07 сентября 2001, 17:29

Характерные черты социально-экономической ситуации в Чеченской Республике

После прихода к власти в Чечне Д. Дудаева (с 1991 г.) хозяйственный потенциал республики постепенно разрушался. Промышленность сильно пострадала из-за экономической неком-петентности руководства, массового выезда из республики специалистов, работавших на основных отраслевых предприятиях, а также разрыва традиционных хозяйственных связей с другими регионами. Так, например, ведущие отрасли ? нефтедобыча и нефтепереработка ? резко снизили свое производство. Добыча нефти в Чечне упала с 4,2 млн. т в 1990 г. до 1,2 млн. т в 1994 г., попутного газа за тот же период ? с 1,5 млрд. куб. м до 486 млн. куб. м (табл.27).

В 1990-1991 гг. нефтеперерабатывающие заводы в г. Грозном получа-ли до 11-12 млн. т давальческой нефти и перерабатывали более 4 млн. т соб-ственной нефти. В 1992 г. в ЧР было переработано всего 5,3 млн. т сырой нефти, регулярно поступавшей из России, и получено 5 млн. т нефтепродук-тов. К 1993 г. поставки сырья на грозненские нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) снизились до 2,5-2,6 млн. т в год, а в 1994 г. их мощности ис-пользовались не более чем на 1,2 млн. т нефтепродуктов в год, причем вы-пускались только низкооктановые марки бензина. Поставки нефти, в основном из Западной Сибири, все эти годы сокращались, а в 1994 г., с началом военных действий, и вовсе прекратились. К декабрю 1994 г. в Чечне действовали лишь 100 нефтяных скважин из 1500, а общая добыча сырой нефти в сутки составляла 3,5-4 тыс. т.

В 1993 г. в республике было произведено промышленной продукции на общую сумму 206,5 млрд. руб. Индекс физического объема промышленной продукции к 1992 г. составлял 42,7%. Остро ощущался дефицит электроэнергии. В 1992-1993 гг. недостающую энергию ? примерно 40% от потреб-ности ? Чечня получала по единым энергосетям РАО ?ЕЭС России?. В 1994 г. собственная выработка в сутки достигала 2,6 млн. кВт ? ч. Долг ?суверенной Чечни? за поставки российской электроэнергии составил (за 8 ме-сяцев 1994 г.) 17 млрд. руб., частично он покрывался по бартеру ? поставка-ми мазута на российские ТЭЦ. В химической и нефтехимической отраслях спад составил 89%, в лесной и деревообрабатывающей ? 43%. Даже на фоне общероссийского спада глубина промышленного кризиса в Чечне в этот период весьма впечатляет: индекс физического объема промышленного производства составлял в РФ 81,4% (1993 г. к 1992 г.), а в Чечне ? 42,7%.

До 1989 г. Чечня производила менее 0,5% от национального дохода страны, при этом более 90% его направлялось на личное и общественное потребление. Валовой региональный продукт (ВРП) в 1993 г., по сравнению с 1991 г., уменьшился на 68%, доход на душу населения ? на 65%, товарооборот ? на 68%, производство продовольственных товаров ? на 52%, непродовольственных ? на 58%. К 1994 г. ВРП в республике сократился более чем на 70%. Реальные доходы на душу населения за 1991-1993 гг. снизились в 4 раза.

Сельскохозяйственный и агропромышленный комплексы пришли в упа-док. Ухудшилось использование пахотных земель. В течение 1992-1993гг. ежегодно засевалось лишь 120 тыс. га. В 1994 г. большая часть сельхозплощадей осталась необработанной, валовой сбор зерна составил по республике не более 16 тыс. т, что соответствовало уровню производства одного среднего колхоза в черноземной зоне России.

Важнейшая отрасль ? животноводство ? как сфера общественного производства была почти полностью уничтожена, в то время как продукция крестьянских (фермерских) хозяйств не компенсировала адекватным образом сокращение поголовья скота. К началу 1993 г. в ЧР осталась лишь 1/3 поголовья крупного рогатого скота и 1/2 овец по сравнению с 1986-1990 гг. Практически были ликвидированы свиноводство и птицеводство. По поголовью скота и птицы Чеченская Республика в 1993 г. была отброшена на уровень 1957 г. Полностью были остановлены все перерабатывающие предприятия.

Колхозы и совхозы, которые предполагалось реформировать в круп-ные государственные хозяйства, практически развалились.

В 1992 г. производство продовольствия в ЧР сократилось на 44%, в 1993 г. ? еще на 56%, мяса вырабатывалось лишь 15% к уровню 1991 г., цельномолочной продукции ? 21%. Потребление молочной продукции, мя-са, растительного и животного масел, макаронных изделий уменьшилось на 46% по сравнению с 1991 г. В 1993 г. потребление мясопродуктов снизилось еще на 32%, молочной продукции ? на 4%, рыбопродуктов ? на 14%, овощей ? на 23%, фруктов ? на 37%, сахара ? на 26%.

Военные действия в Чечне, начатые федеральными властями в декабре 1994 г. с целью ?восстановления конституционного порядка?, подорвали и без того слабую экономику ЧР и ее социальную сферу.

По мнению экспертов, при уровне разрушений в Чечне, зафиксиро-ванных на середину 1995 г., о восстановлении в полном объеме хозяйственного комплекса, особенно промышленности, инфраструктуры и городов не могло быть и речи. Предполагалось, что послевоенная Чечня могла бы стать аграрной республикой с несколькими центрами нефтедобычи и нефтепереработки.

Федеральное правительство приняло Программу восстановления экономики и социальной сферы Чеченской Республики (7 апреля 1995 г.). Несмотря на то, что процесс мирного урегулирования в Чечне был в тот период еще весьма далек от завершения, финансирование пошло полным ходом (табл.28).

Согласно Программе, на 1995 г. предусматривались затраты в 2,3 трлн. руб. (неденоминированных). На середину августа 1995 г. было израсходовано 2,7 трлн. руб., а до конца того же года бюджет РФ планировал выделить еще 1 трлн. руб. Остальные средства разработчики Программы надеялись получить в качестве кредита у коммерческих банков под гарантии Минфина, подкрепленные правом кредиторов на беспошлинный вывоз нефти и нефтепродуктов как из Чечни, так и из других регионов России. К объявленным затратам следует добавить еще 1,9 трлн. руб. расходов Минобороны. Незави-симые эксперты считают, что всего на реализацию Программы требовалось не менее 5-6 млрд. дол. (22-26 трлн. руб. по курсу рубля к доллару на 1 сентября 1995 г.). Предварительные оценки расходов на 1996 г. также давались с большим разбросом: от 5 трлн. руб. (Минфин РФ) до 7,5 трлн. руб. (Минэкономики РФ).

Бюджетные средства, предназначенные для конкретных министерств и ведомств, занятых восстановлением Чечни, проходили как централизованные кредиты через 13 коммерческих банков, уполномоченных Правительством РФ. За освоение гигантских сумм, выделяемых ?на Чечню?, велась настоящая борьба между различными финансовыми структурами. Создавались каналы для перекачки и ?прокрутки? денег, вокруг них развернулась конкуренция коммерческих банков, фондов, страховых компаний и т. д., включая теневые структуры. Так была заложена основа для утечки огромных капиталов и дальнейшей криминализации чеченского общества.

При этом масштабы разрушений преувеличивались в надежде получить больший объем денежных вливаний из федерального центра. Широко применялась система завышения расценок на строительные работы, благодаря чему огромные суммы почти на законном основании уходили в карманы чиновников как в Москве, так и в Грозном. Финансовая отчетность о расходовании этих средств не велась, поэтому не было возможности, а вероятно и особого желания, проконтролировать эти денежные потоки.

Экономические потери в Чечне в 1994-1996 гг. оценивались слишком приблизительно: от 5 до 25 трлн. неденоминированных руб., т. е. от 1,5 до 5,5 млрд. дол. (по среднему курсу рубля к доллару в тот период). Назывались и цифры в 150-200 млрд. дол. (чеченские оценки).

После окончания активных боевых действий в Чечне и вывода с ее территории федеральных войск встал вопрос об экономическом восстанов-лении республики и определении нанесенного ей материального ущерба. Чеченская сторона произвольно определила его в 150-260 млрд. дол., включая ?материальные и моральные потери?. По оценкам ряда международных организаций, общий ущерб, нанесенный экономике и социальной сфере Чечни, составлял 50-75 млрд. дол. Эта оценка, по мнению российских экспертов, также завышена, а наиболее вероятные потери не превышают 10 млрд. дол., если соотнести масштаб разрушений в Чеченской Республике с оценками ее национального богатства ? 20 млрд. дол.

Не признавая претензий Чечни на различного рода контрибуции и учитывая ограниченность свободных ресурсов для реального оживления экономики ЧР, федеральный центр сделал упор на постепенную интегра-цию республики в российское правовое поле и на заключение экономичес-ких соглашений с А. Масхадовым, избранным в январе 1997 г. Президентом Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ). Большое значение придавалось решению вопроса о транзитной транспортировке азербайджанской нефти и ремонте чеченского участка трубопровода Баку ? Грозный ? Новороссийск; выделению финансовых средств на поддержку социально значимых сфер (здравоохранение, пенсионное обеспечение и т. д.), восстановлению ряда промышленных объектов: разработке и реализации целевой Программы первоочередных мер по восстановлению и развитию ЧРИ (ее приблизительная стоимость оценивалась в 1998 г. в 16 млрд. деноминированных руб. и 1 млрд. дол.).

В самой послевоенной Чечне планы развития экономики впервые были разработаны в 1997 г. вновь сформированным А. Масхадовым Министерством экономики ЧРИ. Существовало два варианта прогноза социально-экономического развития республики на 1997 г.

Первый вариант был рассчитан на работу при минимальных капиталовложениях (примерно 2 трлн. неденоминированных руб.). При таких инвестициях новое правительство намечало довести объем валового продукта до 4-5 трлн. руб., в том числе показатель продукции в промышленности до 1,7 трлн. руб., сельского хозяйства ? до 320 млрд. руб. Натуральный показатель основного объема добычи нефти предусматривался на уровне 900 тыс. т в год, добычи попутного газа ? 272 млн. куб. м и производства электроэнергии ? 205 млн. кВт ? ч.

Второй вариант был разработан на случай полного отсутствия инвестиций со стороны России или других стран. В этом случае максимальный объем производства в Чечне был рассчитан на 742 млрд. руб., в том числе выпуск промышленной продукции ? на 272 млрд. руб., сельскохозяйственной ? на 106 млрд. руб., добыча нефти ? на 290 тыс. т в год, попутного газа ? на 27 млн. куб. м, производство электроэнергии ? на 20 млн кВт ? ч.

Предпосылок для деятельности по первому варианту Чечня не получила. Без притока инвестиций извне для развития реального сектора экономики республика, по данным статистики Правительства ЧРИ, отличающимся от информации Госкомстата РФ, имела такие итоговые показатели за 1997 г. (январь-ноябрь):
объем промышленного производства ? более 700 млрд. руб. (ожидалось 1 трлн. в год);
добыто нефти ? более 622 тыс. т, природного газа ? 150 млн. куб. м;
произведено электроэнергии ? 205 млн. кВт ? ч.

Таким образом, если верить официальным сведениям из Чечни, в реальности удалось избежать развития по самому пессимистичному прогнозу и существенно превысить показатели второго варианта, а по электроэнергии даже выйти на первый вариант.

Минэкономики Чечни запланировало в первоочередном порядке запустить в 1997 г. предприятия по производству строительных материалов и пищевой индустрии, как наиболее важные для нормальной жизни населения и начала ремонтно-восстановительных работ. Среди них ? крупный цементный завод (до войны имел мощность в 1 млн. 200 тыс. т цемента в год), который планировалось восстановить хотя бы на 30% мощности, т. е. на 400 тыс. т цемента в год. Намечалось построить два кирпичных завода мощностью по 60 млн. шт. кирпичей в год каждый и завод керамических сантехнических изделий по испанской технологии. Эти планы были реализованы лишь в 1998 г.

В сельском хозяйстве по первому варианту (наличие внешних инвестиций) предусматривалось довести объем производства до 320 млрд. руб., по второму ? до 106 млрд. руб. Фактический объем продукции за 1997 г. составил 189 млрд. руб. При этом резко уменьшилось поголовье крупного рогатого скота, овец, птицы. Специалисты Минсельхоза ЧРИ подготовили программу восстановления сельского хозяйства, сильно пострадавшего в ходе военных действий: около 100 тыс. га мелиорированных земель было выведено из севооборота, а около 50 тыс. га ? заминировано и повреждено военной техникой. Для восстановления животноводства намечалось закупить племенной скот, птицу и т. д.

В программе развития экономики указывалось на необходимость во-влечения в производство внутренних природных ресурсов. В 1997 г. эксплуатировались только фонтанирующие нефтяные скважины, а добыча составляла 3 тыс. т нефти в сутки. Планировалось довести добычу до 5 тыс. т в сутки, чтобы загрузить мощности по нефтепереработке. Была создана Правительственная комиссия по развитию энергетики с использованием местных энергоресурсов для полного обеспечения потребностей ЧРИ. Фактически же в 1997 г. республика, как и в предыдущие годы, получала свыше 60% необходимой электроэнергии из России.

Согласно планам развития на 1998 г., по расчетам правительства Чечни, для восстановления промышленной инфраструктуры требовалось не менее 300-400 млн. деноминированных руб., но источники получения этих средств не были точно определены.

Согласно планам развития на 1998 г., по расчетам правительства Чечни, для восстановления промышленной инфраструктуры требовалось не менее 300-400 млн. деноминированных руб., но источники получения этих средств не были точно определены.

В апреле 1998 г. была утверждена правительственная программа строительно-восстановительных работ нескольких населенных пунктов: Орехо-ва, Бамута, Старого Ачхоя, Самашек и других (всего 15), наиболее пострадав-ших в 1994-1996 гг. Для ее реализации требовалось не менее 155 млн. руб., включая восстановление жилья и объектов жизнеобеспечения. В соответствии с программой намечалось в первую очередь построить дома для семей ?участников движения Сопротивления?, инвалидов и сирот, списки которых составляли представители местных властей.

В 1998 г. продолжалось, хотя и крайне медленными темпами, восста-новление промышленных предприятий: была возобновлена работа сахарного и мукомольного заводов в г. Аргун (но только на половине имеющихся мощностей), отремонтированы и запущены цеха цементного завода вблизи Чири-Юрта. Функционирование этих предприятий стало возможным благо-даря кредиту Правительства России (10 млн. руб. в 1998 г.) под программу пу-ска приоритетных для республики предприятий пищевого и строительного комплексов. На собственные средства были восстановлены и начали давать продукцию: Грозненский ремонтно-механический завод треста ?Нефтехимремстрой? (был налажен выпуск строительных материалов и металлоконструкций), кирпичные заводы, завод железобетонных изделий в г. Шали.

В нефтедобыче ситуацию в тот период все менее контролировало государство. В отрасли было занято 7 тыс. работников (по штатному расписанию), реально 3 тыс. из них находились в отпусках без сохранения содержания. В 1998 г. в республике насчитывалось 125 фонтанирующих скважин, но (силами управления ?Грознефть?) добыча велась в основном на 4-6 ? максимум 10 скважинах. Работа госпредприятий в нефтедобыче осуществлялась, следовательно, не в полную силу, не более чем на 15% от потенциальных возможностей. Отсюда ? огромные потери госбюджета ЧР от теневой нефтедобычи и нефтепереработки.

Всего в ЧРИ за 1998 г. было добыто около 846 тыс. т нефти, переработано заводским способом всего 230 тыс. т. (табл. 29).

