23 января 2007, 17:48

Хроника насилия в Чеченской Республике. Декабрь 2006 г.

1 декабря 2006 г.

Около 5.00 в с. Ачхой-Мартан Чеченской-Республики из своего дома по ул. Первомайская, 18 сотрудниками неустановленных силовых структур похищен местный житель, Султан Аптиевич Абалаев, 1969 г. р.

По словам брата Султана, Аслана Абалаева, рано утром к ним во двор ворвались вооруженные люди. Во дворе Абалаевых расположены три дома: один большой родительский и два маленьких, в одном живет Аслан с семьей, в другом - его брат Эдик Абалаев, 1973 г. р., так же с семьей. "Силовики" разделились на группы и вошли сразу в три дома. Аслана и Эдика вывели во двор, не дав им нормально одеться. Из родительского дома вывели старшего брата Султана. Вслед за Султаном вышел отец, Апти Абалаев. Он возмущался незаконными действиями "силовиков", потребовал от них предъявить документы, на это один из военных по-чеченски сказал: "Слушай, где ты здесь видел власть и закон?". "Силовики" проверил паспорта братьев Абалаевых, забрали документ Султана, самого его вывели его со двора, а остальным приказали не выходить на улицу. На вопрос родственников, за что и куда забирают Султана, им ответили, что после проверки к 9.00 его отпустят. Через знакомых родственники похищенного узнали, что его доставили в Ачхой-Мартановский РОВД, где он содержится в ИВС. Три дня они надеялись, что Султана отпустят, и только затем наняли адвоката, Мусу Цоаева (фамилия может быть не точной) из с. Старые Атаги Грозненского (сельского) района ЧР.

4 декабря адвокат попытался увидеть Султана и ознакомиться с его делом. Адвоката к подзащитному не допустили. Цоаев связался по телефону со своим знакомым, сотрудником республиканской силовой структуры, и попросил его выяснить причину, по которой ему отказывают. Знакомый позвонил начальнику криминальной милиции Ачхой Мартановского РОВД В. Куликову (позывной "Лиман"). Только после этого звонка адвокату удалось встретиться с Куликовым. Вернувшись с этой встречи, Цоаев отказался от ведения дела. Родственникам Султана он сказал, что ему под большим секретом показали оперативный документ, из которого следовало, что Султан Абалаев обвиняется в совершении убийства депутата парламента Республики Кыргызстан Эркимбаева в г. Бишкек в сентябре 2005 года. Через знакомых племяннице Султана, Карине Абалаевой, удалось попасть в ИВС. Она рассказала дяде о том, что им сообщил адвокат. Султан ответил, что ему нечего скрывать, и пусть правоохранительные органы проверяют его.

5 декабря Абалаева под конвоем этапировали в г. Элиста (Калмыкия). В этот же день по каналу РТР в программе "Дежурная часть" был показан сюжет с Султаном Абалаевым, - сообщалось о задержании международного преступника - киллера.

По словам Абалаевых, в первую чеченскую войну Султан воевал в вооруженных формированиях ЧРИ. Во вторую военную кампанию он находился дома. В январе 2000 года был задержан сотрудниками Ачхой-Мартановского РОВД. Через 10 дней его отпустили, ему справку, что он не представляет оперативного интереса (ксерокопия справки имеется). После этого Султан уехал в Калмыкию, где прописался и жил. В Калмыкии он получил новый паспорт, взамен утерянного. В Ачхой-Мартан Султан приехал за две недели до своего задержания, проведать больного отца.

7 декабря родственники обратились в представительство ПЦ "Мемориал" в с. Серноводск с просьбой оказать посильную помощь в этом деле. Они уверены, что против Султана фабрикуется уголовное дело. По их мнению, Султан стал жертвой обстоятельств.

В 7.30 в Насыр-Кортовском муниципальном округе г. Назрань в доме N 30 по ул. Тутаева сотрудниками ГОВД совместно с сотрудниками неустановленного силового ведомства были задержаны два местных жителя: Тайсум Мухарбекович Доскиев, 1977 г. р., и Иса Магомедович Нальгиева, 1973 г. р.

Рано утром в этот дом ворвалась группа вооруженных людей, - до восьми человек, одни - в масках и камуфляжной форме песочного цвета, другие - в т.н. "омоновской форме" (синий камуфляж и береты) и без масок. Они представились сотрудниками ГОВД г. Назрань. Дом этот снимали две семьи: Тайсум Доскиев с женой и его зять, Иса Нальгиев, с женой и ребенком. "Силовики" произвели поверхностный обыск, затем заявили, что у них есть приказ доставить Доскиева и Нальгиева в ГОВД. Постановления на обыск или арест они при этом не предъявляли. После того, как Нальгиева и Доскиева увезли, родственники попытались через знакомых выяснить причину задержания. В в ГОВД посредников заверили, что задержанных отпустили, сняв с них отпечатки пальцев и записав их данные. Однако домой Доскиев и Нальгиев в тот день не вернулись. Вечером того же дня родственникам Доскиева из Владикавказа позвонил человек, который представился адвокатом Тайсума. Он сообщил, что Доскиев и Нальгиев находятся под стражей в г. Владикавказ, и предложил встретиться на следующий день.

3 декабря Иса Нальгиев был отпущен на свободу. Доскиева оставили под стражей. Его обвиняют в вооруженном нападении на силовые структуры Республики Ингушетия в ночь на 22 июня 2004 года. Известно, что в июле 2005 года Тайсума Доскиева уже задерживали сотрудники ГОВД г. Назрань, но после проверки, где-то через полчаса, его отпустили. Тайсум - инвалид второй группы по зрению, работает мотористом на техстанции в Назрани.

Около 14.00 с самолета был нанесен бомбовый удар по хутору Сурокх, находящемуся в черте с. Шаро-Аргун. Одна из бомб попала в дом Умара Гайтамирова. Часть дома была разрушена; осколками бомбы была ранена жена Умара, Роза Ахигова, 1964 г. р.; осколками стекол ранены сыновья: Алихан, 1990 г. р., и Адлан, 1988 г.р., и племянница жены, Залпа, 22 года. Особенно тяжелым оказалось ранение Алихана: осколок стекла вошел в сонную артерию. Залпа, несмотря на то, что сама была ранена, не растерялась, зажала руками артерию потерявшему сознание подростку. Умар Гайтамиров на своей машине отвез раненых в Шатойскую районную больницу. Там всем четверым оказали первую помощь.

Милиция приехала в тот же день. Нанесенный дому ущерб был оценен в 97 тысяч рублей. Сюжет о происшедшем был показан по республиканскому каналу.

4 декабря ситуацию прокомментировал командующий ОГВ (с) генерал Баряев. Он заявил, что летчики стремились не допустить группу боевиков к селу и совершили ошибку.

21 декабря у потерпевших были взяты объяснения в военной прокуратуре, расположенной в с. Борзой. Им сообщили, что по данному факту возбуждено уголовное дело и пообещали до конца декабря выплатить деньги за разрушения, а в начале нового года выплатить по 100 000 рублей пострадавшим мальчикам. Постановление о признании потерпевшими им не выдали.

Младший сын Умара, Алихан, по всей видимости, получил еще и контузию, так как стал плохо слышать.

3 декабря 2006 г.

В ст. Ассиновская Сунженского района Чеченской Республики из своего дома по адресу ул. 50 лет Октября, д. 39, вооруженными людьми похищен Салман Рукманович Дзейтов, 1980 г. р. Неизвестные в камуфляжной форме, представившиеся сотрудниками Ачхой-Мартановского РОВД, ворвались в дом Дзейтовых, проверили документы у мужчин и без предъявления санкции на арест задержали Дзейтова Салмана. Его родственникам объяснили, что "побеседуют" с ним в РОВД и отпустят домой. Однако ни к вечеру, ни на следующий день Дзейтов домой не вернулся. Родственники обратились в Ачхой-Мартановский РОВД, но там информацию об участии местных "силовиков" в задержании не подтвердили.

6 декабря вечером Дзейтов был обнаружен в ИВС с. Ачхой-Мартан. Родственникам удалось увидеть Салмана. Они утверждают, что Дзейтов избит до такой степени, что на теле нет живого места. Особенно сильно повреждена нога.

ПЦ "Мемориал" занимался защитой прав членов семьи Дзейтовых в 2005 году. В ноябре 2005 года были задержаны родные братья Салмана, - Адлан и Адам. В октябре 2003 года Адам и Адлан Дзейтовы вернулись из Ингушетии в Чечню, где поселились в ст. Ассиновская, так как их родное с. Бамут было полностью разрушено.

В августе 2004 года Адам ушел в горы к боевикам, но старший брат отправился туда за ним, разыскал и вернул домой. 13 ноября 2004 года вооруженные люди в масках забрали Адама из дома. После допросов его на следующий день отпустили. Когда Адама уводили из дома, Адлан пытался заступиться за брата, был сильно избит и получил черепно-мозговую травму.

Через год, 27 ноября 2005 года, оба брата были задержаны в ст. Ассиновская и доставлены в отделение ОРБ-2 в Урус-Мартановском районе ЧР. Там, согласно жалобам братьев Дзейтовых в прокуратуру ЧР, их подвергли пыткам, требуя назвать имена боевиков и сознаться в причастности к НВФ. Обоих жестоко избивали, - в частности, били по почкам, по плечам, спине и голове (Адама - не только руками и ногами, но и молотком), пытали электротоком, душили пакетом.

Сотрудники ОРБ пригрозили повторить пытки, если те будут жаловаться. Поэтому Дзейтовы не посмели рассказать следователю прокуратуры Ачхой-Мартановского района Степанову, который допрашивал их на следующий день, о применении к ним пыток. Впрочем, следователь не мог не видеть, в каком состоянии находились допрашиваемые им люди, - медицинские документы, составленные в СИЗО через несколько дней, указывают на тяжелое состояние Дзейтовых. В ответ на запрос адвокат Дзейтовых, Жабраил Абубакаров, получил из СИЗО-1 копию следующего документа:

"Акт. Мы нижеподписавшиеся составили настоящий акт на Дзейтова Адама Рукмановича 1983 г. р., доставленного из ОРБ-2 с телесными повреждениями: кровоизлияние обоих глаз. Самодуров, Васильченко". Общее состояние Адлана было зафиксировано как удовлетворительное, но в его медицинской карте на январь 2006 года отмечены шрамы на голове, на переносице, на кисти рук, "жалобы на головные боли, туман перед глазами, головокружение, боли в пояснично-крестцовом отделе позвоночника, ограничение движений в поясничном отделе" и др.

14 января 2006 года Адам и Адлан Дзейтовы обратились к прокурору ЧР с заявлениями, в которых требовали, чтобы их защитой занимался только адвокат Жабраил Абубакаров, и указывали, что появление в деле любого другого адвоката может произойти лишь заведомо против их воли. Они также особо просили, чтобы их не отправляли в отделение ОРБ Урус-Мартановского района из-за объективной угрозы пыток.

Несмотря на эти жалобы и активную работу адвоката, в течение января-февраля 2006 года братьев Дзейтовых несколько раз этапировали в отделение ОРБ в г. Урус-Мартан. Жалобы Дзейтовых на имя прокурора ЧР от 8 февраля 2006 года указывают на то, что в отделении ОРБ Урус-Мартановского района оперативные сотрудники по именам Аслан и Ахмед под угрозой пыток электротоком добивались от них признательных показаний.

В марте 2006 года оба брата Дзейтова были осуждены Ачхой-Мартановским районным судом на два с половиной года лишения свободы каждый по статье 208 УК РФ (участие в незаконном вооруженном формировании). Обстановка в Чеченской Республике такова, что вполне очевидно - вынесение столь мягкого приговора равносильно признанию невиновности этих людей. Те, кто реально замешан хоть в каких-то действиях боевиков, получают значительно большие сроки лишения свободы.

В конце октября 2006 года Адлан и Адам Дзейтовы были условно-досрочно освобождены из мест заключения, а в начале декабря 2006 года в семье снова был похищен человек.

4 декабря 2006 г.

В 15.00 в с. Курчалой Чеченской Республики сотрудники РОВД Курчалоевского района забрали из своего дома по ул. Орджоникидзе, д. 4 Усмана Увайсовича Тимербулатова, 25 лет.

По словам его родственников, сотрудники РОВД подъехали к дому на машине ВАЗ-21099 красного цвета и сказали, Усману Тимербулатову, что начальник РОВД приказал им доставить его в райотдел. Домой Усман не вернулся. Родственникам удалось выяснить, что до вечера 4 декабря Усмана содержали в РОВД, а затем куда-то увезли, - предположительно, в с. Центорой, на главную базу "кадыровцев".

Тимербулатова могли забрать по подозрению в пособничестве боевикам. Летом 2005 года родственник Усмана по материнской линии вместе с ним и еще несколькими молодыми мужчинами ушли в горы и примкнули к боевикам. Однако долго он там не задержался.

6 декабря мать Усмана, Аминат, обратилась к начальнику криминальной милиции с просьбой указать местонахождение сына. Он обещал дать ответ после обеда, но ответа так и не дал. Вместе с отцом Усман работает в Грозном на строительстве объектов в воинской части. Женат, имеет ребенка.

В 22.00 в с. Курчалой в дом Адама Рамзановича Абдулкеримова на ул. Восточная ворвались вооруженные люди в масках. Они хотел забрать хозяина дома, но он в этот момент отсутствовал. Неизвестные произвели несанкционированный обыск, в ходе которого забрали медаль Адама, полученную им за борьбу с боевиками.

Адам Абдулкеримов - бывший боевик. С 2004 года перешел в службу безопасности А. Кадырова. В том же году получил ранение в бою с боевиками в с. Автуры. В последнее время работает в местных силовых структурах, подконтрольных Р. Кадырову (дислоцируется в г. Шали).

5 декабря Адам вместе с коллегами на четырех легковых машинах подъехали к дому Имрана Ханалиева и учили в там погром. Сын Имрана - боевик. Адам заявил Имрану, что погром в его доме устроен в отместку за то, что было сделано у него накануне. Адам предполагает, что к нему домой приходили боевики, среди которых был сын Имрана.

По сообщениям ряда информационных агентств прошла информация о том, что в Испании был задержан уроженец г. Грозный Мурад Гасаев.

5 декабря в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань с письменным заявлением обратились его мать, Раиса Юрьевна Чахкиева, проживающая по адресу: г. Назрань, ул. Набережная, 41. Согласно ее информации, Мурад Ахмедович Гасаев, 1974 г. р., с 2002 года по февраль 2005 года работал в Ингушском Республиканском Общественном Фонде "Технология", офис которого находился на территории РОВД Назрановского района. В начале 2005 года Гасаев попал под сокращение штатов и остался без работы.

Мурад регулярно посещал мечеть и соблюдал все религиозные обряды. После того, как в июне 2004 года боевики совершили вооруженное нападение на силовые структуры республики, молодые люди, соблюдавшие все религиозные каноны, попали в поле зрения сотрудников правоохранительных органов. Родители Мурада настояли на том, чтобы он со своими женой и сыном уехал в Европу. В мае 2005 года Мурад Гасаев по своим документам легально вместе с семьей уехал в Испанию. Там он жил под своим именем и регулярно поддерживал связь с родственниками в Ингушетии.

В феврале 2006 года Гасаева объявили в розыск. Его родные узнали об этом, увидев объявление о розыске боевиков, где была помещена фотография Мурада. Выяснилось, что при допросе одного из задержанных следственной группой Генеральной прокуратуры под руководством Криворотова, его под пытками заставили оговорить Гасаева как якобы участника нападения на Ингушетию в июне 2004 года. Позже на суде этот человек от своих показаний отказался.

В своем заявлении Чахкиева просит оказать, по возможности, юридическую или иную помощь в защите прав ее сына, так как опасается, что после экстрадиции Мурада в Россию его могут подвергнуть жестоким пыткам, чтобы заставить признаться в не совершенных им преступлениях.

6 декабря 2006 г.

В 7.30 в пос. Карца Пригородного района Республики Северная Осетия-Алания сотрудники РУБОП МВД РСО-А провели обыск в доме Льяновых, проживающих по адресу: ул. Победы, 11.

По словам Луизы Льяновой, в 7.30 к ним в ворота постучались вооруженные люди, одетые в камуфляжную форму, некоторые - в масках). Они представились сотрудниками РУБОПа. Один из них показал постановление на обыск. В постановлении говорилось о том, что по данному адресу часто собираются чеченские и ингушские националисты. Также, по словам Луизы, там указывалось, что она, Луиза Мухарбековна Льянова, проживающая по данному адресу, занимается распространением ваххабитского учения, регулярно подъезжает к своему дому на микроавтобусе "Газель" белого цвета и выгружает какие-то коробки. На словах сотрудники РУБОП сказали, что им поступило анонимное сообщение, на основании которого и было выписано это постановление. В начале обыска сотрудники РУБОП вели себя грубо, обвиняли ингушей в захвате заложников в Беслане и конкретно семью Льяновых - в распространение наркотиков. К обыску были привлечены понятые - соседи Льяновых. Досматривали только дом и чердак. Досмотр носил поверхностный характер. Обыск закончился через час. Ничего противозаконного обнаружено не было.

Напомним, что 20 октября 2006 года сотрудники РУБОП задержали Дауда Льянова, проживавшего по этому же адресу. По словам родственников, сотрудники РУБОП подбросили ему в карман наркотик, а затем произвели задержание. В настоящее время следствие по его делу закончено. Льянов обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных п. "г" ч.3, ст. 228-1, ч.1 ст. 228 УК РФ (хранение, изготовление и сбыт наркотических веществ). Адвокат и родственники Льянова считают, что уголовное дело сфабриковано на основании показаний только одного человека, Инала Акимовича Габараева, который так же проходит по этому делу и обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.5 ст.33, ч.2 ст. 228 УК РФ.

6 декабря Льяновы обратились в ПЦ "Мемориал".

В офис представительства ПЦ "Мемориал" в г. Назрань поступило сообщение о том, что в городке ингушских беженцев из Пригородного района РСО-А Майский представители местной власти пытаются насильно выселить семью Хавы Османовны Цицкиевой. Приехавшему на место происшествия сотруднику "Мемориала" удалось установить, что утром в городок Майский в сопровождении сотрудников МВД приехали чиновники из администрации Пригородного района и федеральной миграционной службы. Милиционеры, во главе с заместителем начальника МОБ РОВД Пригородного района, подполковником Сергеем Вардановичем Тедеевым (служебное удостоверение СЕО N 002199), и один из гражданских, остались у вагончика Цицкиевой, остальные направились к месту, где, обеспокоенные слухами о насильственном переселении в пос. Новый, стихийно собрались несколько десятков жителей городка.

В декабре 2006 года в Майском проживают 24 семьи из 202, обитавших здесь в начале года). По словам оставшихся людей, они не хотят переезжать в пос. Новый потому, что власти не выполняют своих обещаний: для переселившихся не созданы нормальные условия, часто нет газа и света, вода - не питьевая. Несмотря на то, что сами "отказники" с 8 ноября живут без газа, а с 14 ноября и без света, они считают, что из двух зол выбрали меньшее.

Тем временем, Х.О. Цицкиева, 58-летняя женщина, в присутствии начальника отдела по земельным отношениям Пригородного района З.П. Зесеева, составлявшего акт о самовольном занятии земельного участка, рассказала сотруднику "Мемориала", что днем раньше к ней приезжали трое молодых людей, представившихся работниками администрации г. Владикавказ. Они заявили, что Цицкиева незаконно занимает земельный участок. Один из них, назвавшийся Александром, предложил Цицкиевой переселиться в пос. Новый, иначе пригрозил, что приедут назавтра из прокуратуры и милиции, пригонят кран, поднимут вагончик, в котором она проживает с мужем Хажбикаром Дударовичем Муцольговым, 1931 г. р., и 16-летним сыном Муссой, и перенесут его на другое место. Получив категорический отказ Цицкиевой, Александр сделал другое предложение: власти покупают ей двухкомнатную квартиру в 5-этажном доме в с. Майское, а она подписывает все необходимые бумаги и покидает городок беженцев. Однако Цицкиева не верит словам представителей власти, которые, как она считает, готовы любой ценой до конца года "закрыть тему" ингушских беженцев в Майском. Х. Цицкиева пожаловалась, что людям не разрешают вернуться в свои дома, и заявила, что никуда не уедет, пока правительство РФ не выплатит компенсацию за материальный и моральный ущерб, который они понесли за 14 лет после вооруженного конфликта. Даже не прочитав документа, составленного районным чиновником, она поставила на нем свою подпись.

"Федеральное агентство кадастра объектов недвижимости (Роснедвижимость)

Государственный земельный контроль

АКТ проверки соблюдения земельного законодательства

Государственная инспекция по использованию и охране земель - начальник отдела по земельным отношениям АМС Пригородного района Зесеев Заур Петрович в соответствии с п. 10 и пп. "ж" п. 14 Положения о государственном земельном контроле, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 19.11.2002 г. N 833, провел проверку соблюдения земельного законодательства на земельном участке, расположенном по адресу: г-к "беженцев" при с. Майском площадью 50 кв. м., используемого под жилье, при участии работников Пригородного РОВД и гр. Цицкиевой Х.О.

В ходе проверки установлено, что гражданка Цицкиева Х.О. самовольно заняла земельный участок площадью 50м2, на участке установлен временный домик размером 6х8 м; паспортные данные 26 03 076298.

Подписи: З.П.Зесеев Х.О.Цицкиева

6 декабря 2006 года"

7 декабря 2006 г.

В Чечне интенсивно проходит сбор денег на покупку пассажирского самолета для республиканской авиакомпании. С этой целью из заработной платы бюджетников удерживают от 30% до 50%. Больше всего приходится "жертвовать" работникам МВД и МЧС.

8 декабря 2006 г.

В с. Курчалой сотрудниками РОВД Курчалоевского района были похищены четыре местных жителя. В 9.00 из дома на ул. Молодежная сотрудники РОВД забрали Адлана Буйвасаровича Ибуева, 1983 г. р. Примерно то же самое время из дома, расположенного на параллельной улице (местные так же называют эту улицу - Молодежная) забрали Джамалайла Лечиевича Мудаева, 1984 г. р.

После полудня на рабочем месте был похищен водитель автобуса Али Хожаевич Исаев, 1977 г. р., проживающий на западной окраине с. Курчалой, и из своего дома (ул. Орджоникидзе) был увезен Ислам Шамиль-Хаджиевич Ахмадов, 24 года.

По имеющейся информации, всех этих людей отвезли в с. Центорой, на главную базу "кадыровцев".

10 декабря, около 15.00, домой вернулся Адлан Ибуев. Его привез дядя, Рамзан Ибуев, который до начала военных действий был заместителем председателя Верховного Шариатского суда ЧРИ, а в настоящее время состоит на государственной службе.

Известно, что Адлан Ибуев в конце лета 2005 года уходил в горы, чтобы примкнуть к боевикам. Через два месяца он вернулся домой и оформил явку с повинной. Тогда его сильно избили, но отпустили домой, так как двоюродный брат его матери является начальником штаба одного из подразделений, подконтрольных Р. Кадырову.

Джамалайла Мудаев так же уходил в горы к боевикам вместе с Ибуевым. В начале 2006 года его привезли домой с разорванным желудком. Родственники обратились в РОВД и с разрешения начальника поместили его в больницу. После операции Мудаева увезли в с. Центорой на базу "кадыровцев". В июне 2006 года он был осужден условно на два года. После суда его несколько раз забирали в РОВД, ФСБ и в с. Центорой, но всегда отпускали. В это раз отец Джамалайлы попытался найти сына и добиться его освобождения. Он обращался в РОВД и ФСБ, но все его попытки оказались безрезультатными.

Али Исаева занимавшегося частным извозом, также задерживали раньше. Первый раз его забрали зимой 2006 года. Держали на базе "кадыровцев" в г. Гудермес. Сильно избили, но отпустили. Второй раз, в мае 2006 года, Исаева похитили и доставили на базу "кадыровцев" в с. Автуры, затем - в с. Центорой, затем передали в РОВД Курчалоевского района, откуда он и был отпущен. Утром 11 декабря из с. Центорой с базы "кадыровцев" освобождены Ислам Ахмадов, Джамалайла Мудаев и Али Исаев. Вместе с ними отпустил и Усмана Тимербулатова, который был задержан 4 декабря т.г. Все эти люди сильно избиты, на телах имеются следы пыток (ожоги от электрического тока). Тимербулатова поместили в курчалоевскую больницу.

11 декабря 2006 г.

Примерно в полдень, в г. Грозный с территории техстанции "Кармен" сотрудниками неустановленного силового ведомства похищен работник техстанции Ислам Юнусович Алиев, 1977 г. р., проживающий по адресу: г. Грозный, Старопромысловский район ул. Пограничная, 24.

По словам сестры Алиева, Аси Алиевой, "силовики", похитившие брата, приехали на машине ВАЗ-2110 темно-зеленого цвета, без регистрационных номеров. Они были одеты в черную военную форму. Очевидцы рассказали Асе, что сотрудники силовых структур не объяснили причины задержания. Они представились сотрудниками какого-то полка ("Мы из полка" - сказали военные). У Ислама отобрали паспорт и мобильный телефон. "Силовики" спросили у Ислама о местонахождении его брата, Аслана Алиева, 1981 г. р.

По информации ПЦ "Мемориал", Аслан Алиев осужден к 16 годам лишения свободы по обвинению в терроризме, бандитизме, посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов. В своем заявлении, адресованном ПЦ "Мемориал", Алиев Аслан и его адвокат указывали на то, что уголовное дело против него было сфабриковано под пытками.

12 декабря 2006 года Ася Алиева сообщила, что она получила информацию о том, что Ислама доставили в ОВД Старопромысловского района, где ему должны оформить явку с повинной для последующей амнистии. Вместе с тем, она не знает, какая из силовых структур задерживала Ислама Алиева, где его содержали больше суток и в чем именно обвиняют.

В ПЦ "Мемориал" обратилась Тамара Абдулхалимовна Алханова, 1947 г. р., проживающая по адресу: ЧР, г. Грозный, Ленинский район, ул. Сунженская, 11.

По словам Алхановой, 10 декабря 2006 года ей в руки попала фотография, размещенная в Интернете. На ней изображено несколько человек, лежащих на матрасах, расстеленных на полу в каком-то помещении. В одном из этих людей Тамара опознала своего сына, Ахмеда Абуязидовича Мунаева, 1976 г. р., который был похищен 26 марта 2005 года, с территории авторынка (1-й микрорайон г. Грозный). На рынке он намеревался купить автомобиль, поэтому у него с собой было около 3,5 тысяч долларов. О похищении сына Тамара узнала в тот же день от очевидцев. Они рассказали, что при задержании в Ахмеда стреляли вооруженные люди в масках, в результате чего он получил ранение. Мунаева увезли, засунув в багажник легковой автомашины. Два дня о его судьбе и местонахождении Тамара не имела никакой информации. 28 марта 2005 года ее сына привезла домой большая группа сотрудников неустановленной местной силовой структуры. Они прибыли на автомашинах (до 10 единиц) "Нива", "УАЗ". Все - без регистрационных номеров. Один из "силовиков", в черной форме, перелез через забор во двор Мунаевых и представился Тамаре: "Второй полк СБ (службы безопасности)". При этом он достал удостоверение и ударил им по лицу женщины. Прочитать, что было написано в удостоверение, Тамара, конечно, не имела возможности. Военный приказал Алхановой открыть ворота. Во двор вошли вооруженные люди в камуфляжной форме. Вместе с ними был Ахмед. Сын сразу попытался успокоить мать: "Не бойся, мам, и я с ними". Левая нога Мунаева была от ступни до колена перебинтована. На вопрос матери, в чем дело, Ахмед сказал только, что все нормально. Военные не дали никаких объяснений и попросили Алханову собрать одежду для сына. В доме и во дворе "силовики" произвели несанкционированный обыск. Ничего противозаконного в ходе обыска обнаружено не было. Закончив обыск и дав переодеться Ахмеду, военные вышли на улицу вместе с ним. Оправившись от шока, Тамара потребовала все-таки сказать ей, куда и за что забирают ее сына. На что тот же старший в черной форме, сказал: "Ничего страшного с твоим сыном не произойдет, он будет с нами сотрудничать и ходить в такой же форме, как и мы". Не удовлетворившись таким ответом, Тамара заявила, что она буде жаловаться в прокуратуру. На что в свою очередь он ей посоветовал не делать этого в ее же интересах. Перед тем, как сесть в машину, Ахмед успел сказать матери, что он после задержания его поместили в 2-ю Гудермесскую больницу, а после оказания медицинской помощи перевели в н.п. Хоси-Юрт (с. Центорой).

29 марта Тамара поехала в Гудермес и проверила сказанное сыном. Врачи подтвердили факт оказания первой помощи раненному человеку. Однако фамилия и имя пострадавшего они не регистрировали, так, как "силовики" отказались предоставить им такие данные.

Надеясь, что Ахмед все-таки объявится, опасаясь навредить ему, Т. Алханова в правоохранительные органы не обращалась. Но с тех пор она ничего не знает о дальнейшей судьбе сына. На фотографии, которую получила Алханова, у ее сына ампутирована нога. Мать уверена, что ее сына содержат или содержали в нечеловеческих условиях в какой-то нелегальной тюрьме. Алханова так же сообщила о том, что в ночь на 4 марта 2006 года был похищен ее второй сын, Альви Абуязидович Мунаев, 1970 г. р., который жиль отдельно (ул. Киевская, д. 5, кв. 14).

Свидетелем похищения стала его жена, Сацита Бекбулатова. С ее слов стало известно, что в эту ночь к ним в квартиру ворвались до шести вооруженных людей в форме. Не представляясь, они спросили у ее мужа: "Ты Альви?". Получив утвердительный ответ, неизвестные увели Альви с собой, не дав ему даже одеться. Сацита видела на улице три машины ВАЗ-21099, на которых приехали похитители. Альви увезли в багажнике одной из этих машин.

 

По факту похищения Альви Мунаева, жена подала заявление в правоохранительные органы. В этот раз Тамара Алханова заявила и о насильственном исчезновении первого сына Ахмеда Мунаева. После первой чеченской войны Ахмед Мунаев около полугода работал в СИЗО г. Грозный. С этой работы он уволился из-за невыплаты заработной платы.

Альви Мунаев длительное время работал в экспертно-криминалистическом отделе при МВД ЧР. С работы был вынуждено уйти по болезни.

По состоянию на конец декабря, нет никакой информации о дальнейшей судьбе братьев Мунаевых.

Вынесен приговор по делу шести жителей ст. Шелковской, обвиняемых в террористической деятельности, нападении на сотрудников милиции и участии в НВФ. Первый приговор по этому делу был вынесен 19 декабря 2005 года. Руслан Эльмурзаев, Тимур Вараев и Ханпаша Очерхаджиев получили по 11 лет колонии строгого режима, Раджа Бечеркаев - 10,5 лет колонии строгого режима, Семен Уманцев - 9 лет в колонии общего режима, Арсланбек Джанхуватов - 8,5 лет в колонии общего режима. Приговор был обжалован прокуратурой и адвокатами осужденных. Однако в суде рассматривалась только жалоба прокуратуры. В результате повторного рассмотрения дела был вынесен новый приговор - всех подсудимых осудили на 12,5 лет лишения свободы. Адвокаты осужденных не согласны с приговором и собираются обжаловать его в суде высшей инстанции.

В Верховном суде ЧР судьей В. Абубакаровым был вынесен приговор по делу Али Течиева. Течиев, обвиняемый в участии в террористическом акте 21 августа 2004 года и в убийстве двух человек, признан полностью невиновным и освобожден из-под стражи в зале суда.

12 декабря 2006 г.

В 14.00 из дома N 30 по пятой линии в Старопромысловском районе г. Грозный сотрудники неустановленного силового ведомства похитили местного жителя, Саламбека Магомедовича Омарова, 20 лет.

По словам очевидцев, Омаров находился во дворе дома, когда туда приехали неизвестные вооруженные люди на автомашине ВАЗ-2109 (номер - 833 или 933). Они были одеты в гражданскую одежду, разговаривали по-чеченски. Не объясняя причины, они схватили Омарова и увезли его в неизвестном направлении.

Омаров - студент третьего курса юрфака филиала Махачкалинского института в г. Гудермес (учился заочно).

14 декабря Саламбека Омарова доставили в Старопромысловский РОВД. Его обвиняют в связях с боевиками. По словам родственников, у "силовиков" есть какая-то фотография, на которой изображен Омаров.

В 6.50 в с. Дачное Пригородного района РСО-А сотрудниками неустановленных силовых ведомств незаконно задержаны два местных жителя: Беслан Орцоевич Яндиев, проживающий по адресу: ул. Школьная, 75, и его брат, Аслан Орцоевич Яндиев, проживающий на той же улице по соседству. По словам жены Беслана Яндиева, Хавы Яндиевой, со всех сторон их двор был блокирован БТРами и машинами разных марок, на которых приехали "силовики" (большая часть из них были в масках). Выбив входную дверь, они ворвались внутрь дома с криками: "Всем лежать, суки!". На Хаву, лежащую с ребенком, один из пришедших наставил автомат, а когда она испугано спросила: "Что случилось, война что ли?", - другой ответил: "Для ингушей война будет каждый день и всю жизнь". Хаву с детьми затолкали в отдельную комнату. Беслана Яндиева в нижнем белье выволокли на улицу, связали и положили на землю. В доме стали проводить несанкционированный обыск. Хава сумела выйти из комнаты, в которую ее поместили, и стала следить за тем, что делали военные. Когда она вошла в зал, то увидела, как один из "силовиков" бросил под стол тряпочный сверток. Затем в комнату позвали человека с видеокамерой. Тот стал снимать, как доставали сверток из-под стола и разворачивали: в свертке оказался пистолет и глушитель. Сотрудники силовых структур стал кричать Хаве: "Что это такое?" Женщина ответила, что это пистолет, который вы сами подкинули. Один из военных замахнулся для удара, но сдержался и просто оттолкнул ее к стене, а сам вышел во двор. Хава пошла вслед за ним. Там тоже шел обыск, который проводили большое количество военных в масках. На глазах у хозяйки дома в мешок с сеном были подброшены гранаты. "Обнаружение" гранат, так же сняли на камеру. Ни в одном из этих эпизодов понятые не присутствовали. По словам Яндиевой, их вообще не было. Между тем "силовики" занялись откровенным грабежом: из дома были похищены 143 тысяч рублей, около 17 тысяч долларов США, ювелирные украшения стоимостью около 80 тысяч рублей. Когда Яндиева потребовала вернуть награбленное, военные нецензурно обругали женщину. Один из них мне заявил: "Теперь напиши своему /.../ президенту, пусть он тебя защитит" (он имел в виду президента Ингушетии М. Зязикова).

По окончании обыска, сотрудники силовых структур увезли Беслана Яндиева, не сообщив, куда он будет доставлен. "Скоро в этом селе ингушей не будет", - сказал Хаве Яндиевой военный, который, по ее мнению, был одним из руководителей операции. Подчиненные звали его "Мариком". Беслан Яндиев, по словам Хавы, узнал в одном из "силовиков" своего знакомого сотрудника силовой структуры Осетии. Он обратился к нему со словами: "Руслан, когда в АМС (администрация местного самоуправления. - ПЦ "Мемориал") села мы с тобой пили чай, не думал, что такой подлый". Хава Яндиева убеждена, что в проведении вооруженной провокации в ее доме участвовали сотрудники североосетинского РУБОП (начальник - Марик Хамциев) и сотрудники УФСБ по Северной Осетии. При сходных обстоятельствах сотрудники силовых структур забрали брата Руслана, Аслана Яндиева. В его доме в ходе несанкционированного обыска "обнаружили" гранаты, так же были украдены деньги и ценные вещи. Хава Яндиева с письменным заявлением обратилась за помощью к Президенту РФ Путину В.В, Министру МВД РФ Нургалиеву Р.Г., Прокурору РФ Чайка Ю.Г., Председателю ФСБ РФ Патрушеву Н.П., Заместителю Прокурора РФ по ЮФО Сидоруку И.И., Прокурору РСО-А Штадлеру Г., Главе РСО-А Мамсурову Т.Д.

Семья Беслана Яндиева вернулась в с. Дачное в 1997 году. В последнее время эту семью обыскивали по два-три раза в месяц, бездоказательно обвиняя Яндиева во всевозможных правонарушениях. Сотрудники районной прокуратуры по информации из УФСБ РСО-А пытались привлечь Яндиева к уголовной ответственности.

13 декабря 2006 г.

В с. Серноводск Сунженского района Чеченской Республики сотрудниками Сунженского РОВД совместно с военнослужащими ВВ МВД РФ была проведена проверка паспортного режима.

Село было блокировано с утра. При выезде из населенного пункта были установлены посты, на которых досматривался весь проезжающий транспорт. В самом селе военные ходили несколькими группами по 10-15 человек и выборочно проверяли дома.

По имеющейся информации, в ходе проверки был задержан и доставлен в местное отделение милиции местный житель, Умар Алхазурович Хункаев, 1971 г. р., проживающий по адресу: ул. Н. Асуева, 46.

В актовом зале Урус-Мартановской районной администрации состоялась встреча Дук-Вахи Абдурахманова, председателя парламента Чечни, и Магомеда Хамбиева, депутата парламента, с родственниками людей, исчезнувших после их задержания сотрудниками силовых структур. Встреча носила плановый характер: до этого председатель парламента Чечни побывал в некоторых других районах ЧР. На мероприятии присутствовали представители районных силовых структур, комендатуры и администрации.

Абдурахманов рассказал о работе, проводимой руководством республики в различных сферах, а также, среди прочего, по прекращению практики похищения людей в Чечне и по установлению местонахождения похищенных.

По его словам, в республике наметились позитивные перемены. Практически во всех районах и городах активно ведется строительство объектов социально-экономической сферы. Только за 2006 год в Чеченской Республике к началу учебного года было 90% подготовленных общеобразовательных школ тогда, как в соседнем Дагестане - всего 14%. Преобразились центральные улицы Грозного и других городов республики. И уже через несколько лет в республике не должно быть никаких следов войны. Абдурахманов подчеркнул, что все это делается благодаря "энергичности и стойкости" премьер-министра Чечни Рамзана Кадырова.

Спикер коснулся также и вопроса чеченской государственности. По его словам, до 1999 года у чеченцев была государство, но они "его потеряли". А с конца 1999 года в Чеченской Республике было только одно государство: "власть военных комендантов и людей с оружием в руках". Однако в 2003 году, после принятия чеченским народом конституции Чечни, чеченцы вновь обрели свою государственность в составе Российской Федерации, и не столь важен ее формальный статус. "Мы признаны как государство, - сказал Абдурахманов, - этому свидетельствуют посещение Чеченской республики многочисленными российскими и иностранными делегациями, в том числе и делегацией ПАСЕ". По словам Абдурахманова, немало усилий для того, чтобы стабилизировать ситуацию в этом направлении, было приложено покойным президентом Чечни Ахмадом Кадыровым. Однако при всем при этом главной задачей власти является поиск без вести пропавших людей. Этот вопрос, по словам спикера, очень актуален и стоит остро. По данным Дук-Вахи Абдурахманова, в республике числятся безвестно пропавшими 2700 человек. Он не исключил, что их число на самом деле намного больше. По его словам, в конце декабря 2006 года состоится расширенное заседание правительства Чечни под председательствованием премьер-министра Р. Кадырова, на котором будет решаться именно вопрос о похищениях. Абдурахманов подчеркнул, что до 31 декабря 2007 года работа по поиску похищенных лиц должна быть завершена и этот вопрос снят с повестки дня раз и навсегда. И в последующем в Чечне никто не должен пропасть. К тому же Абдурахманов сказал, что вся работа в этом направлении будет открытой. Будут ежемесячные отчеты о проделанной работе перед родственниками жертв на протяжении всего 2007 года.

Абдурахманов заявил, что в Урус-Мартановском районе пропали 225 человек. Из них, по данным спецслужб, 24 человека виновны в совершении ряда тяжких преступлений, а 201 - "пропали без вины".

Присутствовавший в зале представитель районной прокуратуры не смог продемонстрировать конкретный план действий по расследованию случаев похищения людей в районе. Он лишь сослался на то, что в производстве районной прокуратуры находятся 230 уголовных дел, возбужденных по фактам похищения людей. В свою очередь, представитель Урус-Мартановского РОВД сказал, что с 1999 года в Урус-Мартановском районе найдены 43 человека. Такое заявление представителя районного ОВД вызвало бурю эмоции, негодования и возмущения среди родственников жертв.

Видимо, поняв, что представителям силовых структур нечего сказать, Абдурахманов решил разрядить обстановку. Он сказал, что по фактам похищений и "исчезновений" людей должны быть созданы мобильные группы, которые будут работать отдельно по каждому случаю. В конце своей речи спикер парламента Чечни заявил: "Все, кто в погонах, и главы администраций населенных пунктов должны работать. Когда мы их (пропавших без вести) найдем, вот тогда будет социальная реабилитация. В такой вот непростой работе нам нужна консолидация людей, координация и взаимодействие силовых структур и, прежде всего немного терпения. Мы терпели до сих пор, должны потерпеть еще чуть-чуть...".

Ниже приводятся выдержки из выступлений присутствовавших в зале родственников жертв насильственных исчезновений и официальных лиц.

Раиса Берсункаева, мать пропавшего без вести сына:

"...Дук-Ваха, (обращение к спикеру парламента ЧР. - ПЦ "Мемориал") я хотела бы сказать, что до сегодняшнего дня нас, всех пострадавших, использовали все, кому заблагорассудится. К тому же, как только приближается срок каких-то выборных компаний, тут же появляются какие-то чины, которые чуть ли не приводят наших детей домой живыми и невредимыми. Но как только эти выборы заканчиваются, нас забывают и до нас никому дела нет... У меня вопрос, не пытаются ли нас вновь использовать...?".

Дук-Ваха Абдурахманов, спикер парламента ЧР:

"... Нет! Ни о каких выборах и речи не идет... Какие тут могут быть выборы? Нас выбирали не так уж давно. Всего лишь полгода назад. И никакие выборы у нас не намечаются... До переизбрания чеченского парламента еще 3,5 года. А мы планируем завершить работу по поиску похищенных лиц к концу 2007 года. Значит, у нас остаются еще 2,5 года до выборов. Так что это не предвыборная гонка".

Раиса Берсункаева:

"... Я говорю о предстоящих выборах Президента РФ...".

Магомед Хамбиев, депутат парламента ЧР:

"...Раиса! Меня особо задели слова, сказанные вами на счет выборов. Я хотел бы сказать и успокоить вас, что это не предвыборная гонка. Мы действительно хотим найти этих людей. К тому же, кто его знает, до очередных выборов нужно еще дожить..."

Дук-Ваха Абдурахманов, обращаясь к представителю районной прокуратуры:

"...У вас есть конкретные предложения, что нужно сделать для того, чтобы поиск пропавших людей был более результативным?"

Представитель Урус-Мартановской прокуратуры:

"Нет, никаких предложений".

Представитель Урус-Мартановского РОВД:

"...Обстановка в тот период была другая. Однако за последнее время этому уделяется внимание".

Гумаев Вахит, председатель партии "Единая Россия" по Урус-Мартановскому району:

"...Если мы будем спрашивать у милиции или у прокуратуры мы никого не найдем... Все должно исходить сверху..."

Дук-Ваха Абдурахманов, спикер парламента ЧР:

"...Вахит, мы хорошо знаем друг друга, поэтому не надо так говорить. Я тебе расскажу кое-что. Никто не обвиняет ни милицию, ни прокуратуру. Они просто должны работать, выполнять свои обязанности".

Раиса Берсункаева, потерпевшая:

"...Начиная с момента похищения наших детей, мы, пострадавшие делали ту работу, которую должны были провести сотрудники прокуратуры и правоохранительных органов. То есть, мы сами занимались приводом свидетелей для того, чтобы их допрашивали следователи прокуратуры. Мы называли, и до сих пор называем, бортовые номера военной техники. Бывали моменты, когда, мы, родители встречались с теми военными людьми, которые бывали в наших домах в момент задержания наших сыновей и прямо на улицах указывали на них пальцем. Но, тем не менее, никакого результата нет. И сегодня мы надеемся, что мы наконец-то будем услышаны и выслушаны. Нам очень непонятна ситуация, когда представители правоохранительных органов не находят даже тех пропавших, которые были задержаны на действующих блок постах, которые добровольно сдались властям".

Магомед Бакашев, кадий Урус-Мартановского района:

"... Я знаю, что людей задерживала и военная комендатура, и временный отдел внутренних дел, и другие силовые подразделения... К тому же, лично я выкупал трупы у представителей официальных силовых структур...

Я знаю вон ту женщину (показывает на потерпевшую жительницу Урус-Мартановского района. - ПЦ "Мемориал"), у нее пропали двое сыновей. Они были в комендатуре, но потом их отвезли в часть... А там мне сказали "нет". В таком случае наши руки связаны...".

Зайнап Джамбекова, руководитель РОО "Жертв войны", потерпевшая:

"...Я бы хотела, чтобы вы обратили внимание на то, что у нас до сих пор нет своей лаборатории медицинских экспертиз... На мой взгляд это тоже немаловажно... Вы знаете, я, прямо скажем, ходила по трупам в поисках своего пропавшего сына. Как только до меня доходил слух, что в том или ином месте найдены останки человеческого тела, я туда приезжала и осматривала трупы. И сколько подобных трупов мы похоронили. Мы не знаем кто они такие... И если не будет учреждения, где проводятся медицинские анализы, экспертизы, мы сможем добиться незначительных результатов..."

Д.-В. Абдурахманов, спикер парламента ЧР:

"... Я понял. Полностью согласен с тем, что вы говорите на счет лаборатории. Мы подготовили соответствующие бумаги и уже их отправили. Теперь в завершении нашей встречи я хочу сказать, что мы встретимся здесь ровно через две недели. Хочу сказать, чтобы вы знали, наши люди пропадали, потому что наши же люди их продавали. У нас должен быть результат через месяц. Мы поставили вопрос о создании межведомственной комиссии по поиску безвестно пропавших. На алтарь мы должны положить все, чтобы найти этих людей. И до конца следующего года цифра 225 похищенных должна исчезнуть".

14 декабря 2006 г.

В больнице с. Курчалой скончался местный житель, Усман Увайсович Тимербулатов, 25 лет. Усмана похитили 4 декабря сотрудники Курчалоевского РОВД, которые затем передали его на базу "кадыровцев" в с. Центорой. 11 декабря Тимербулатова отпустили. Родственники сразу же положили его в больницу.

По словам односельчан, в заключении Темирбулатова жестоко били дубинкой (серьезно повреждены мышцы на спине, животе, руках и ногах), раздавили гениталии, обливали холодной водой на улице. По словам врачей, шансов выжить у Усмана практически не было.

По факту смерти Темирбулатова районная прокуратура возбудила уголовное дело. Сотрудники прокуратуры допросили его отца и двоюродного брата, какие показания они дали, неизвестно. Перед допросом к отцу Усмана, Увайсу Тимербулатову, приходил из РОВД начальник милиции общественной безопасности РОВД, чтобы передать бумагу с готовыми показаниями, которые Увайс должен был дать сотрудникам прокуратуры.

15 декабря 2006 г.

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный обратилась семья Мусаевых, проживающих в с. Автуры Шалинского района Чеченской Республики. В своем заявлении они сообщают о том, что последние три года их семья подвергается преследованиям со стороны сотрудников различных силовых структур. Как утверждают Мусаевы, за это время у них дома 61 раз проводились обыски и проверки. Как правило, обыски не были санкционированы, сопровождались угрозами, нецензурной бранью и уничтожением имущества.

Причиной столь пристального внимания к этой семье со стороны "силовиков" является тот факт, что один из членов этой семьи, Аслуди Ломалиевич Мусаев, 1977 г. р., - боевик.

Мусаевы неоднократно заявляли представителям власти, что они на протяжении нескольких лет не имеют никакой связи с Аслуди. Несмотря на это, от них постоянно требуют предоставить информацию о его местонахождении.

В своем заявлении Мусаевы приводят факты противоправных действий против них со стороны сотрудников силовых структур.

23 августа 2005 года в день переклички учащихся школы с. Автуры одним из командиров местного АТЦ ("антитеррористического центра") по имени Висит был похищен ученик этой школы, Ахмад Мусаев, 15 лет. Более суток подростка продержали в сыром темном помещении с целью получения сведений о его дяде Аслуди Мусаеве.

20 октября 2005 года тот же Висит без всяких на то законных оснований забрал в с. Автуры паспорта у братьев Мусаевых: Юсупа и Исы. Документы вернули только через 2,5 месяца. Все это время, не имея на руках паспортов, Мусаевы подвергались риску быть задержанными во время проведения паспортной проверки.

В ночь на 12 января 2006 года в с. Автуры в дом Дагман Идрисовой (по мужу - Мусаевой) по адресу ул. Черкесская, 55, ворвалась группа сотрудников силовых структур, - до 12 человек, одетых в камуфляжную форму, вооруженых автоматами и пистолетами с глушителями, говоривших по-чеченски. Они не представились и ничего не объяснили, - просто облили дом керосином и подожгли его.

22 февраля 2006 года заявление об этом было подано в прокуратуру. Был получен ответ заместителя прокурора Шалинского района Ш.Д. Хамидова, - Идрисовой было отказано в возбуждении уголовного дела против сотрудников шестой роты полка им. А. Кадырова в связи с отсутствием в их действиях состава преступления. В части поджога домовладения сообщается, что 28 января 2006 года возбуждено уголовное дело. На январь 2007 года Идрисова ничего не знает о ходе расследования этого уголовного дела.

16 октября 2006 года в с. Автуры в дом к Харону Мусаеву, 1953 г. р., старшему брату Аслуди Мусаева, пришел Илес Докуев, уроженец Автуров, проживающий в с. Джалка Гудермесского района. Докуев представился правозащитником и предложил свои услуги по возвращению Аслуди к мирной жизни. При этом он сослался на действующую амнистию. Докуев уверял Мусаева в том, что у него хорошие связи во властных структурах и что, используя их, он может оказать помощь в амнистии Аслуди. Докуев сказал так же, что, по его данным, у властей нет информации о причастности Аслуди к тяжким преступлениям, т.е. убийствам людей. В свою очередь Харон Мусаев объяснил ему, что больше всех желает вернуть Аслуди к нормальной жизни, прекратив, тем самым, произвол в отношении семьи со стороны "силовиков", но не имеет связи с Аслуди.

На следующий день 17 октября к Харону Мусаеву пришли трое оперативных работников ФСБ, - так они представились, удостоверения не предъявили. Они так же говорили о возможной амнистии Аслуди. Сотрудники ФСБ сказали, что это последний шанс для него вернуться и изменить свою жизнь. Вместе с тем, они дали понять, что Аслуди придется некоторое время сотрудничать с ними. В противном случае они пригрозили его физическим устранением. По их утверждению, такая ликвидация - лишь вопрос времени.

18 октября к Харону Мусаеву снова пришел Илес Докуев и сообщил, что у него по поводу амнистии Аслуди состоялся разговор с Адамом (по всей вероятности с Адамом Делимхановым, вице-премьером ЧР, курирующим силовой блок). По его словам, Адам обещал помочь, если на нем нет человеческой крови. Докуев сообщил так же Харону слух о том, что якобы один из братьев готов организовать встречу с Аслуди представителям российских спецслужб за 10 тысяч долларов. Харон опроверг эти сведения, заявив, что это клевета, не имеющая под собой никакой почвы, и что это специально кем-то распространяемые слухи с целью дискредитации семьи.

19 октября к Харону Мусаеву приехали на автомашине пятеро вооруженных военных в камуфляжной форме. Один из них представился Хизиром - командиром шестой роты полка имени А. Кадырова. Он начал разговор об Аслуди. "Кадыровцы" говорили грубо. Высказывали угрозы примерно такого содержания: "Мы его убьем, а вам жить не дадим". Харон попросил Хизира быть немного корректнее. "Кадыровец" обматерил Харона и, уезжая, поклялся священным месяцем Уразы убить троих братьев Аслуди, если последний что-нибудь сделает его сослуживцам.

4 ноября 2006 года в дом к Харону Мусаеву пришли трое вооруженных сотрудников местных силовых структур. Один из них, по имени Мусса, заявил Харону, что у них есть информация о готовящемся теракте против их командира, и что этот теракт готовит Аслуди Мусаев. По его словам, информация исходила от спецслужб.

"Мы с моим командиром - братья по клятве. Если с ним что-нибудь случится, то я объявлю тебе кровную месть", - предупредил Мусса и ушел вместе со своими сослуживцами.

12 декабря 2006 года, около 13.00, во двор Харона Мусаева ворвались около двадцати "силовиков", приехавшие на трех автомашинах УАЗ и грузовике "Урал". Часть из них была в масках, командовал военный без маски, славянской внешности. Были среди военных и чеченцы. Не ответив на просьбу представиться, командир потребовал информацию об Аслуди Мусаеве, угрожая расправой и "неприятностями" Харону и другим членам его семьи.

Тем временем военные в масках вошли в дом и провели несанкционированный обыск. Искали в доме и в хозяйственных постройках во дворе. Обыск сопровождался погромом, - поломана мебель, разбросаны и испорчены вещи. Все происходящее военные снимали на камеру. На просьбу хозяйки дома закрыть дверь, так, как детям холодно, командир заявил: "Не дадим жить ни вам, ни вашим детям, будем вас давить!"

 

Подобные же обыски в тот же день были проведены и у других родственников Аслуди Мусаева: у его матери, Дагман Идрисовой, у дяди - Алауди Идрисова (ул. Ленина), у зятя - Нохи Адагаева (ул. Сутаева).

В ночь на 13 декабря в дом Дагман Идрисовой, где она живет с дочерью и семьей сына (пять человек) Юсупа Мусаева, инвалида второй группы, ворвалась группа вооруженных людей, до полутора десятков человек в камуфляжной форме. Они приехали на трех машинах "Жигули". Два человека в масках обыскали жилой дом, котельную и подвал. Неизвестные искали Аслуди Мусаева.

14 декабря в дома Харона Мусаева и Юсупа Мусаева снова пришли с проверкой люди в камуфляжной форме. Как обычно, они, не представившись, провели обыск и ушли.

В ПЦ "Мемориал",
Прокурору ЧР Кузнецову В.П.,
Генеральному прокурору РФ, Чайке Ю.Я.,
Председателю Парламента ЧР
Абдурахманову Д.-В.,
Уполномоченному по Правам человека в РФ
Лукину В.П.,
Уполномоченному по Правам человека в ЧР
Нухажиеву Н.

От семьи Мусаевых, проживающих:
ЧР, Шалинский район,
с. Автуры, ул. Черкесская, 55.

Заявление

Уважаемые представители власти и правозащитники! Обращается к Вам семья Мусаевых, проживающих по адресу: Чеченская республика, Шалинский район, с. Автуры.

Доводим до Вашего сведения, что наша семья на протяжении нескольких лет, терроризируется в буквальном смысле этого слова со стороны представителей различных силовых структур Российской Федерации, состоящих как из русских, так и чеченцев.

Всего за эти три года с незаконными обысками и проверками в наши дома днем и ночью врывались представители различных силовых структур 61 раз. Все их визиты, как правило, сопровождаются угрозами, нецензурной бранью, уничтожением имущества, несанкционированными обысками. При этом они никогда не представляются.

Причиной всего этого произвола с их стороны, является то, что один из членов нашей семьи, Мусаев Аслуди Ломалиевич, 1977 г. р., является боевиком.

Мы неоднократно заявляли представителям власти, что мы на протяжении нескольких лет не имеем с ним никакой связи и что не можем нести ответственность за него. Однако, несмотря на это, от нас постоянно требуют выдать его, или предоставить информацию, которой у нас нет о его местонахождении.

/.../Факты насилия по отношению к семье (Мусаевых)

С нашей стороны после вышеописанных посещений сотрудников ФСБ и Докуева Илеса была проведена определенная работа, по поиску Аслуди. Но тут как сказано выше начались облавы, обыски, проверки в домах родственников. Как мы считаем, это демонстрирует нежелание определенных сил решить вопрос амнистирования Аслуди мирным путем.

Кто бы и чтобы ни говорил и не делал, мы за использование возможностей амнистирования нашего родственника, Мусаева Аслуди. Это наш путь.

Если местонахождение Аслуди будет установлено, просим дать нам возможность переговоров с ним, с целью склонить его к добровольной сдаче властям.

На основании всего изложенного убедительно просим Вашего содействия, действенных мер, шагов, с цель пресечения грубых нарушений Прав человека, коллективного наказания и коллективной ответственности в отношении нашей семьи, как запрещенными актами Российским законодательством, так и международными конвенциями со стороны силовых структур РФ.

15.12.06 г.

Идрисова Д. М."

16 декабря 2006 г.

В ночь на 16 декабря, около полуночи, в с. Танги-Чу Урус-Мартановского района Чеченской Республики сотрудниками неустановленных силовых структур из своего дома был похищен местный житель, Булат Увайсович Магомадов (Шадукаев), проживающий в доме по пер. Центральный. На второй день его труп был обнаружен в Октябрьском районе г. Грозного. На теле убитого имелись многочисленные следы от пыток и побоев, а также несколько пулевых ранений.

В 2002 году, когда Булат Магомадов работал чабаном в Ростовской области, его задержали сотрудники силовых структур по обвинению в убийстве жителя с. Танги-Чу Вахита Баталова. Он был осужден на пять лет лишения свободы. Булат отсидел около трех лет и освободился досрочно. Домой приехал три месяца назад.

Магомадов никогда не был членом ВФ ЧРИ. Местные жители не могут объяснить причину столь жестокого убийства.

18 декабря 2006 г.

Около 4.00 в с. Алхан-Юрт Урус-Мартановского района Чеченской Республики неизвестные вооруженные люди похитили местного жителя, Мусу Аднановича Пайхаева, 1962 г. р., проживающего по адресу: ул. Чехова д. 24.

Десятка два человек в масках подъехали на машинах "Газель" и "Нива" белого цвета без номеров, и, взломав дверь, ворвались в дом, где находились Муса Пайхаев, его свекровь, сын 17-ти лет, и двое детей четырех и шести лет. Неизвестные не представились, не показали документы, вели себя агрессивно, грубо ругались. Они заставили всех лечь на пол, связали старшего сына и свекровь. Мусу подняли с постели, не дав одеться, босого, вывели на улицу и увезли, - никому из родственников не сообщили, куда его увозят, и где будут содержать. На начало 2007 года местонахождение Мусы Пайхаева не известно.

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный обратилась Яха Дудушевна Хайдаева, проживающая по адресу: ЧР, г. Грозный, ул. Б.Хмельницкого, д.141, кор. 3, кв. 97.

Она обратилась с жалобой на одного командира одного из подразделений так называемого "нефтеполка" Адама Геремеева, который, по словам Хайдаевой, оказывает на нее психологическое давление. Геремеев периодически посылает к ней домой своих подчиненных, которые требуют от женщины освободить занимаемую ей и ее сестрой (у сестры - четыре малолетних ребёнка) квартиру, владелицей которой она является на основании ордера. Геремеев, предъявляя претензии на эту же квартиру, не предоставляет никаких правоустанавливающих документов. Хайдаева считает, что Геремеев превышает свои служебные полномочия, ущемляет ее жилищные и конституционные права. Также Хайдаева направила письмо в МВД ЧР на имя Р. Алханова с просьбой провести служебную проверку по вышеизложенному факту для принятия соответствующих мер.

19 декабря 2006 г.

В ночь на 19 декабря, около полуночи, в лесу возле с. Чожи-Чу, расположенном в 10-12 км от с. Катыр-Юрт и в 4,5 км от с. Янди (Орехово) Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики с военного вертолета были обстреляны пять жителей с. Катыр-Юрт.

В результате этого обстрела погибли жители с. Катыр-Юрт: Салман Махамбекович Минтаев, 1977 г. р., проживавший по адресу: ул. Гагарина, д. 8 и Висхан Абумуслимович Арсанукаев, 1981 г. р., живший на той же улице. Ранение в ноги получил брат Висхана, Лема Абумуслимович Арсанукаев.

Пять жителей с. Катыр-Юрт, - Салман Минтаев, его племянник Мансур Минтаев, 1981 г.р., братья Арсанукаевы, Магомед, 1971-72 г.р., Висхан, 1981 г.р. и Лема, 38 лет, - на двух грузовых машинах поехали за металлом на заброшенную нефтевышку. Обычно в те места местные жители ходили за черемшой. Одна из машин сломалась, не доехав до места 600-700 метров. Поломка была серьёзная, и дальше они пошли пешком. Салман Минтаев поднялся на возвышенность, чтобы связаться по мобильному телефону с братом и сообщить ему о поломке машины. До брата он не дозвонился, но смог дозвониться племяннице Азе, которая живет в Ингушетии. Салман попросил ее связаться с братом и привезти нужную деталь для машины. Ночевать катыр-юртовцы остались в лесу, во вркемянке, в которой в сезон ночевали заготовители черемши. Костра не разводили. Они слышали шум вертолета неподалеку, но не обратили на него внимание. Спать легли вместе на одни нары.

Внезапно по избушке был нанесен удар. Предположительно, это была ракета с вертолета. Она попала между Салманом Минтаевым и Висханом Арсанукаевым. Салман погиб сразу, Висхан прожил еще около двух часов. Ранение получил Лема.

Магомед и Мансур взяли на руки Лему, добрались до машины и поехали домой и около двух часов сумели вернуться в село. Утром они пошли в милицию, сообщили о том, что случилось, и попросили помочь вывезти тела погибших. Милиционеры поехали с ними, но осколки с места происшествия они не брали, а судмеэкспертиза произведена не была. Тела Минтаева и Арснукаева привезли и похоронили только 20 декабря. Состояние здоровья Лемы Арснукаева оценивается как удовлетворительное.

20 декабря Магомеда и Лему Арсанукаевых, Мансура Минтаева вызвали в отделение милиции для дачи показаний. Их просьба остаться на похороны родственников, учтена не была. Старшие родственники пытались вмешаться, но их просьбам не вняли.

23 декабря к девяти утра всех троих вызвали в прокуратуру Ачхой-Мартановского района. Там они провели около часа, после чего им убедительно предложили проехать для продолжения беседы на Ханкалу: "Давайте, давайте, а то такие проблемы будут, еще пожалеете...". С Ханкалы они вернулись только к девяти вечера. Судя по характеру вопросов и поведению беседовавших с ними военных и прокурорских было понятно - Магомеда Арсанукаева, Лему Арсанукаева, Висхана Арсанукаева, Салмана Минтаева и Мансура Минтаева хотят оформить как группу боевиков, таким образом, оправдав удар по лесной времянке и гибель Салмана с Висханом. В этой ситуации семьи погибших не получат положенных компенсаций, а троих оставшихся в живых будут ещё и судить за преступления, которых они не совершали.

Вахид Минтаев, старший брат Салмана и отец Мансура, не знает, что предпринять: "При допросе им показывали распечатки телефонных разговоров. Спрашивали: "Куда звонили, зачем звонили, кто такая эта Аза?"... Почему они должны были на Ханкалу без нас ехать? Ведь Ханкала - кладбище для чеченцев! Но им сказали: "Не поедете, хуже будет". Они нам позвонили из прокуратуры, говорят - такая ситуация. У нас тут похороны, мы все организуем, и еще о них волнуемся, не знаем, что делать. Это настоящее запугивание. И наши родственники из Слепцовской, говорят, что где-то в Интернете видели сообщение, что уничтожен боевик Минтаев! Ребят вызывают, они куда-то едут, а их могут по дороге просто убрать как свидетелей, а потом сказать, что боевики украли. Эти ребята - не боевики, ни в чем не замешаны. Они не делали ничего противозаконного. Они - жертвы, а из них виноватых делают". На военной базе, какие-то военные предъявили им распечатки телефонных разговоров Салмана Минтаева. Спрашивали про племянницу Минтаева, Азу. После допроса их отпустили домой.

На конец начало января 2007 года родственникам и пострадавшим неизвестно, возбуждено ли уголовное дело, никто потерпевшим не признан.

Рассказывает представитель администрации с. Катыр-Юрт:

"Я хорошо знаю этих ребят. Они всегда заготавливают дрова и черемшу для продажи. У них это единственный источник существования. И сейчас они пошли с целью собрать черемшу для продажи. В лесу, видимо, у них сломалась машина, и они не смогли вовремя вернуться домой. Поэтому они и решили остаться на ночлег. Эти ребята никогда не входили в какие-либо вооруженные формирования, поэтому обидно, что все закончилась так трагично".

В 11.20 в райцентре Ачхой-Мартан с места работы на техстанции, расположенной напротив пункта временного размещения беженцев и вынужденных переселенцев (ПВР), сотрудниками неустановленной силовой структуры похищен уроженец с. Самашки Ибрагим Базерович Исламов, 1975 г.р., временно проживающий в ПВР Ачхой-Мартана.

По словам очевидцев, два человека в гражданской одежде подошли к Ибрагиму Исламову и предложили ему проехать с ними. Ибрагим спросил: "Вы из Ачхой-Мартана? Сотрудники милиции?" Они ответили утвердительно, и Ибрагим поехал с ними. Уехали на двух машинах ВАЗ-2107. В первой машине было четыре человека, - два чеченца в гражданской одежде, и двое русских в камуфляжной форме, с оружием.

На Урус-Мартановском перекрестке Ибрагима пересадили на заднее сидение машины, надвинули шапку на глаза. Ехали недолго. Проехали через центр Урус-Мартана, - Ибрагим смог это разглядеть через шапку, - и привезли в какое-то помещение, расположенное, предположительно, на самой окраине Урус-Мартана. Исламова поставили на колени и стали допрашивать. В ходе допроса унижали, ругались матом.

Ибрагима спрашивали о дяде, - Ризване Эльбиеве. В ходе "первой чеченской" войны тот был начальником Особого отдела ДГБ ЧРИ, и в этом качестве курировал "СИЗО ДГБ" - лагерь, где содержались пленные и заложники, из которых, по крайней мере, 55 человек погибли. Эльбиева задержали в Ингушетии, где он скрывался под чужими документами, в марте 2006 года, в ходе следствия он был подвергнут жесточайшим пыткам с целью получить ложные свидетельства против Ахмеда Закаева. Это получило большую огласку, и с октября Эльбиева допрашивают относительно СИЗО ДГБ, погибших там заложников и местах их захоронений.

На вопросы о своём дяде Ибрагим отвечал, что в настоящий момент он ничего о нем не знает, что - они давно не общались. Ему возразили, что он "все знает", так как у Эльбиева от него секретов не было.

Ибрагима спрашивали, являлся ли он участником НВФ, кого знает из боевиков, про каких-то журналистов, про расстрелянных людей и др.

Исламов отвечал, что про какие-то случаи слышал по телевизору, про другие -слышал от людей, но сам не имеет к этим сюжетам никакого отношения.

Допрашивавшие его люди сказали, что все равно будет следствие и суд.

В тот же день после 20.00 Исламова привезли обратно в Ачхой-Мартан и отпустили. По его словам, в Урус-Мартане его продержали около часа, потом отвезли в Грозный, в прокуратуру. Вез какой-то человек в гражданской одежде, к которому обращались по воинскому званию - "капитан". В прокуратуре задавали те же вопросы, что и в Урус-Мартане.Б.зЮ

После того, как Исламова похитили, его родственники предприняли активные поиски. Они обращались в РОВД и в прокуратуру Ачхой-Мартана и МВД ЧР. Жители ПВРа вышли к РОВД Ачхой-Мартана с требованием указать местонахождение похищенного. Абдулкадыров, прокурор района, дал слово, что к вечеру Исламова отпустят.

Позднее Исламову вручили повестку явиться в прокуратуру ЧР 23 декабря к старшему следователю прокуратуры ЧР Э.А. Самбиеву. С него взяли подписку о невыезде, а в повестке указали, что он вправе пригласить защитника самостоятельно, либо ходатайствовать об обеспечении участия защитника, таким образом, есть серьёзные основания предполагать, что Ибрагим вызывается в качестве обвиняемого.

Ибрагим Исламов прописан по адресу: с. Самашки, ул. Орджоникидзе, д. 69. С началом второй чеченской кампании переехал в Ингушетию, где проживал в палаточном лагере "Сацита", ст. Орджоникидзевская. В Чечню вернулся в мае 2004 года. Ранее Ибрагим никогда не задерживался правоохранительными органами.

Дядя Исламова, Ризван Эльбиев, в ходе "первой чеченской" войны тот был начальником Особого отдела ДГБ ЧРИ, и в этом качестве курировал "СИЗО ДГБ" - лагерь, где содержались пленные и заложники, из которых, по крайней мере, 55 человек погибли. Эльбиева задержали в Ингушетии, где он скрывался под чужими докумантами, в марте 2006 года, в ходе следствия он был подвергнут жесточайшим пыткам с целью получить ложные свидетельства против Ахмеда Закаева. Это получило большую огласку, и с октября Эльбиева допрашивают относительно СИЗО ДГБ, погибших там заложников и местах их захоронений.

Около 13.00 в ст. Ассиновская Сунженского района Чеченской Республики неизвестными был похищен местный житель, Албек Алиевич Ахмадов, 1960 г. р., проживающий по адресу: ул. Комсомольская, 17.

По словам его дочери, Тамилы Ахмадовой, отец разговаривал во дворе со своим двоюродным братом, Мохидом Читаевым. В это время возле ворот остановилась машина ВАЗ-21012 ("хэчбек") черного цвета с тонированными стеклами, регистрационный номер - 511, 06-й регион. Из машины вышел мужчина средних лет (35-40 лет), одетый в штатскую одежду. Он зашел во двор, поздоровался по-чеченски и спросил Руслана (так близкие и знакомые называют Албека). Албек сказал, что это он. Незнакомец попросил его выйти на улицу и сесть в машину. Он объяснил это тем, что ему надо кое-то уточнить. Когда Албек сел в машину, его сразу же увезли. Мохид Читаев побежал вслед за машиной со словами: "Куда вы его увозите?". Но "Жигули" не останавливаясь, на большой скорости уехали в сторону трассы "Кавказ". По словам дочери, она заметила за рулем машины человека в камуфляжной форме.

В тот же день родные обратились с заявлением к начальнику Сунженского РОВД Шамилю Куцаеву, который обещал принять все меры по розыску Албека Ахмадова. По словам родственников, Албек Ахмадов ни с кем не враждовал и не имел никаких конфликтов. По имеющейся у них информации, Албека могли задержать сотрудники ОРБ-2 или "кадыровцы" из Ачхой-Мартана. При обращении в эти силовые структуры факт задержания их сотрудниками Ахмадова отрицали.

По состоянию на начало января 2007 года установить местонахождение А.А. Ахмадова не удалось.

20 декабря 2006 г.

В Грозненском гарнизонном суде вынесен приговор по делу военнослужащих Олега Сосланбековича Биджалова, уроженца г. Беслан (РСО-Алания) и Ролана Руслановича Абиева, уроженца Владикавказа (РСО-Алания). Их обоих обвиняли по статьям 162 ("Разбой"), 167 ("Умышленное уничтожение или повреждение имущества"), а Биджалова еще и по статье 105 ("Убийство") УК РФ.

17 января 2005 года на трассе Ростов-Баку возле реки Асса перевернулась БМП. Для ее буксировки из воинской части прибыли несколько военнослужащих, в числе которых были Биджалов и Абиев. Они приехали самовольно и, по свидетельству очевидцев, были пьяны. Пока остальные занимались буксировкой БМП, Биджалов и Абиев остановили автомашину ВАЗ-2106, за рулем которой сидел сотрудник охранного агентства "Лидер" Асланбек Шовхалов, а рядом сотрудник правоохранительных органов Анзор Каимов. Военнослужащие осмотрели автомашину и обнаружили там несколько автоматов и гранаты. Несмотря на то, что Шовхалов и Каимов пытались доказать, что имеют право на перевозку оружия, военнослужащие сообщили прибывшему командиру Дерезану, что задержали боевиков. Тот забрал оружие, которое было в машине, и уехал, не предприняв мер к задержанию людей, которых счел подозрительными. Командир так же не отправил пьяных солдат обратно в воинскую часть. После этого Биджалов потребовал у задержанных деньги и драгоценности. У Шовхалова забрали золотой перстень, цепочку и телефон. Задержанным велели лечь на землю и жестоко избили их. У Каимова были зафиксированы три рваные раны на затылке, множественные ушибы. Биджалов велел Шовхалову сесть в машину и ехать вперед. Абиев остался с Каимовым. Проехав метров сорок, машина остановилась, раздалось несколько выстрелов. Абиев повернулся в сторону выстрелов, а в это время Каимов бросился к речке и сумел уйти от преследования. После этого Биджалов и Абиев несколько раз выстрелили по машине, потом покинули место преступления. Тело Шовхалова было обнаружено утром. Рядом лежало служебное удостоверение. Биджалов и Абиев уехали во Владикавказ, где сняли квартиру. Узнав о том, что их ищут, Абиев 27 января сдался, а Биджалов был задержан 3 февраля.

На суде Абиев признал свою вину полностью и рассказал обо всем, что произошло. Биджалов признал вину частично, заявив, что не убивал Шовхалова.

Суд под председательством судьи Романова приговорил Абиева к трем годам колонии-поселения, а Биджалова - к 14 годам с отбыванием в колонии строгого режима. Кроме того, принято решение по ходатайству Салавди Шовхалова, отца погибшего, об удовлетворении морального иска на сумму 150 000 рублей и материального: за поврежденную машину, телефон и пропавшие золотые изделия - на сумму в 105 000 рублей.

Поступок командира Дерезана, который можно квалифицировать как преступную халатность, на суде рассмотрен не был. Осталось неясным также, откуда взялось оружие, которое перевозили Шовхалов и Каимов. Документов на него не было. По некоторым сведениям, это оружие было изъято из схрона. Но почему его везли в Ингушетию, так и осталось неясным. Каимов, который был признан пострадавшим, также предъявил иск, но на суд не явился, иск в заседании не поддержал, поэтому он был оставлен без удовлетворения.

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Урус-Мартан обратился Мухады Якубович Дидаев, 1937 г. р., уроженец г. Грозного. С 1944 года проживал в республике Казахстан, имеет казахстанское гражданство. Мухади решил возвратиться на свою историческую родину, в Чечню. 10 ноября 2006 года он отправил по железной дороге контейнер с домашними вещами на станцию назначения: г. Назрань, Республика Ингушетия.

В контейнере были: кресло (2 шт.), кровать (2 шт.), шифоньер (1 шт.), тумбочки (2 шт.), трюмо (1 шт.), шкаф (1 шт.), стол (1 шт.), палас (6 шт.), телевизор (1 шт.), люстры 3 (шт.), посуда в ящиках (3 ящика), пианино (1 шт.), швейная машина (1 шт.), фляги (2 шт.), бочок (1 шт.), посуда в коробках 4 шт. Общая стоимость всего имущества составляет около 85 тысяч. рублей.

16 декабря Мухады Дидаеву стало известно, что контейнер с его домашним имуществом задержан российской таможней на станции Озинки Саратовской области. Задержание контейнера произведено в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации N 1223 от 5 ноября 1999 года (в редакции постановлений N 316 от 16.05.2002 г., N 36 от 22.01.2003 г., N 154 от 21.03.2006 г.). Согласно п. 4 этого постановления:

" ...Государственному таможенному комитету Российской Федерации временно прекратить таможенное оформление прибывающих из-за границы товаров и грузов, следующих в Чеченскую Республику, а также в адрес физических и юридических лиц, зарегистрированных на территории Чеченской Республики и действующих на территории Российской Федерации от имени и (или) в интересах Чеченской Республики за исключением письменной корреспонденции и не запрещенных к пересылке в Российскую Федерацию товаров народного потребления, пересылаемых в международных почтовых отправлениях, а также товаров и транспортных средств, ввозимых в адрес органов исполнительной власти Чеченской Республики...".

М. Дидаев был на приеме у заместителя председателя Правительства Чеченской Республики. Тот сообщил, что правительство Чечни не в силах разрешить проблему Дидаева. По его словам, само чеченское правительство не может добиться пропуска на территорию РФ грузов, направляемых в адрес органов власти Чеченской Республики.

В настоящее время Мухади Дидаев проживает у своих дальних родственников в с. Гойты Урус-Мартановского района. Он пенсионер. Пенсию получал в Казахстане. В Чеченской Республике у него нет ничего, кроме одежды. В задержанном таможней контейнере находиться все его имущество.

26 декабря 2006 г.

Около 7.00, в ст. Орджоникидзевская Сунженского района Республики Ингушетия сотрудниками неустановленного силового ведомства был задержан местный житель, Магомет Мухмутович Мохлоев, 1983 г.р., проживающий по адресу: ул. Чернышевского д. 3 "а", кв.3.

По словам отца Магомета, Махмута Мохлоева, рано утром к ним в дом ворвалось большое количество вооруженных людей в военной форме. Почти все они за исключением трех-четырех человек были в масках. "Силовики" приехали на двух БТРах, около 12 "Газелях" и других машинах. Они не представились и не объяснили причины своего визита. Всем мужчинам было приказано выйти на улицу. Махмут и два его сына вышли самостоятельно; третьего сына, сотрудника Сунженского РОВД, Магомеда Мохлоева, военные подняли с постели и выволокли на улицу. У него изъяли мобильный телефон и табельное оружие (пистолет). Кто-то из них спросил у Магомеда, откуда у него мобильный телефон. Тот ответил, что накануне купил его с рук у незнакомого человека. Задав еще несколько вопросов, "силовики" одели Магомеду на руки наручники, посадили в машину и увезли. Большая часть военных осталось во дворе дома Мохлоевых. Они проверили крышу дома, двор и огород. Тщательно искали в течение более шести часов, но ничего противозаконного не обнаружили. Все это время Махмут Мохлоев и два его сына стояли на улице. В 13.30 приехали сотрудники прокуратуры Сунженского района (так они представились, но не предъявили никаких документов). После их приезда "силовики" стали обыскивать дом. В 14.30 обыск закончился. И в этот раз ничего незаконного обнаружено не было. Махмуту Мохлоеву дали подписаться под протоколом обыска, и после этого военные и сотрудники прокуратуры уехали.

В тот же день Мохлоевы обратились в Сунженское РОВД и узнали, что Магомед содержится в ИВС Сунженского РОВД. Причину его задержания им не сказали. Через три дня районным судом в присутствии дежурного адвоката Магомеду предъявили предварительные обвинения и продлили срок содержания под стражей. Еще через три дня Магомеда перевезли в Назрань и поместили в ИВС МВД РИ. Все попытки родственников выяснить причину его задержания, оказались безрезультатными. 12 января 2007 года Махмут Мохлоев с письменным заявлением обратился в представительство ПЦ "Мемориал". В своем заявлении он высказывает опасения, что к Магомеду применяли недозволенные методы в ходе допросов и таким образом склонили его к показаниям против себя. Других оснований оставлять его под стражей, по мнению Махмута, у следствия нет. Махмут Мохлоев просит оказать помощь в защите прав его сына, Магомеда Махмутовича Мохлоева.

Около 16.00 в г. Назрань из офиса частной фирмы был похищен Масхуд Хамутханович Мохлоев, проживающий по адресу: ст.Орджоникидзевская, ул.Павлова, 60.

По словам очевидцев, сотрудники неустановленной силовой структуры ворвались в помещение офиса частной юридической консультации, схватили Масхуда и повалили его на пол. "Силовики" были в масках и камуфляжной форме. Они не представились. Мохлоева в течение часа допрашивали. Затем его руки сковали наручниками, посадили в машину "Нива" без номерных знаков и увезли в неизвестном направлении. "Силовики" изъяли из офиса компьютер, на котором работал Мохлоев. Примерно в это же время, сотрудники неустановленной силовой структуры в сопровождении сотрудников прокуратуры Сунженского района произвели обыск по месту жительства Мохлоева. В это время в доме находилась мать Масхуда, Минат Мохлоева. По ее словам, "силовики" вели себя грубо, нецензурно выражались и угрожали. Говорили по-русски. В ходе обыска из дома были изъяты: спортивная обувь, новый мобильный телефон "Моторола", фотоальбом и видеокассеты. И в этом случае "силовики" не объяснили причины своего визита.

В течение последующих трех дней родственники похищенного безуспешно пытались найти Масхуда Мохлоева. Они обращались в республиканскую прокуратуру, прокуратуру Сунженского района, в РОВД Сунженского района, но нигде не могли добиться встречи с руководством и получить ответы на свои вопросы. На четвертые сутки из неофициальных источников они узнали, что Масхуд содержится в ИВС Сунженского РОВД. В течение первых суток в ходе допроса Масхуда били, принуждая таким образом признаться в совершении покушения на и.о. начальника Сунженского РОВД Ису Мержоева 31 октября 2006 года в ст. Орджоникидзевская.

По словам матери Масхуда, ее сын не имеет никакого отношения к данному преступлению, так как этот день с 9.00 до 18.00 находился на работе. Ее слова подтверждает начальник Масхуда и его коллеги по работе. Мохлоев так же является студентом заочного отделения юридического факультета Института экономики и права.

12 января 2007 года Минат Мохлоева и ее муж, Хамутхан Мохлоев, обратилась с письменным заявление в представительство ПЦ "Мемориал", в котором просят оказать содействие в восстановление нарушенных прав их сына. Они опасаются за состояние здоровья Масхуда, так как, по их словам, в 2005 году врачи поставили ему диагноз- нарушение работы сердечного клапана и запретили любые физические нагрузки, а так же избегать стрессовых ситуации. У матери нет никаких гарантий в том, что в отношении ее сына со стороны "силовиков" не будет применяться физическое и моральное давление.

Масхуд Мохлоев - двоюродный брат Магомеда Мохлоева, задержанного в своем доме в тот же день, утром 26 декабря.

27 декабря 2006 г.

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Урус-Мартан обратилась жительница с. Алхазурово Урус-Мартановского района, Марет Шахбулатова. Она сообщила сотрудникам представительства, что 27 мая 2002 года ее брат Ризван Моллаевич Шамаев, 1960 г. р., проживающий по адресу: ЧР, Урус-Мартановский район, с. Алхазурово, ул. Восточная, д. 7, был похищен на остановке "городок Иваново" в Старопромысловском районе г. Грозный. Вместе с ним был задержан его ровесник по имени Иса (фамилия не известна), житель городка Иваново. По всей видимости, Ризван ночевал у него дома и в то утро Иса вышел на остановку, чтобы проводить Шамаева.

По рассказу сестры Р. Шамаева со ссылкой на очевидцев, около 10.00 Ризван и Иса стояли на остановке гор. Иванова на Старопромысловском шоссе. В это время мимо них проехала автомашина УАЗ-452 (т.н. "таблетка") серого цвета без регистрационных номерных знаков. Машина, развернулась и остановилась возле Исы и Ризвана. Из машины выбежали вооруженные люди в камуфляжной форме и начали избивать мужчин. Били прикладами автоматов. Затем обоих посадили машину и увезли в неизвестном направлении. Вечером того же дня Иса был выброшен в Заводском районе г. Грозный. Он был сильно избит. Через два дня родственники Шамаева встретились с Исой, чтобы выяснить обстоятельства похищения Ризвана и место его нахождение. Иса не смог (или не захотел) объяснить, куда они были доставлены. Со слов сестры, которая ссылается на Ису, им на головы были надеты целлофановые пакеты и оба ничего не видели.

О похищении Ризвана Шамаева родственники узнали в тот же день. Об этом им сообщила знакомая Шамаевых, жительница городка Иванова, которая видела, как забирали Ризвана. С этого дня родственники начали поиски. В устной форме они обратились практически во все силовые органы республики. Поиски не дали положительных результатов.

Гражданская жена Ризвана - Полина Ивановна Миронова, которая проживает в пос. Андреевская долина (ул. Электронная, д. 4) с письменным заявлением обратилась в адрес секретаря совета безопасности и в военную прокуратуру в целях установить судьбу Шамаева. В дальнейшем родные Ризвана, ни в какие силовые структуры не обращались и поэтому не знают, возбуждено ли уголовное дело по факту похищения Шамаева.

По состоянию на 30 декабря 2006 года местонахождение Р. М. Шамаева не установлено.

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

25 сентября 2017, 19:52

  • Суд отклонил апелляцию на приговор богослову Бабаева

    Ширванский апелляционный суд оставил в силе приговор богослову Сардару Бабаеву, осужденному на три года заключения за нарушение требований ведения религиозных церемоний. Защита не согласна с решением апелляционной инстанции и намерена подать кассационную жалобу.

25 сентября 2017, 19:35

25 сентября 2017, 19:08

  • 2 Черкесские активисты указали суду на нарушение прав Гвашева

    К председателю краснодарского краевого суда обратилась общественная организация "Очаг", заявившая о нарушении конституционных прав Руслана Гвашева на защиту и попросившая отменить решение о привлечении активиста к административной ответственности.

25 сентября 2017, 18:47

25 сентября 2017, 18:20

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей