11 июня 2007, 20:26

68% беженцев-ингушей выступают за возвращение в Северную Осетию. 43% осетин - против

Информационно-аналитическое агентство Caucasus Times 10 июня провело опрос общественного мнения среди ингушских беженцев в Северной Осетии, а также среди осетинского населения республики с целью выяснить их отношение к процессу возвращения вынужденных переселенцев в Пригородный район.

Экспресс-опрос был проведен в поселках Чермен и Дачная Пригородного района Северной Осетии, а также в поселке Карца Владикавказского округа. Всего было опрошено 400 человек (200 ингушей и 200 осетин).

Опрос показал, что значительный конфликтный потенциал в осетино-ингушских отношениях сохраняется. Осетины и ингуши продолжают по-разному оценивать осетино-ингушский конфликт и придерживаются противоположных взглядов на возможные способы его решения.

Отвечая на вопрос о главных источниках своего существования, 38% опрошенных ингушских беженцев назвали работу, 42% - материальную помощь родственников и знакомых и 20% - гуманитарную помощь. Однако экономическая зависимость большинства опрошенных от материальной помощи со стороны родственников или от гуманитарной помощи не оказала серьезного влияния на их уверенность в правильности своего решения о переезде в Северную Осетию.

Так, 54% опрошенных ингушских беженцев заявило о том, что они "не сожалеют" о возвращении в Северную Осетию, в то время как лишь 17% выразило сожаление по этому поводу. Вместе с тем, довольно большое число респондентов - 29% - затруднились с ответом на данный вопрос.

Свидетельством неудовлетворенности ингушских беженцев своим положением в Северной Осетии стали ответы на вопрос "уехали бы Вы в другой регион России или в другую страну СНГ, если бы у Вас была такая возможность?". 21% респондентов заявил о своей готовности воспользоваться подобной возможностью; 34% отметили, что они "скорее воспользовались бы" такой возможностью. Лишь 12% не воспользовались бы данной возможностью и 19% - "скорее не воспользовались бы". Таким образом, 55% в той или иной мере склонны сменить место жительства, покинув Северную Осетию, в то время как 31% скептически относятся к данной перспективе. 14% затруднились дать четкий ответ на данный вопрос.

Реакция на вопрос о различных способах решения осетино-ингушского конфликта выявила значительную степень единодушия среди ингушских беженцев. Высокую степень единодушия при ответе на данный вопрос продемонстрировали и опрошенные осетины, но с прямо противоположным знаком. Так, 68% ингушских беженцев усматривают лучший способ решения осетино-ингушского конфликта в возвращении всех ингушских беженцев в Северную Осетию. 15% видят решение конфликта в территориальной реабилитации ингушей и передаче Пригородного района Ингушетии. 13% затруднились с ответом на данный вопрос.

Отвечая на аналогичный вопрос, осетинское население высказало диаметрально противоположную точку зрения. Так, 43% опрошенных осетин считают, что лучшим способом решения конфликта стало бы прекращение дальнейшего возвращения всех ингушских беженцев. 44% опрошенных осетин высказались за прекращение споров о принадлежности Пригородного района и за ужесточение позиции федерального центра в этом вопросе. При этом 12% считают сохранение существующего положения лучшим вариантом решения конфликта. Примечательно, что никто из опрошенных осетин не высказался за возвращение ингушских беженцев в качестве решения существующей проблемы.

Действия властей Северной Осетии в решении осетино-ингушского конфликта получили в целом негативную оценку как ингушской, так и осетинской стороны. 32% опрошенных ингушских беженцев оценили действия властей отрицательно и 24% - "скорее отрицательно", в то время как лишь 8% выразили к ним положительное отношение и 17% - "скорее положительное". 19% затруднились с ответом на данный вопрос.

Таким образом, в целом 56% ингушских беженцев склонны к негативной оценке действий властей Северной Осетии, в то время как лишь 25% воспринимают их положительно или скорее положительно. Среди осетин лишь 17% опрошенных оценили действия руководства своей республики положительно и только 6% - "скорее положительно".

Наибольшее количество опрошенных - 49% - оценили действия властей отрицательно и 12% - "скорее отрицательно". 16% затруднились с ответом на этот вопрос. Общее число осетин, недовольных действиями своих властей, составило, таким образом, 61%, что значительно превышает количество склонных оценивать действия властей положительно (23%).

Причины столь негативного отношения осетинского населения к политике руководства своей республики в разрешении осетино-ингушского конфликта коренятся в практически повсеместном неприятии осетинским населением возвращения ингушских беженцев на территорию Северной Осетии. Так, давая оценку возвращению ингушских беженцев в Северную Осетию, 49% опрошенных осетин выразили свое негативное отношение к этому процессу и 38% - "скорее негативное". Никто из осетин не оценил возвращение ингушей положительно. Лишь 10% опрошенных отозвались об этом процессе "скорее положительно". 3% затруднились с ответом.

Негативное отношение осетинского населения к возвращению ингушских беженцев вызвано еще и тем обстоятельством, что финансирование и материальное положение беженцев-ингушей, получающих средства напрямую из Межрегионального управления Федеральной миграционной службы России, намного лучше, чем положение обосновавшихся в Северной Осетии беженцев-осетин из Южной Осетии. Это служит дополнительным раздражающим фактором для осетин, часть которых обвиняет местные власти в предательстве их интересов.

Осетино-ингушский конфликт, корни которого лежат еще в 1944 году, когда после депортации чеченцев и ингушей и ликвидации Чечено-Ингушетии территория Пригородного района была передана соседней Северной Осетии, вновь разгорелся осенью 1992 года. Поскольку требования ингушей о территориальной реабилитации и возвращении в состав Ингушетии Пригородного района были проигнорированы как федеральным центром, так и властями Северной Осетии, группа радикально настроенных ингушей в октябре 1992 г. совершила нападение на Пригородный район, пытаясь силой добиться его присоединения к Ингушетии. В ходе последовавших ожесточенных столкновений между осетинами и ингушами было убито несколько сот человек, а около 30 тысяч ингушей, ранее проживавших в Пригородном районе, были вынуждены бежать в соседнюю Ингушетию.

Процесс возвращения ингушских беженцев в Пригородный район, начавшийся несколько лет назад, по инициативе полномочного представителя президента России в Южном федеральном округе Дмитрия Козака, протекает крайне медленно. Трагические события осени 1992 года до сих пор продолжают отравлять отношения между Ингушетией и Северной Осетией, а проблема Пригородного района остается камнем преткновения во взаимных отношениях двух соседних республик.

Следует отметить, что, как уже сообщал "Кавказский узел", несмотря на прекращение голодовки у Совета Федерации, ингушские беженцы намерены оставаться в Москве, пока не добьются выполнения властями их требований. Об этом корреспонденту "Кавказского узла" сообщил председатель Комитета по проблемам вынужденных переселенцев из Республики Северная Осетия-Алания Амир Бекбузаров.

Как известно, ингушские беженцы настаивают на обеспечении властями возвращения их семей в места их проживания в Северной Осетии, где они жили осетино-ингушского вооруженного конфликта 1992 года.

По словам Бекбузарова, всего в сидячей голодовке 30-31 мая у здания Совета Федерации Федерального собрания РФ принимали участие 87 человек. "Милиционеры подходили, спрашивали, зачем мы тут собрались, но акцию не разгоняли, так как мы никаких неправовых действий не предпринимали, никому не мешали. Никаких выкриков, лозунгов. Приехали два автобуса с ОМОНом, но и они силовых действий не предпринимали", - рассказал он.

"Это была предупредительная акция, как мы и объявили заранее, сейчас она приостановлена", - говорит Амир Бекбузаров. Напомним: 30 мая в 9 утра беженцы прибыли к зданию Совета Федерации и, усевшись в цепочку на бордюрном камне напротив парламента, объявили голодовку.

31 мая, сидячая голодовка у Федерального собрания была продолжена. На этот раз к протестующим вышел член Совета Федерации от Ингушетии Василий Лихачёв. Он, в частности, обещал выяснить, рассматривалась ли на совещании Совета Безопасности России в прошлую субботу ситуация с возвращением беженцев в свои дома. Затем прошла встреча в здании Совета Федерации, в которой приняли участие представители голодающих, вице-спикер верхней палаты российского парламента Александр Торшин и Лихачёв.

В ходе встречи с А. Торшиным беженцам было обещано, что их требования будут рассмотрены на заседании комиссии Совета Федерации по межнациональным отношениям 13 июня. Было решено, что в этом заседании примут участие и трое представителей вынужденных переселенцев, включая Амира Бекбузарова. "Если нас не устроят результаты обсуждения в Совете Федерации, придется возобновить голодовку", - заявил он.

Получив описанные обещания, беженцы прекратили голодовку, но уезжать из Москвы в ближайшее время не намерены. Основная их часть, по словам Бекбузарова, проживает в автобусах, на которых они приехали с Северного Кавказа, и на улице около них в районе Лужников.

Как уже сообщал "Кавказский узел", на территории временного городка в поселке Майский в вагончиках живут ингуши, проживавшие до осетино-ингушского конфликта в разных селах Пригородного района. Власти Северной Осетии с 2006 года настаивают на переселении жителей в специально созданный поселок Новый. Вынужденные переселенцы, в свою очередь, настаивают на возвращении в родные села.

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

18 января 2017, 19:49

18 января 2017, 19:37

18 января 2017, 19:24

  • Сроки переселения жильцов аварийных домов сорваны в Городище

    Строительство дома на 30 квартир для переселенцев из аварийного жилья в волгоградском поселке Городище не было завершено в срок из-за отсутствия контроля со стороны местной власти, заявили местные жители и представители администрации области. Обязанность завершить работы передана другому подрядчику.

18 января 2017, 19:23

18 января 2017, 18:50

  • Режим КТО снят в двух районах Дагестана

    Силовики отменили сегодня вечером режим контртеррористической операции, действовавший на отдельном участке в Буйнакском и Карабудахкентском районах Дагестана.

Архив новостей
Все SMS-новости