В нефтеперерабатывающей отрасли к 1998 г. действовали два крупных предприятия: Грозненский нефтеперерабатывающий комбинат ? ГНПК (бывший завод им. Ленина) и завод им. Шерипова. Новогрозненский НПЗ им. Анисимова, в прошлом самый современный из трех НПЗ, оснащенный установками зарубежного производства, прекратил свое существование, т. к. его оборудование было фактически разграблено. За весь 1998 г. на ГНПК было переработано 132 тыс. т нефти, на заводе им. Шерипова ? 98 тыс. т, что суммарно на 70 тыс. т меньше, чем в 1997 г. Причина резкого снижения объемов нефтепереработки ? нехватка сырой нефти, которая не доходила до государственных нефтеперерабатывающих заводов и в огромных количествах разворовывалась прямо из скважин или нефтепроводов, а затем либо реализовывалась за пределами республики в сыром виде. либо поступала на частные мини-заводы (около 15 тыс.) для переработки и последующей продажи нефтепродуктов. В этих условиях государственная нефтепереработка в ЧР стала неприбыльной отраслью. Для рентабельной работы НПЗ нужно было перерабатывать не менее чем 1,5 млн. т сырья в год. Все оставшиеся у государства нефтеперерабатывающие заводы ? должники бюджета с накопленными неплатежами по зарплате и без перспектив улучшения ситуации.

В 1999 г. ситуация в нефтяном комплексе ? основной отрасли современного хозяйства Чечни ? не улучшилась. Она вышла из-под контроля государства и фактически находится в руках теневых структур, за которыми в большинстве случаев стоят так называемые полевые командиры. Добыча нефти в мае 1999 г. сократилась до 400 т в сутки (в 1998 г. ? 600-700 т/сут). Остальная нефть расхищается непосредственно из скважин и нефтепарков. При этом также разрушается и расхищается нефтепромысловое оборудова-ние, подрываются нефтескважины, что приводит к пожарам, проникновению нефти в воду и почву, другим чрезвычайным происшествиям. Резко осложнилась экологическая ситуация, и это дало повод некоторым экспертам говорить об экологической катастрофе и угрозе здоровью населения.

По расчетам правительства, обнародованным в обращении А. Масхадова ?к воинам Сопротивления и ко всем гражданам Чеченской Республики Ичкерия? (июнь 1999 г.), ежемесячные потери бюджета от хищений в сфере добычи, переработки и транзита нефти достигают 300 млн. руб. При поступлении этих денег в бюджет ЧРИ их хватило бы на все социальные выплаты ? зарплаты, пенсии, пособия и т. д. В этой связи в июле 1999 г. появился Указ Президента ЧРИ ?Об уголовной ответственности за незаконные операции с нефтью и нефтепродуктами?, однако, как и многие другие директивы и программы, он практически не повлиял на ситуацию.

Одним из важных источников получения реальных доходов как для чеченцев, проживавших в ЧР в послевоенные годы, так и для властных структур были поступления от чеченской диаспоры (в России к началу 1999 г. проживало, по оценкам, свыше 600 тыс. чеченцев), отличающейся сплоченностью и крепкими связями с исторической родиной.

источник: И.Г. Косиков, Л.С. Косикова. Северный Кавказ: Социально-экономический справочник

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 мая 2017, 06:19

30 мая 2017, 05:20

  • Политики заявили об оптимистическом настрое в НАТО относительно членства Грузии

    Парламентская ассамблея НАТО, прошедшая в Грузии, оправдала ожидания грузинских политиков. В НАТО оптимистически настроены относительно членства Грузии, считает Виктор Долидзе. Факт проведения такого мероприятия в стране, которая не является членом Североатлантического альянса, окажет влияние на будущие шаги страны в организации, сообщил Ираклий Сесиашвили. Сомнительно, что при действующей власти Грузия вступит в НАТО, заявил Георгий Барамидзе.

30 мая 2017, 04:21

30 мая 2017, 03:22

30 мая 2017, 02:24

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей