14 июня 2007, 14:51

Ганнушкина: ингушские беженцы в Северной Осетии - вне закона

Власти должны были обеспечить ингушским беженцам из Северной Осетии возможность возвращения в свои родные сёла. Так прокомментировала корреспонденту "Кавказского узла" председатель Комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина ликвидацию посёлка Майский Пригородного района Северной Осетии, где проживали ингуши, изгнанные из своих сёл во время осетино-ингушского вооружённого конфликта 1992 года.

"Давно уже пора создать нормальные человеческие условия жизни для этих людей. А их опять переселяют в какое-то жильё, непонятно - то ли временное, то ли постоянное. Правильнее было бы обеспечить им возможность вернуться в свои дома. Если не в "водоохранную зону", то, во всяком случае, открыть им три села: Ир, Южное и Октябрьское", - считает С. Ганнушкина, руководящая всероссийской программой "Миграция и право" Правозащитного центра "Мемориал" и являющаяся членом Совета по правам человека при Президенте РФ.

Напомним, что согласно постановлению Правительства РСО-Алания населенные пункты Терк, Чернореченское, Балта и Редант-II, в которых преимущественно проживали этнические ингуши, вошли в "зону санитарной охраны источников питьевого водоснабжения" и, якобы, во избежание загрязнения воды, было принято решение об отселении проживавших там людей. По мнению беженцев, данное решение является необоснованным и преследует цель не допустить возвращения ингушей в свои дома.

Светлана Ганнушкина считает, что вполне реально создать ингушским переселенцам безопасные условия проживания в их родных селах в Северной Осетии. В ряде населённых пунктов это уже сделано. "Простым людям давно вся эта ситуация осточертела и там, где их власти не провоцируют на конфликт, ингуши и осетины живут между собой мирно", - утверждает собеседница.

"Майский — это самоорганизованный посёлок на территории Северной Осетии. Там жили жертвы конфликта. Они остались в поле развития этого конфликта, в поле борьбы.

Власти Ингушетии, фактически, поселили их произвольно на территорию, которая официально относится к РСО-А. Выдали им удостоверения вынужденных переселенцев миграционной службы Ингушетии. Осетия отказывалась ими заниматься", - рассказывает г-жа  Ганнушкина.

"С конца 1992 года по сей день, беженцы прожили в этом жутком лагере, который не был обеспечен ничем. Там рождались и болели дети. Только полтора года назад мы туда поставили медицинский пункт.

Там постоянно отключали электричество и газ, потому, что теоретически, платить должны были за них осетинские власти, а платили ингушские, но Ингушетия  - дотационная республика и средств не хватало. Всё, что там происходило, не соответствовало закону", - поясняет глава "Гражданского содействия".

Но, Ганнушкина ругает не только власть. Порция критики досталась и беженцам, "до последнего" не покидавшим свои вагончики в городке Майский. По её мнению, они стали жертвами своей принципиальной позиции: "уедем только домой".

"Жители Майского оказались на поле боя. Осетинские власти упёрлись, отказываясь пускать их в свои дома в населённых пунктах Южный, Октябрьское, Ир, в "водоохранную зону".

В результате, вернуться домой на сегодняшний день они не могут и им предложили переселиться посёлок Новый", - поясняет известная правозащитница.

"Я не говорю, что переселение в Новый справедливо. Но, если выбор стоит между прошлым — "это наши дома, там жили наши отцы", и будущим — "это наши дети, которые живут в жутких условиях" — я бы выбрала будущее.

Один из этих людей сказал на моё замечание, что они поступают жестоко по отношению к своим детям: "Я буду поступать жестоко, чтобы они выросли жестокими и отомстили!". Вот к чему приводит вся эта идиотская политика", - возмущается Светлана Ганнушкина.

"Недавно мне беженцы из Пригородного района, совершенно серьезно говорили, что за пять лет ни один ингуш, поехавший на территорию Северной Осетии, населенную осетинами — не вернулся. Я видела, разговаривала с людьми, вернувшимися с таких территорий, знаю цифры.

Но, они говорят: "Вы не в курсе дела. Ни один ингуш не может зайти на территорию Владикавказа. Он будет расстрелян", - продолжает одна из руководителей Международного правозащитного общества "Мемориал".

"С нашим ингушом-водителем я только что ездила по Осетии. Не могу сказать, что это очень приятно, но в нас никто не стрелял. Совершенно ясно, что беженцы пользуются непроверенной информацией: они же не сами её выдумывают. Она им кем-то преподносится.

То же самое происходит в Осетии, когда власти постоянно, целенаправленно напоминают людям, что было меду ними и соседями. К сожалению, даже Беслан был использован в спекуляционных целях. Хотя, мы были на кладбище в Беслане, и там достаточно большой процент ингушских могил", - говорит Ганнушкина.

Г-жа Ганнушкина считает, что Майский был давно обречён. По её словам, жизненные условия в посёлке Новый намного лучше.

"Есть семьи в Новом, которые уже коров купили, огород посадили. Они живут во "времянках", но приличных вполне. Им дали землю в аренду. Предполагается, что когда выстроят капитальные строения, то тогда они земля перейдет к ним в собственность", - полагает Светлана Ганнушкина.

Как уже сообщал "Кавказский узел", городок беженцев на окраине поселка Майский, в котором проживали вынужденные переселенцы из Пригородного района Северной Осетии, прекратил свое существование.

Накануне из него в принудительном порядке вывезены последние пять семей,  которые отказывались покидать городок, настаивая на возвращении в места прежнего постоянного проживания на территории Северной Осетии.

Жилые вагончики, в которых они проживали, перевезены в поселок Новый, где уже размещены более 250 семей вынужденных переселенцев из различных населенных пунктов Пригородного района.

В силовой акции по их выселению участвовали около 150 сотрудников правоохранительных органов Северной Осетии, судебные приставы, представители администрации района, УФМС по РСО-Алания, МЧС и других служб.

Расформирование лагеря беженцев произведено по решению суда Пригородного района РСО-Алания, предписывающего освобождение "незаконно занятых беженцами пахотных земель".
 
По словам вынужденных переселенцев, ликвидация городка Майский сопровождалась грубым нарушением прав его обитателей. "Мы пытались воспрепятствовать этому, но наши усилия ни к чему не привели.

Милиционеры были настроены решительно. Людей вышвыривали на улицу, а вагончики погружали в КАМазы и вывозили в п. Новый", - рассказывают вынужденные переселенцы.

Автор: Вячеслав Ферапошкин, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 мая 2017, 01:05

25 мая 2017, 00:06

24 мая 2017, 23:54

24 мая 2017, 23:53

24 мая 2017, 23:36

  • Засекреченный свидетель дал показания против Панова и Смышляева

    Артур Панов признавался Максиму Смышляеву, что хочет совершить теракт в Ростове-на-Дону, а Смышляев говорил ему, что нужно "взрывать мосты", заявил суду засекреченный свидетель. Панов потребовал проверить показания свидетеля на полиграфе, однако суд ему в этом отказал.

Архив новостей