы, которая сопровождала на Габалинскую РЛС иностранных журналистов с 30 июня по 1 июля этого года. Непосредственно в самой Габале и на станции мы были 30 июня. Надо сказать, что это в первый раз иностранные журналисты попали на объект, где, в общем-то, русские журналисты вообще не бывали, не говоря уже об иностранцах.

Как любая поездка, организованная Министерством обороны, все было достаточно строго регламентировано: здесь снимаем - здесь не снимаем. Перед началом съемок нас предупредили, что по окончании рабочего дня у всех операторов и фотографов проверят пленки и то, что может представлять некую угрозу национальной безопасности, могут заставить стереть. У некоторых проверили, а у некоторых нет. Но, тем не менее, за нами постоянно ходили и следили за тем, что мы снимаем. Если замечали, что делаем что-то относительно не то, мягко настаивали на том, чтобы мы этого не делали.

В группе было порядка тридцати человек: представители немецкого телевидения АРД, Рейтер, Би-Би-Си (Россия), китайского телевидения "Феникс", польских и чешских СМИ.

- Какая была программа?

- У нас было три объекта. Сперва нас отвезли на крышу здания, где расположен приемный центр. Фактически, это гигантская антенна. Потом мы попали в управляющий контрольный центр, где нам показали трех офицеров, сидящих за выключенными мониторами. На стене висела карта, которая была закрыта занавесом. Оттуда мы прошли в огромный зал, который внешне напоминал рабочий зал гидроэлектростанции. Как мы поняли, в нем хранятся запасные части для передающего узла. Это такая довольно сложная машина, рассчитанная на то, чтобы в случае необходимости заменить передающие антенны, не используя труд людей, так как из-за сильного излучения, это может быть опасным для их здоровья.

- Долго ли добираться до станции? На каком расстоянии расположен ближайший населённый пункт?

- Добираться туда, в общем-то, достаточно просто. Ты прилетаешь в Баку, и оттуда надо ехать на автобусе четыре часа. (Если на такси, то часа два.) Район Северного Азербайджана, где находится Габалинская РЛС, достаточно отдаленный. От населённого пункта Габала это еще километров десять. Между тем, на пути в Габалу мы проезжали некие поселки, названия которых на указателях были по-азербайджански. Уже на подступах к самой станции въезжаешь в небольшой городок для военнослужащих, где живут сотрудники станции, а уже потом собственно едешь на саму РЛС. Необходимо заметить, что на станции работает около тысячи человек.

Мы приехали 29 июня 2007 года поздно вечером, остановились в самом городе Габала, там переночевали, утром приехали на станцию, где провели эти часы, а потом бесконечно долго ехали назад.

Габала — это городок вполне приличных размеров, однако более походящий все же на село, чистенький, без особых примечательных черт. Интересно, что один из местных жителей мне гордо сказал, что именно от слова "Габала" происходит словосочетание "попасть в кабалу", так как там в давние времена был невольничий рынок.

- Каково отношение к станции местных жителей?

- Я успел поговорить с несколькими жителями. Мнения, в целом, настороженные. Один житель Габалы, владелец небольшого магазина, говорит, что, мол, "не нужны нам здесь американцы, мы суверенная страна, я совсем не понимаю, почему нас используют в качестве пешки в игре". Еще один местный житель, который отказался представиться, сказал, что если вдруг будет ракетный удар, то жители Габалы будут первыми на линии огня. И это их тревожит.

В принципе, отношение отрицательное. Хотя есть люди, которые рады близости радиолакационной станции. Я знаю, что коллеги из немецкого телевидения АРД говорили с жителями Габалы, взгляды которых на этот вопрос соответствовали официальной позиции. По их мнению, если хоть что-то поможет снять напряженность вокруг ПРО — то это уже хорошо.

- Что думают габалинцы об экологической опасности в связи с близостью мощной радиолокационной станции?

- В Азербайджане есть целая группа экологов, которая пытается развивать эту тему. Говорят, что сильное электромагнитное излучение сказывается и на рождаемости, и на детском здоровье. У нас было очень мало времени и мы не успели разобраться в этой теме, но озабоченность довольно большая. 

- Может ли Габалинская РЛС быть использована азербайджанской стороной в случае возобновления военных действий в Нагорном Карабахе?

