06 марта 2007, 23:04

Уже второй человек отказался от показаний против уроженцев Чечни в Тверском облсуде

На процессе по уголовному делу двоих выходцев из Чечни и их товарищей, проходящем в Тверском облсуде, свидетельница заявила, что ее показания против обвиняемых сфальсифицированы следствием. О продолжившемся сегодня повторном рассмотрении Тверским областным судом этого дела рассказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат подсудимого Бислана Бадалова Абусупьян Гайтаев.

Четверо жителей г. Удомля Тверской области обвиняются в вымогательстве с применением насилия, грабеже, похищении людей и хранении боеприпаса. 14 сентября 2005 года Бислан Бадалов и Хасамбек Ахметханов уже были осуждены к 13 годам, а их "подельники" Александр Иванов и Николай Угланов - к 12 и 11 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Но 24 июля прошлого года Верховный суд России, посчитав, что во время судебного разбирательства были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, приговор отменил и направил дело на новое рассмотрение в Тверской областной суд с другим составом судей.

По словам адвоката, сегодня в суде было допрошено несколько свидетелей обвинения. Все они непосредственными очевидцами рассматриваемых судом событий не были.

Так, брат потерпевшего Н. Козлова сказал, что плохо помнит дни, когда предположительно были совершены преступления, т. к. с тех прошло почти пять лет. Поэтому, судья огласил показания данные им на предварительном следствии, а свидетель их подтвердил. В частности, из показаний следовало, что он видел своего брата избитым после того, как последний встречался с обвиняемыми.

Другой свидетель обвинения г-н Александров также сказал, рассказывает А. Гайтаев, что события лета 2003 года помнит плохо. Судья зачитал и его показания, данные на следствии. В них говорилось, что Александров отвез будущих потерпевших на своем автомобиле на встречу с какими-то людьми, потом они ему позвонили, он их забрал и отвез в какой-то дом. Там водитель увидел на теле своих пассажиров синяки. Пострадавшие пояснили ему, что были избиты людьми, подозревающими их в покушении на жизнь одного из тех, с кем они встречались, путем подрыва машины.

Бывшая жена проходящего по делу в качестве потерпевшего Д. Жукова, сказала суду, что в один из дней летом 2003 года муж пришел с синяками. Он объяснил это тем, что упал в смотровую яму технической автостанции, где он работал. Судья зачитал ее показания, данные на предварительном следствии, в которых говорилось, что ей известно, будто мужа увозили на автомобиле и избили. Жукова заявила, что она не утверждала этого, а только предположила, что подобное могло произойти в связи с образом жизни ее мужа.

По словам свидетельницы, в период следствия к ней домой приезжали сотрудники милиции, допросили ее и дали на подпись текст с якобы записанными ее показаниями, в которых были искажены ее слова. Сначала Жукова отказывалась от подписи документа, но милиционеры настояли, пообещав, что в этом случае не будут ее больше беспокоить. В протоколе допроса также было указано, что он проводился в помещении райотдела милиции, однако, жена потерпевшего сообщила, что беседа проходила в ее доме.

В связи с тем, что потерпевшие Д. Жуков, Н. Козлов и Р. Гашимов в суд не являются и их местонахождение неизвестно, судья вынес постановление об их принудительном приводе на процесс.

Также судья вынес постановление о продлении срока содержания подсудимых под стражей на три месяца. Адвокат Бислана Бадалова Абусупьян Гайтаев заявил, что в понедельник обжалует это решение и будет требовать освобождения своего подзащитного под подписку о невыезде.

Продолжение уголовного процесса назначено на 12 часов 12 марта. Заседания Тверского облсуда проходят в Вышнем Волочке - в этом городе находится межрайонная прокуратура, возбудившая уголовное дело. Подсудимые переведены для участия в суде из СИЗО Твери в изолятор временного содержания (ИВС) местного райотдела милиции.

Вчера, по словам Абусупьяна Гайтаева, суд провел допрос одного из потерпевших Максима Семисошенко. Он заявил, что на предварительном следствии дал показания против обвиняемых под давлением сотрудников милиции. Ложь Семисошенко заключалась в том, что он показал, будто обвиняемые заставили его под видеозапись заявить, что по его сведениям, жители Удомли Д. Жуков, Н. Козлов и Р. Гашимов пытались убить Бислана Бадалова.

"Максимум, действия брата тянут на самоуправство, - считает старший брат одного из подсудимых Руслан Бадалов, председатель базирующейся в Ингушетии общественной организации Чеченский комитет национального спасения. - 11 июня 2003 года Бислан сел в свою машину в г. Удомле, не успел закрыть полностью дверь, как раздался взрыв - автомобиль был заминирован. Брата выбросило взрывной волной из салона машины, и он остался жив. Милиция возбудила уголовное дело по ст. "покушение на имущество", а по статье "покушение на убийство" - нет. Дело вскоре закрыли, не найдя виновных".

"Видя, что правоохранительные органы не ищут преступников, пытавшихся его убить, мой брат сам провел расследование и вместе с другим жителем Удомли Ивановым, также ранее повергшимся покушению, они объехали на автомашине и собрали вместе группу подозреваемых. "Встреча" фиксировалась ими на аудио- и видеопленку. Местные жители Д.Жуков, Н.Козлов и Р.Гашимов признали свою вину, попросили не сдавать их в милицию, обещав восстановить поврежденную машину. Бислан согласился с их предложением. В тот же день, 10 июля 2003 года, Жуков, Козлов и Гашимов написали заявление в ОВД, обвинив Бислана Бадалова в вымогательстве. Они заявили, что не причастны к покушению на Бислана, и что он, применив физическую силу, угрожая оружием, заставил их оговорить себя. Вечером 10 июля Б. Бадалов и Иванов были арестованы", - рассказывает Руслан Бадалов.

"Часть видеозаписи "встречи" была стерта работниками милиции, поэтому, на пленке не видно, были ли избиты подозреваемые в покушении на Бислана, как они заявляли, или нет. Вещественных доказательств также нет. И в обвинительном заключении и в приговоре суда фигурируют "неустановленные" автоматы, пистолеты и т. п., - говорит брат подсудимого. - Вначале дело было открыто только по статье о вымогательстве. Но доказательств не было, дело стало разваливаться и через четыре месяца следствие добавило к обвинению еще две статьи: грабеж и похищение людей. Хотя в показаниях "пострадавших" не говорится, что их похитили".

Среди прочего, Бадалов признан виновным "в совершении открытого хищения у Гашимова Р.А. сотового телефона "Сименс С-45"", хотя, как отмечает его адвокат Абусупьян Гайтаев, установлено, что этот телефон, "официально предоставлен Бадалову компанией "Трейд", представитель которой Лазуков Е. Ю. в своих показаниях подтвердил данный факт и передал следствию соответствующие документы". "Даже при таких, казалось бы, бесспорных доказательствах принадлежности фигурирующего в деле телефона Бадалову Б.Н., он признан виновным в похищении собственного телефона...", - писал в кассационной жалобе на приговор защитник.

Как отражено в кассационном определении Верховного суда от 24 июля 2006 года, нарушения уголовно-процессуального закона при первом рассмотрении дела в Тверском облсуде выразились в том, что, несмотря на возражения стороны защиты, суд первой инстанции не принял надлежащих мер к вызову на заседание и допросу свидетелей обвинения и потерпевших и огласил показания потерпевших Козлова и Жукова.

Автор: Вячеслав Ферапошкин, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

16 января 2017, 18:45

16 января 2017, 18:32

16 января 2017, 17:49

  • Геворг Сафарян в последнем слове заявил о необъективности прокурора

    Прокурор применил двойные стандарты, сочтя доказательствами видеоматериалы стороны обвинения и отказавшись учесть предоставленные защитой материалы, заявил в последнем слове на суде в Ереване активист Геворг Сафарян. Наказанием за критику властей назвал обвинительный приговор Сафаряну председатель Хельсинкского комитета Армении Аветик Ишханян.

16 января 2017, 17:45

  • Суд взыскал с банды Цапков 4,2 миллиона рублей

    Требования потерпевших по делу банды Цапков частично удовлетворил Кущевский районный суд, взыскав в пользу истцов 4,2 млн рублей. Изначально истцы требовали выплатить им 6,4 млрд рублей компенсации.

16 января 2017, 17:43

Архив новостей
Все SMS-новости