- Это довольно странная идея, так как станция была создана для того, чтобы регистрировать пуски стратегических и оперативно-тактических ракет. Я сомневаюсь, что в случае военных действий с Азербайджаном, Армении надо сильно опасаться РЛС.

- Расскажите о внешнем и внутреннем виде станции?

- Это, собственно, два здания. Одно - приемный центр, другое - принимающий. Но они очень похожи. Представьте себе огромные офисные коробки, одна из стен которых наклонная - это такая гигантская антенна. В чистом поле стоят два таких здания. Плюс есть еще энергетический комплекс, который обеспечивает центры электричеством, водой и т.д. Всё обнесено колючей проволокой, которая находится под напряжением. Какая-либо защита с воздуха не видна. Атомного реактора мы также не заметили, но говорят, что первоначальный проект это предполагал. Ну и, конечно, посты. То есть, туда просто так не подберешься.

Нас поразила довольно большая территория РЛС. По-моему, нам называли цифру порядка 250 гектаров. Вплоть до того, что есть вертолетная площадка, которая, как нам сказали, используется крайне редко. Но это действительно большой комплекс, построенный в лучших советских традициях, поскольку начали строить РЛС 30 лет назад.

Здание приемного центра, где мы поднимались на крышу, - это ни много не мало 18 этажей. Видно далеко и красиво. Я не видел штатских, хотя может быть, они и работают там. Но в основном конечно военные, причем граждане России. Азербайджанцев среди них нет.

- Многие считают, что Габалинская РЛС исчерпала свои функциональные возможности, - то есть просто-напросто устарела. С этим можно согласиться?

- Что касается функционального значения, то генерал-майор космических войск РФ Александр Якушин, который нас там сопровождал, не уставал повторять, что станция выполняет те задачи, которые перед ней ставит российское руководство. Конечно, чисто внешне, аппаратура действительно старая. Поразили огромные телефонные диски в приемном центре. Такое ощущение, что ты попал в старый фильм о Джеймсе Бонде. Но с другой стороны, необходимо учитывать, что там работают военные, а военные, как правило, люди консервативные, а во-вторых, наверняка, что это аппаратура сделана с огромной степенью защиты, наверное, еще и поэтому такая немолодая. Но военные говорят, что свои задачи станция выполняет, а в случае необходимости ее можно модернизировать.

- Оправданно ли мнение, что РЛС слишком близко к Ирану и потому может обнаружить цель только на первоначальном этапе полёта?

- Опять таки, смотря для чего. Если мы говорим о целях, которые ставят перед собой американцы, то да, станция, действительно, находится близко к Ирану. И мало того: тот самый генерал Якушин совершенно откровенно сказал о том, что радар покрывает всю территорию Ирана. С другой стороны, согласно интересам российских военных, задача очень простая: засечь ракетный пуск, определить траекторию, по которой летит ракета и передать данные в Москву. Дальше решения все принимаются в Москве. Если с этой ракетой что-то и делать, то никак не оттуда. С обнаружением станция справляется, потому что не далее как в январе 2007 года она проследила запуск иранской ракеты, а во время ирано-иракской войны 1980-1988 гг. было зарегистрировано около ста пятидесяти пусков ракет "Скат", чем сотрудники РЛС очень гордятся. И тут принципиально важно то, что "Скат" - это оперативно-тактическая ракета, соответственно их и обнаруживать сложнее и т.д. Но американцам нужно другое: им надо наводить перехватчики, надо рассчитывать более точно параметры полета этих ракет, - вот этого Габалинская станция делать не может.

- Какова зона охвата РЛС?

- Около шести тысяч километров. То есть, если посмотреть на карту, то получается, что почти весь Ближний Восток и далее до Индийского океана. В этой зоне РЛС работает уверенно.

- Удалось ли за время Вашего пребывания в Азербайджане пообещаться с военными, служащими на РЛС?

- Толком пообщаться с теми, кто там работает и живёт не получилось, так как мы перемещались по станции вместе с сотрудниками Минобороны и несколькими офицерами режимного отдела, которые следили за тем, чтобы мы не пошли, куда не надо. Да и на самой станции мы были всего три с половиной часа, остальное время заняла дорога.

13 июля 2007 года

С Артёмом Лиссом беседовала собственный корреспондент "Кавказского узла" Александра Кондрашева.

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 июля 2017, 03:32

24 июля 2017, 02:33

24 июля 2017, 01:34

24 июля 2017, 00:35

23 июля 2017, 23:36

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей