22 января 2007, 03:37

Хроника насилия в Чеченской Республике. Ноябрь 2006 г.

2 ноября 2006 г.

В ночь на 2 ноября 2006 неизвестными были похищены двое жителей с. Катыр-Юрт Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики: Таус Мухтаров и Ахмед Дакаев. Их увезли в неизвестном направлении. Через несколько часов обоих освободили. После освобождения Ахмед Дакаев и Таус Мухтаров обращались в лечебное учреждение за медицинской помощью, поскольку, по их словам, похитители их пытали. К середине ноября их состояние оценивалось как удовлетворительное.

3 ноября 2006 г.

Около 02.00 в с. Самашки Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики сотрудниками российского силового ведомства был похищен местный житель, Мурад Вахидович Магомадов, 1982 г. р., проживающий на ул. Амбулаторная.

Ночью в дом Вахидовых ворвалась группа "силовиков" в масках. Не представившись и не объясняя мотивы своих действий, они, нецензурно бранясь и угрожая оружием, заставили всех лечь на пол, затем вытащили из комнаты Мурада Вахидова и увели с собой. Ему не дали даже одеться, забрав в майке и спортивном трико.

После того как похитители уехали, отец Мурада, Вахид Магомадов, направился в территориальный отдел милиции (ТОМ), находящийся через два квартала от ул. Амбулаторная. Милиционеры сообщили, что незадолго перед этим в село въехали три легковые автомашины "Жигули" (одна - ВАЗ-21099 и две - ВАЗ-2106). На требование остановиться сидящие в ней люди крикнули: "Свои" - и проехали дальше. Вскоре те же машины проехали обратно, моргнув фарами и объехав стоящих на посту милиционеров.  Сотрудники ТОМ в салоне одной из машин увидели начальника криминальной милиции Ачхой-Мартановского района полковника Вячеслава Николаевича Куликова.

В тот же день в 7.00 Вахид Магомадов поехал в Ачхой-Мартан и обратился в РОВД. Однако там заявили, что Мурад Магомадов у них не содержится. Такой ответ не удовлетворил Вахида, и он добился встречи с Вячеславом Куликовым. Начальник криминальной милиции подтвердил факт задержания М.Магомадова. По его словам, он уже передал задержанного в ФСБ, затем Мурада оттуда переведут назад в Ачхой-Мартановский РОВД. На вопрос Вахида за что забрали его сына, Куликов ответил: "Он мало отсидел!".

За полгода до этого, 17 марта 2006 года, Мурад Вахидович Магомадов вместе с двумя другими жителями с. Самашки, Адланом Сайд-Хасановичем Мазуевым, 1984 г. р., и Мурадом Таусовичем Хаджиевым, 1981 г. р., был задержан в г. Твери и доставлен в Чеченскую Республику. 21 марта 2006 года он был помещен в изолятор временного содержания (ИВС) при РОВД Ачхой-Мартановского района.

15 июня 2006 года состоялся суд, в ходе которого Мурад Магомадов был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 208 ч. 1 (участие в незаконном вооруженном формировании) УК РФ и осужден на полтора года лишения свободы. За начало срока заключения было принято время помещения осужденного в ИВС Ачхой-Мартановского РОВД. Местом отбывания наказания  была определена Наурская колония общего режима.

27 сентября 2006 года судья Наурского районного суда А.Д. Яндаров с участием помощника прокурора того же района Х. Магомадова и в присутствии секретаря З. Астамировой в открытом судебном заседании рассмотрел прошение о досрочно-условном освобождении Мурада Магомадова и удовлетворил его. В принятом по этому поводу постановлении сказано: "Осужденный провел в заключение более одной трети положенного срока. За это время с его стороны не было нарушений режима, имеет одно поощрение за добросовестное отношение к труду. В содеянном раскаивается..." И далее: "На основании и руководствуясь ст. 79 УК РФ и ст. 399 УПК РФ суд постановил условно-досрочно освободить М.В. Магомадова на оставшийся срок наказания 11 месяцев 23 дня".

Днем 3 ноября в дом к Вахидовым снова приехали сотрудники какой-то силовой структуры, которые провели обыск дома и хозяйственных построек, а также перекопали в некоторых местах огород. При этом они отказались представиться, не показали необходимые для проведения обыска документы, свои действия сопровождали оскорблениями и угрозами. Не найдя ничего, представляющего для них интерес, "силовики" уехали.

5 ноября 2006 г.

Приблизительно в 3.00 в с. Катыр-Юрт Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики группа неизвестных вооруженных людей в масках совершила разбойное нападение на дом местной жительницы Сациты (Маки) Сатуевой, 1955 г. р., проживающей по адресу: ул. Чкалова, 67.

Ночью в дверь Сатуевой сильно постучали. Женщина подошла к ней, но не успела открыть: неизвестные сильным ударом выбили дверь, сбив Сатуеву с ног. В дом забежали до семи человек. Сорвав с головы Маки платок, ей связали руки за спиной. Два человека зашли в комнату, где спала сноха (жена младшего сына) с грудным ребенком и связали ее простыней. Затем Маку схватили за волосы и выволокли во двор. Один из нападавших приставил к ее горлу нож и потребовал отдать деньги и драгоценности. Другой сказал, что этим же ножом он совсем недавно зарезал ее сына, Юсупа. Маку ударили рукояткой ножа по голове; лезвием порезали правую руку и искромсали халат. В это время несколько человек обыскивали дом. Разбросав вещи и перевернув мебель, преступникам удалось найти деньги и украшение на общую сумму 470 тысяч рублей. Забрав награбленное, бандиты скрылись. По словам пострадавшей, нападавшие разговаривали по-чеченски.

Утром домой вернулись два сына Саутевой: Юсуп Лечаевич Сатуев, 1977 г.р., и Хамзат Лечаевич Сатуев, 1980 г.р., - оба сотрудники милиции, работают в Грозном. В тот же день Юсуп написал заявление в Ачхой-Мартановскую прокуратуру. По факту ограбления прокуратурой возбуждено уголовное дело.

По словам Юсупа, на него и на его младшего брата уже трижды совершалось покушение.

Старший брат, Алихан Сатуев, 1975 г. р., был похищен 14 июня 2003 года. А. Сатуева забрали сотрудники Октябрьского ВОВД из его собственной квартиры, расположенной по адресу: г. Грозный, Заводской район, ул. Р.Люксембурга, 27. Руководил задержанием начальник ВОВД "Николай", прикомандированный в Чечню из Ярославской области. Он признал факт задержания Алихана, но утверждал, что его отпустили на второй день. Однако о местонахождении Алихана с тех пор ничего неизвестно. Об этом случае писал журналист из "Новой газеты" В. Измайлов в статье "Отдел внесудебных расправ" (НГ №1 за 2004 год).

8 ноября 2006 г.

В ст. Калиновской Наурского района Чеченской Республики был задержан житель с. Пригородное Грозненского (сельского) района Магомед Габуев. При задержании он был ранен в ногу. Через два дня родители Габуева были извещены о том, что из Владикавказа РСО-А, после проведения судебно-медицинской экспертизы, доставлен труп их сына. На трупе имелось только одно входное пулевое отверстие на ноге; следов пыток или какого-либо иного физического воздействия не было.

Магомед Габуев несколько лет прожил во Франции в качестве беженца. Год назад при проведении спецоперации погиб его брат. Магомед вернулся домой в конце весны 2006 года и подал документы на паспорт. В день, когда он его получил, за ним неожиданно приехали сотрудники милиции Грозненского РОВД. Они заявили, что Магомед забыл расписаться в каком-то документе и для этого должен вернуться в РОВД. Магомеда в это время дома не было. Узнав, что его вызывают в милицию, он испугался и перестал ночевать дома. Через некоторое время он сдал паспорт в администрацию села на прописку. Обратно ему документ не вернули, известив, что он должен придти за ним в милицию.

Магомед уехал в ст. Калиновскую, где проживал его дядя, местный мулла Назиров. Ночевал он в пустующем коттедже вместе с 14-летним сыном муллы, Ахмедом.

8 ноября возле дома, в котором они ночевали, была устроена засада. Полностью обстоятельства проведения спецоперации неясны, но известно, что Назиров просил не стрелять, ручаясь, что сможет убедить племянника сдаться. Однако, сотрудники силовых структур, осуществлявшие спецоперацию, стрельбу не прекратили. Габуев побежал и был ранен в ногу. Вероятно, пуля, попавшая в него, была со смещенным центром.  По словам очевидцев, раненый жаловался  на боль в животе.

9 ноября 2006 г.

В с. Даттых Сунженского района Республики Ингушетия в доме Мустафы Пидиева сотрудники российской силовой структуры провели обыски и проверили документы у присутствующих в доме людей. По результатам проверки никто задержан не был, претензий высказано не было.

6 ноября в доме Пидиевых проходили похороны уроженца этого села, Мухтара Мустафаевича Пидиева, 1979 г. р. Он погиб накануне, в результате дорожно-транспортного происшествия (труп из искореженной машины извлекали сотрудники МЧС).

Поминки по погибшему (седьмая ночь) были назначены на 12 ноября. Пидиевы известили всех родственников о дате проведения траурного мероприятия. 11 ноября племянник Пидиевых, Али Абубакарович Хайров, вместе с другим родственником, Али Мовлаевичем Гапархоевым, на своих машинах приехали в населенный пункт и привезли продукты на поминки. В тот же день, после 17,00, Хайров и Гапархоев, взяв с собой еще двух человек (Ису Гуноева и Ваху Оздоева) поехали домой. Отъехав от села примерно 200 метров, их машину остановили сотрудники силовых структур. Они приказали мужчинам выйти из машины, лечь на землю и не задавать лишних вопросов. Им так же было приказано не разговаривать между собой. "Силовики" обыскали мужчин, затем поставили их на колени. В таком положении продержали около часа. По истечении этого времени подъехали другие военные, среди которых был начальник криминальной милиции РОВД Сунженского района Магомед Евлоев. Задержанные спросили у него причину, по которой их здесь держат, на что Евлоев по-ингушски сказал, что не в силах что-нибудь сделать ("Са кара х1ама дац, фу дергда аз"). Хайрову и его спутникам приказали вернуться обратно в с. Даттых.

12 ноября к с. Даттых стали подъезжать родственники и знакомые Пидиевых, ехавшие на поминки. При въезде в село их останавливали милиционеры. Среди них были сотрудники  как республиканского МВД, так и командированные из других регионов России. В частности, здесь находились начальники отдела милиции с. Галашки С. Баркинхоев и криминальной милиции Сунженского РОВД. М. Евлоев.

Они обыскивали машины и проверяли  у людей проверяли документы (некоторые паспорта фотографировали).  В населенный пункт никого не пропускали. Никаких объяснений своим действиям милиционеры не давали. Через некоторое время людям разрешили проехать в село, но запретили покидать его до особого разрешения. Те же, кто попытался уехать без разрешения, были вынуждены вернуться обратно. Около 13.00 группа "силовиков" вошла в село и блокировали дом Пидиевых, взяв под прицелы автоматов людей, находившихся во дворе. Два "силовика" вошли в дом и произвели обыск. Одновременно с этим в селе были досмотрены еще несколько жилых и пустующих домовладений. Главе администрации села, Магомеду Мустафаевичу Пидиеву, старший офицер заявил, что пристрелит его, если заподозрит в "плохом". Обыски в населенном пункте продолжись до 15.00. К этому времени в доме Пидиевых на поминки собрались более 60 человек. Однако им было приказано покинуть с. Даттых в течение получаса, в противном случае обещав продержать в селе еще сутки. В итоге, пришлось уехать даже тем, кто подъехал лишь несколько минут назад и не успел выразить соболезнование семье Пидиевых.

Местные жители и люди, оказавшиеся в том момент в селе, были возмущены такими действиями сотрудников силовых структур; однако ничего сделать не могли и вынуждены были подчиниться.

ПЦ "Мемориал" напоминает, что 24 мая 2006 года сотрудниками Урус-Мартановского РОВД были незаконно задержаны глава администрации с. Даттых Магомед Мустафаевич Пидиев и его брать Адам Пидиев. Они были доставлены в РОВД г. Урус-Мартан. Магомеда отпустили в тот же день, а Адаму предъявили обвинения по ст. 208 ч. 2 УК РФ. 16 октября 2006 года Урус-Мартановским городским судом ЧР Адам Пидиев был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 208 УК РФ, и условно осужден на шесть месяцев лишения свободы. В срок наказания зачтено его содержание под стражей с 26 мая 2006 года.

Верховным судом Чеченской Республики был вынесен приговор жителям ст. Шелковской Александру Уманцеву и Магомеду Сатиханову, обвиняемым в бандитизме и других тяжких преступлениях. Уманцев был приговорен к семнадцати годам лишения свободы, Сатиханов - к восьми. Учитывая явку с повинной Сатиханова, суд решил применить к нему акт амнистии.

В приговоре больше двадцати страниц, из них участию в совершении преступлений непосредственно Магомеда Сатиханова посвящено лишь несколько абзацев. Зато практически в каждом из абзацев упоминается его отец, Вахамби Сатиханов, как пособник бандитов, обеспечивающий им ночлег. Вахамби был убит сотрудниками ППСМ-2 при задержании в его доме Александра Уманцева, находившегося тогда в розыске. При этом погиб сотрудник милиции, Магомадов, и был ранен его коллега, Катаев. Уманцеву тогда удалось скрыться, но через два месяца он все же был задержан. Задержанного Вахамби Сатиханова "силовики" после пыток расстреляли  на окраине станицы: все тело убитого было покрыто ножевыми ранами, пальцы на руках сломаны, ногти вырваны. Вместо того, чтобы расследовать обстоятельства смерти В.Сатиханова, милиция стала преследовать его сына. Молодой человек вынужден был некоторое время скрываться, но в конце декабря 2005 года мать сама привела его в милицию. Ей обещали, что его только допросят и отпустят, но женщину обманули: Магомед был задержан и препровожден в ОРБ-2 (Оперативно-розыскное бюро № 2). По словам Магомеда, в ОРБ его не били. Через восемь суток перевели в СИЗО (следственный изолятор). После этого его еще три раза доставляли из СИЗО в ОРБ-2. Никаких фактов, свидетельствующих о том, что Магомед был участником банды, в суде приведено не было. В деле имелись только признательные показания Сатиханова  и Уманцева.

Ранее, 19 декабря 2005 года, Верховным судом на 9 лет лишения свободы за участие в НВФ был осужден младший брат Александра Уманцева, Семен.

10 ноября 2006 г.

На имя ПЦ "Мемориал" и руководителя организации "Гражданское содействие" Светланы Алексеевны Ганнушкиной поступило заявление от Лайлы Солтаевны Абдулазизовой, семья которой пострадала 18 августа 2005 года во время массовых беспорядков в с. Яндыки Астраханской области. В заявлении, в частности, сказано:

"Суть моего обращения к Вам связана с общеизвестными массовыми беспорядками, произошедшими 18 августа 2005 года в селе Яндыки Астраханской области.

Как вам известно, в этот день местные чеченские семьи, проживающие в  указанном селе, подверглись нападению со стороны многочисленной  разъяренной толпы. В результате чего многие избитые люди, в том числе мой муж, Зилалди Абдулазизов, с многочисленными травмами были доставлены в больницу. Также в ходе погромов, за которыми в бездействии наблюдали охранявшие село сотрудники милиции, были подожжены чеченские дома, вместе с которыми сгорели наши документы и имущество. Шесть домов из восьми сгорели полностью (один из них принадлежал мне по праву частной собственности). Мы остались на улице в чем были одеты. Оказанная единовременная помощь со стороны властей района в общей сумме около двадцати тысяч рублей нам не позволила восстановить свои дома или как-то временно обустроиться. На обращение в администрацию Лиманского района о возмещении нанесенного моей семье материального ущерба в размере 1588360 рублей пришел лтвет, в котором указывалось, что суд постановил наше право на взыскание материального ущерба с установленного виновного лица в порядке гражданского судопроизводства. А как установить виновное лицо в поджоге именно нашего дома  из бесчинствовавшей толпы в 300 человек вы сами понимаете равносильно тому, что искать иголку в стоге сена. В правоохранительных органах нам выдвигают именно этот аргумент: для привлечения к ответственности и взыскания материального ущерба должно быть установлено конкретное лицо, уничтожившее наш дом и имущество. Я считаю, что для ликвидации яндыкских последствий, в первую очередь, должна быть политическая воля со стороны властей. Однако, как показывает время, этого не произошло, конфликт не нашел своего разрешения. В селе Яндыки сохраняется напряженная атмосфера нетерпимости к чеченцам. Мы постоянно слышим в свой адрес оскорбления и угрозы: "На годовщину мы вам покажем", "Понаехали сюда чурки, разжились", "Езжайте в свою Чечню".

Мы жили в Лиманском районе Астраханской области с 1973 года, ставшим нам, фактически, малой родиной. Все свои силы, знания, здоровье мы потратили на благо района. Сегодня для меня совершенно очевидно, что возобновить заново жизнь на пепелище своего дома в дружбе и согласии нет никаких предпосылок. Я устала жить в постоянном страхе за безопасность своей семьи.

В связи с этим моя семья приняла решение вернуться на историческую родину - в Чеченскую республику.

Прошу Вас оказать содействие во временном обустройстве нашей семьи в ЧР и оказания нам государственной, гуманитарной и иной помощи. А также  содействовать в признании моей семьи вынужденными переселенцами.

Ответ о принятых мерах по данному обращению, просим прислать по адресу: ЧР, г. Грозный, Ленинский район, 3-й микрорайон, ул. Дьякова, д.3, кв. 82".

Аналогичные заявления семья Абдулазизовых с просьбой помочь им в возвращении и обустройстве в Чеченской Республики направила руководству ЧР президенту А.Д. Алханову, председателю правительства Рамзану Кадырову и начальнику УФМС по ЧР А.Х. Дудуркаеву.

11 ноября 2006 г.

В ночь на 11 ноября в с. Катыр-Юрт Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики сотрудниками неустановленной силовой структуры были похищены два местных жителя: Алихаджиев и Хизир Юнусов, 1989 г. р. Оба проживают на ул. Чкалова. На следующий день молодых людей отпустили. Их родственники отказались комментировать похищение, опасаясь за безопасность своих близких и самих пострадавших.

Удалось узнать, что в отношении Алихаджиева и Юнусова применяли пытки током (провода присоединяли к соскам и пропускали ток), жестоко били. Юнусова выбросили из машины в лесу недалеко от с. Шаами-Юрт.

Вечером в центре с. Ачхой-Мартан Чеченской Республики сотрудниками ГИБДД был убит местный житель, Муслим Кюриевич Исаев, 18 лет.

Муслим Исаев на машине "Жигули" возвращался со свадьбы. Вместе с ним в машине находилось три женщины. В центре Ачхой-Мартана недалеко от районной администрации его машину попытались остановить сотрудники ГИБДД, которые в этот день проводили рейд. Муслим проигнорировал требования милиционеров и попытался скрыться, так как у него при себе не было документов. Сотрудники ГИБДД открыли вслед уезжавшей машине огонь из автоматов. Одна из пуль попала Муслиму в шею. Машина потеряла управления и врезалась во встречную грузовую машину. Муслим Исаев скончался на месте, женщины с  травмами различной степени тяжести были доставлены в больницу.

Сотрудники ГИБДД в тот же вечер были задержаны. Против них возбуждено уголовное дело. Родственники задержанных милиционеров через посредников стараются решить возникшую проблему, используя национальные традиции и мусульманские обычаи.

Вечером в с. Новые Атаги Шалинского района Чеченской Республики неизвестными был избит местный житель, Мухаммед-Али Дениев.

Вечером неизвестные постучались в дом Дениевых и спросили Мухаммеда-Али, а когда он вышел к ним, забрали его с собой. Через два часа мужчина вернулся домой сильно избитый.

Он рассказал, что неизвестные привели его на окраину села и стали бить, требуя указать местонахождение старшего брата, Лом-Али.

В 2000 году Лом-Али Дениев вместе с друзьями был похищен военнослужащими федеральных сил на трассе Ростов-Баку. Военные остановили их машину на одном из блок-постов возле Урус-Мартана. Молодые люди были уверены, что ничего плохого с ними произойти не может, т.к. они были сотрудниками ППС (патрульно-постовая служба) - одной из первых силовых структур, создаваемых с участием чеченцев. Военные заявили, что доверенность на вождение машины оформлена неправильно, на основании чего забрали машину. Лом-Али и его друзей под угрозой применения оружия посадили в БТР и увезли на военную базу в пос. Ханкала.

Через нескольно дней их отпустили. Они были сильно избиты. После того происшествия жизнь Лом-Али и его друзей изменилась. С работы им пришлось уйти, в их дома несколько раз по ночам врывались вооруженные люди и требовали Лом-Али. У его друзей происходило то же самое. При этом никаких конкретных обвинений им не предъявляли. В 2003 году Лом-Али заявил родным, что вынужден уехать. С тех пор дома он не появлялся. После его отъезда проблемы начались у родственников. Его сестру, Аминат, несколько раз вызывали в РОВД Шалинского района в качестве свидетеля. По какому делу она проходит свидетелем, следователь так и не сказал, но все время спрашивал ее о местонахождении Лом-Али. Аминат ничего не могла ему ответить. В июле 2006 года на свадьбу двоюродного брата Лом-Али, ворвались вооруженные люди. Оказалось, что им кто-то сообщил, что женится сам пропавший. Неизвестные, предположительно сотрудники силовых структур, произвели несанкционированный обыск. Убедившись, что Лом-Али в доме нет, они ушли, пригрозив, что придут еще раз. Периодический так и происходит: в дома Дениевых то и дело врываются по ночам военные. В каком преступлении обвиняется Лом-Али, никто не объясняет.

Дениевы решили обратиться в правоохранительные органы и прокуратуру за помощью. Они не уверены, что это гарантирует им безопасность и спокойную жизнь, так как в Чечне теперь существует более десятка различных силовых структур, которым дано разрешение действовать, не считаясь с законами, защищающими права человека.

12 ноября 2006 г.

У с. Даттых Сунженского района Республики Ингушетия группа военных  подъехала к сельскому кладбищу, вырыла из кладбищенской ограды столбы и разожгла костры.

Ранее жители с. Даттых жаловались руководству Республики Ингушетии на противоправные действия российских военных, дислоцирующихся в этом районе. В частности на то, что те оскверняют местные кладбища. В село приезжала республиканская правительственная комиссия, проверявшая факты вандализма. Факты подтвердились, но ситуация не изменилась.

14 ноября 2006 г.

Семье Солтахановых, жителям с. Цоцин-Юрт Курчалоевского района Чеченской Республики, позвонили из г. Владикавказа и сообщили, что в СИЗО этого города умер их родственник Ваха Солтаханов, 1950 г.р.

15 ноября брат Вахи, Зубайр Солтаханов, поехал в г. Владикавказ и обратился в прокуратуру Северной Осетии. Ему там сказали, что Ваха Солтаханов за ними не числится. Зубайр обратился непосредственно в СИЗО г. Владикавказ, откуда его направили городской морг, а из морга в прокуратуру за разрешением на получение трупа. В прокуратуре Зубайр получил разрешение и заключение экспертизы о причине смерти. Из заключения следовало, что Ваха умер от инфаркта. В тот же день тело Вахи привезли домой. 16 ноября он был похоронен на кладбище с. Цоцин-Юрт.

Ваха Солтаханов был похищен 6 апреля 2004 года сотрудниками АТЦ (антитеррористического центра) и ФСБ Курчалоевского района. Его забрали из дома. В течение месяца родственники не могли установить его местонахождение. Нашли они его только после того, как Вахе удалось передать родным информацию о том, что он содержится в СИЗО г. Владикавказ. Сотрудники ПЦ "Мемориал" пытались установить связь с родственниками Солтаханова, чтобы оказать им при необходимости юридическую помощь. Однако Солтахановы не стали обращаться в правозащитную организацию. Они самостоятельно наняли адвоката из с. Курчалой. Незадолго до смерти Солтаханова его уголовное дело было передано в прокуратуру Курчалоевского района. В декабре с.г. Ваху Солтаханова должны были перевезти в Курчалой. Из неофициальных источников удалось узнать, что Солтаханова обвиняли в соучастии в покушении на жизнь президента Ингушетии М.М. Зязикова. По мнению большинства односельчан Солтаханова, данные обвинения несостоятельны. Они считают, что причиной преследования Вахи является его дочь, которая была замужем за арабом, воевавшем в Чечне  и погибшем в одном из боев с сотрудниками российских силовых структур.

15 ноября 2006 г.

Выступая по местному телеканалу "Вайнах" председатель правительства Чеченской Республики Рамзан Кадыров заявил, что ваххабитов надо сразу уничтожать. По его мнению, об этом сказано и в Коране.

17 ноября 2006 г.

На очередном судебном заседании по делу Али Течиева прошли прения сторон.

Прокурор поддержал предъявленное обвинение и потребовал для Течиева 17 лет лишения свободы. При этом он ссылался на показания оперативников, следователя Медика, показания свидетеля Арсабиева и секретного свидетеля под вымышленной фамилией "Мусаев".

Ранее ПЦ "Мемориал" уже сообщал, что Арсабиев написал на имя Верховного суда ЧР заявление о том, что сотрудники ОРБ-2 заставили его дать ложные свидетельские показания против Течиева. Опасаясь мести со стороны "силовиков", фальсифицировавших дело Течиева, Арсабиев выехал за пределы Чечни.  

19 сентября 2006 года заявление Арсабиева в адрес Верховного Суда ЧР  было оглашено в ходе судебного заседания.

Секретный свидетель "Мусаев" был неожиданно заявлен 31 октября. Его появление обвинение объяснило следующим образом: в октябре 2006 г. в кафе в г.Грозном некий оперативник ОРБ-2 разговорился со своим соседом по столику о деле Течиева. Тот внезапно вспомнил, что он знаком с этим человеком и видел его 21 августа 2004 года на площади Минутка именно в тот момент, когда там были совершены убийства. И тут же по просьбе оперативника согласился свидетельствовать в суде против своего односельчанина, но за ширмой и под чужой фамилией.

Ссылался прокурор и на признания Али Течиева, сделанные в ходе предварительного следствия. Сам  Течиев неоднократно заявлял в ходе судебного заседания заявлял, что те показания были выбиты из него под пытками.

Адвокат Арсанукаев отметил, что ни один факт обвинения не доказан, никто из свидетелей и потерпевших Течиева не опознал, оперативники и следователь являются заинтересованными лицами, следовательно, их показания не могут являться доказательствами, показания, данные Течиевым под пытками, не могут иметь юридической силы. Ответ графологической экспертизы, проанализировавший заявление Арсабиева, переданное в суд и его подписи под показаниями, данными в ходе предварительного следствия, гласит: "скорее "да", чем "нет". Адвокат напомнил также, что зампрокурора ЧР Калугиным было отменено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела о незаконных методах воздействия на Течиева в хлде предварительного следствия и возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК РФ против неустановленных сотрудников ОРБ-2.

Следующее судебное заседание, на котором подсудимому будет предоставлено последнее слово, состоится 1 декабря 2006 года.

В 21.30 в с. Донгарон Пригородного района Северной Осетии группой неизвестных было совершено разбойное нападение на семью Багаудина Бийсултановича Хашиева, проживающего по адресу: ул. Кирова, 14.


По словам пострадавших, к ним в дом ворвались три человека в масках, одетых в камуфляжную форму. Преступники были вооружены автоматами, пистолетом и дубинками. Они стали избивать Багаудина Хашиева и его жену, Фердос Муратовну Чахкиеву. При этом неизвестные нецензурно ругались, оскорбляя ингушей и заявляя, что ингуши в Осетии жить не будут. Бандиты потребовали отдать им деньги, золотые украшения и другие драгоценности. Фердос Чахкиева отдала им 200 рублей, золотую цепочку, серьги, часы с браслетом и ключи от машины "Мерседес-124" (1988 года выпуска). Неизвестные потребовали отдать им 100 млн. долларов США, которые по их сведеньям якобы имеются у этой семьи. Однако таких денег у Хашиева никогда не было. Тогда бандиты стали избивать его и били до тех пор, пока он не потерял сознание. Когда Багаудин пришел в себя, то увидел, как один из неизвестных избивал прикладом автомата его старшего сына, Ахмеда, 1991 г. р., требуя указать место, где лежат деньги. Один из бандитов приставил к виску Хашиева пистолет и сказал: "Выбирай, расстрелять сначала детей при тебе, или тебя при детях?".

В конце-концов, убедившись, что в доме нет денег, бандиты связали всех членов семьи Хашиевых скотчем и заклеили им скотчем рты, в том числе и четырем детям: Ахмеду, 15 лет, Абуезиту, 12 лет, Мадине, 8 лет, Магомед-Эфенди, 8 лет. Когда старший сын попросил не закрывать ему рот, так как из простуды ему трудно дышать носом, его ударили прикладом автомата и сказали: "Вас, ублюдков, надо убивать, чем меньше вас будет, тем лучше". Между собой неизвестные разговаривали по-осетински. Заперев входную дверь на ключ, преступники скрылись в неизвестном направлении. Абуезит сумел освободиться от скотча, выбраться из дома и позвать на помощь. К Хашиевым пришли соседи, а так же глава администрации села, Созар Багаев. Последний вызвал милицию. Прибывшие сотрудники милиции опросили пострадавших и уехали.

Багаудин Хашиев, его жена и дети в тяжелом состоянии были доставлены в больницу г. Назрань. Врачи констатировали у Багаудина многочисленные повреждения головы, верхних и нижних конечностей (трещины кистей обеих рук и ног), сотрясение мозга, кровоизлияние в мозг. У Фердос сотрясение мозга и многочисленные гематомы на теле. Увечья и ушибы получил старший сын. Младшие дети находились в тяжелом стрессовом состоянии, отказывались говорить и вели себя неадекватно.

Пострадавших допрашивали и в больнице г. Назрань, так как в МВД РИ поступило сообщение из МВД РСО-Алания о том, что Багаудин Хашиев находится в больнице г. Владикавказ и дал показания о том, что его избили ингуши.

20 ноября Багаудин Хашиев с письменным заявлением обратился в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань, в котором описывает вышеизложенное происшествие. Он считает, что разбойное нападение было совершено с целью устрашения ингушей, живущих в Осетии, а также не допустить возвращение других ингушей в свои дома в Пригородном районе. Хашиев просит защитить его семью от подобного рода экстремистских вылазок и помочь в установлении и привлечении к уголовной ответственности преступников, напавших на его семью Хашиев опасается возвращаться домой в с. Донгарон, так как у него нет уверенность в том, что подобное преступление в отношении его семьи не повторится снова.

Важно отметить, что за последние годы все желающие вернуться в с.Донгарон ингушские семьи смогли это сделать. Здесь были восстановлены добрососедские отношения между осетинами и ингушами.  

18 ноября 2006 г.

Около 14.15 в с. Курчалой Чеченской Республики возле дома Мангуевых на ул. Гагарина неизвестные убили трех человек.

Согласно рассказам очевидцев, в 14.00 к дому Мангуевых подъехала автомашина ВАЗ-2110, в которой находилось три человека (двое молодых мужчин и женщина). Один из мужчин вышел из машины и зашел в дом к Мангуевым. Через 15 минут он вышел обратно и сел в машину. В это время с "десяткой" поравнялась другая машина ВАЗ-2107. Находившиеся в ней люди, открыли стрельбу, убили всех, кто сидел в "десятке" и скрылись с места преступления. Один из убитых был сотрудником батальона "Юг", - второй бывшим сотрудником этого же батальона, женщина - жительница с. Катыр-Юрт Ачхой-Мартановского района, Зарема Зайпулаева. Машина, в которой находились убитые, принадлежит командиру шестой роты батальона "Юг" по имени Сайд-Эмин. Данная рота дислоцируется в с. Автуры Шалинского района. Погибшие молодые мужчины были двоюродными братьями Сайд-Эмина. Можно предположить, что нападавшие намеревались убить самого Сайд-Эмина. Один из очевидцев слышал, как они сказали: "Это не тот, кто нам нужен".

Сайд-Эмин до осени 2002 года воевал на стороне боевиков, затем перешел на сторону Р. Кадырова. После этого были схвачены и убиты многие боевики, с которыми он раньше воевал вместе.

Вечером 18 ноября недалеко от с. Ники-Хита Ножай-Юртовского района была обнаружена сгоревшая машина, на которой было совершено нападение. Номера на кузове и двигатели машины были уничтожены.

20 ноября 2006 г.

Сотрудники ПЦ "Мемориал" осмотрели предполагаемое место тайного захоронения в районе ст. Первомайская Грозненского (сельского) района ЧР. Оно находится на Сунженском хребте недалеко от места, где с 2000 по 2005 гг. располагался блок-пост федеральных сил. Очевидно, захоронение было частично размыто дождями - на поверхности небольшого бугра выступили кость, части одежды и головного убора..
Обнаружили это место родственники местного жителя Сайфулы Сайфулаева, который пропал в декабре 1999 года. Он пошел на этот блок-пост попросить, чтобы солдаты перестали стрелять по селу, и не вернулся.

Сотрудники ПЦ "Мемориал" сообщили о предполагаемом месте захоронения в прокуратуру.

21 ноября 2006 г.

В с. Рошни-Чу Урус-Мартановского района Чеченской Республики сотрудники республиканских силовых структур провели адресные проверки. По словам жителей села, установить ведомственную принадлежность "силовиков" не представлялось возможным, так как они не представлялись, а на форме отсутствовали знаки различия.

В ходе данного мероприятия проверялись документы граждан, производился досмотр жилья и подворий. Пристальный интерес "силовики" проявили к семье Хаджиевых, временно проживающих на ул. Темерхоева. В 2005 году Хаджиевы переехали в Рошни-Чу из с. Зумсой Итум-Калинского района. Вместе с односельчанами они вынуждены были перебраться на равнину из-за частых бомбардировок окрестностей села, "зачисток", похищений и убийств людей. Сотрудники силовых структур, проводившие проверку, интересовались Сайдамином Хаджиевым, 1955 г. р., который в момент проведения мероприятия отсутствовал. Милиционеры заявили членам семьи Хаджиевых, что Сайдамин, по их мнению, связан с "шайтанами", т.е. приверженцами фундаментального ислама. Хаджиевы считают, что причиной для таких обвинений стал факт проведения в их доме в месяц Рамадан (месяц мусульманского поста, который в этом году пришелся на период с 23 сентября по 23 октября) групповой молитвы "Таравиях", предусмотренной в исламе для верующих именно в месяц Рамадан.

По имеющейся информации, никто в селе задержан не был.

В представительство ПЦ "Мемориал" в городе Урус-Мартан Чеченской Республики обратилась местная жительница, Зура Хасуева. Она сообщила, что по факту похищения сотрудниками силовых структур ее сына, Абу Хасуева, совершённого пять лет назад, в августе 2001 года, и его последующего исчезновения, были возбуждены два уголовных дела, которые вели два следователя районной прокуратуры, не знавшие что они расследуют одно и то же преступление!

Из интервью с Зурой Хасуевой:

"18 ноября соседи сообщили мне, что приходил какой-то человек и просил передать мне, чтобы я пришла в районную прокуратуру.

20 ноября  я сходила к следователю Катаеву. Но он сказал, что не вызывал меня. Я вернулась домой. Уже ночью 20 ноября соседи передали мне повестку из прокуратуры района. В ней было указано, что я должна явиться к следователю Мадаеву.

21 ноября я снова побывала в прокуратуре Урус-Мартановского района. Меня принял Мадаев и сказал, что я вызвана по уголовному делу номер 25140. Следователь спросил, пропадал ли у меня сын, Хасуев Абу, в августе 2001 года? Я ответила, что да. Я сказала, что была у Аслана Катаева, который может подтвердить, что я недавно приходила в прокуратуру. Мадаев крикнул в соседний кабинет.

Оттуда пришел следователь Катаев и сказал, что он ведет уголовное дело, возбужденное в связи с похищением моего сына, Хасуева Абу. Только номер этого дела - 25170. Оба следователя удивились. После этого следователи посовещались и пошли к прокурору района с двумя папками.

Минут через 10-15 они вернулись и сказали мне, что теперь они объединят оба дела в одно.

Таким образом, мне стало известно, что до 21 ноября 2006 года в прокуратуре Урус-Мартановского района были два уголовных дела, возбужденных по факту похищения моего сына. При этом следователи даже не знали, что ведут параллельно "расследование" по одному и тому же делу.

Я заметила, что папка у следователя Катаева была чуть толще".

22 ноября 2006 г.

Предположительно на территории Северной Осетии-Алания пропали два жителя Чеченской Республики: Лема Вахаевич Азиев, 1983 г. р., и Абу-Бакар Супьянович Магомадов, 1985 г. р.

С начала второй чеченской военной кампании Азиев и Магомадов вместе с семьями в качестве беженцев проживают в Ингушетии (Магомадовы - в частном секторе в с. Кантышево, а Азиевы в месте компактного проживания  "Кристалл" в г. Назрань).

22 ноября Абубакар Магомадов  и Лема Азиев поехали в г. Владикавказ с целью приобретения DVD-дисков. При себе они имели мобильные телефоны и 3000 рублей. В последний раз их видели в торговом центре "Глобус" (опознали по фотографиям). За несколько минут до открытия магазина, в 13,56, Магомадов звонил матери по мобильному телефону. После 14.00 связь была прервана, а мобильные телефоны не отвечали. Вечером молодые люди домой не вернулись. Родственники пропавших выехали во Владикавказ и предприняли самостоятельные поиски, которые оказались безрезультатными. Продавцы магазина "Глобус" подтвердили, что Магомадов и Азиев сделали покупки в их магазине. После этого, по некоторым данным, они направились в близлежащий магазин "Асмордзал".

23 ноября мать Магомадова послала на телефон сына SMS-сообщение с просьбой сообщить свое местонахождение. В 19.13 она получила уведомление о том, что сообщение доставлено адресату, из чего можно сделать вывод, что телефон в это время был включен.

Приметы пропавших:

  • Азиев Лема Вахаевич, 23 года, рост 165 см, смуглый, коренастый. Одет в коричневую вельветовую теплую куртку с кожаной отделкой, черные джинсы, кожаные спортивные туфли черного цвета, на голове вязанная спортивная шапочка.
  • Магомадов Абу-Бакар Супьянович, 21 год, рост 175 см, смуглый, худощавого телосложения. Одет в темные вещи, на голове вязанная шапочка.

23 ноября 2006 г.

В с. Асланбек-Шерипово Шатойского района Чеченской Республики произошло боестолкновение, в результате которого был убит боевик, Богдан Сулейманов, уроженец этого села. Несколько военнослужащих федеральных сил получили ранения.

По словам работника местной администрации, Хамзата Межиева, боестолкновение произошло после того, как двое боевиков наткнулись на военную разведку. Б. Сулейманов был убит, а его товарищу удалось скрыться. Сулейманов был похоронен родственниками на местном кладбище.

По словам заместителя главы администрации села Айнди Петаева, в вопросе безопасности района наметилась положительная динамика, однако эпизодические боестолкновения между сотрудниками силовых структур и боевиками случаются.

В октябре 2006 года по дороге следования из Шатоя в Шарой были убиты семь бойцов ОМОН из Мордовии.

19 октября 2006 года в с. Юхч-Келой неизвестным в камуфляжной форме (был с бородой) из автоматического оружия убит 1-й заместитель военного комиссариата Муслим Вахаевич Сатабаев.

В октябре также был расстрелян участковый с. Хал-Келой, житель с. Асламбек-Шерипово, а также житель с. Мускали Дока Шамсудинович Дудаев.

Актуальной остается проблема разминирования лесных массивов вокруг населенных пунктов: подрывается скот, местные жители не решаются сами заготавливать дрова для отопления домов, не обрабатывают сельскохозяйственные угодья, боятся пасти скот. Машина дров стоит 4-5.000 рублей.

На территории района продолжает действовать вооруженная группа примерно из 17 человек, из них четверо - уроженцы Шатойского района. После объявления амнистии и проведения ряда мероприятий по разъяснению положений постановления об амнистии, процедуру легализации по району прошли 35 человек. Подавляющее большинство амнистированных, не являлись действующими членами ВФ ЧРИ (люди по каким-то причинам находились в поле зрения правоохранительных органов). Из активных боевиков сдался только один человек: Имран Лом-Алиевич Батаев.

По Шатойскому району в списке без вести пропавших, числится 31 человек. В 2006 году были похищены 11 человек, шестеро из них впоследствии вернулись домой, один был найден убитым, судьба пятерых остается неизвестной.

24 ноября 2006 г.

На федеральной трассе Ростов-Баку сотрудниками УФСБ по ЧР была задержана съемочная группа австрийского телевидения.

Это произошло около полудня на блок-посту возле ст. Ассиновская Сунженского района Чеченской Республики. Группа журналистов работала в Чечне несколько дней. Закончив работу в республике, они выехали в аэропорт Магас (Ингушетия). У журналистов была аккредитация, разрешение на работу в зоне проведения "контртеррористической операции", регистрация в грозненский гостинице "Кавказ". На блок-посту машину остановили. Военные заявили, что имеющихся у журналистов документов недостаточно для работы в Чечне. Задержанных привезли в РОВД Ачхой-Мартановского района, где их в течение нескольких часов допрашивали сотрудники ФСБ. Как выяснилось в ходе допросов,, за журналистами следили с самого начала их поездки,, и слежка продолжалась вплоть до задержания. Им сообщили, что они нарушили некие внутренние постановления, не зарегистрировав при въезде в Чечню из Ингушетии  спутниковый телефон. Сотрудники ФСБ указали номера этих постановлений, с которыми никто, кроме сотрудников ФСБ, не может быть знаком.

Отпустили журналистов, когда уже стемнело. На самолет они опоздали.

Цель задержания журналистов осталась им абсолютно непонятной. 

25 ноября 2006 г.

В РОВД г. Аргун сотрудники милиции доставили 70-летнюю Тамару Абзуеву. Несколько часов пожилую женщину допрашивали относительно уголовного дела по факту убийства ее сына, Абдулбека, переданное из аргунской прокуратуры в республиканскую. В уголовном деле фигурирует трое подозреваемых, которых пытаются задержать. Двое из них, сотрудники силовых структур, живут по-соседству с Абзуевой. Следователь республиканской прокуратуры Михаил Петухов, который в настоящее время ведет дело Абзуева, был удивлен, узнав об этом факте, и пообещал разобраться. После посещения прокуратуры Тамаре Абзуевой несколько раз угрожали люди, подозреваемые в убийстве ее сына.

Абдулбек Абуевич Абзуев, 1962 г. р. был убит неизвестными 28 ноября 2005 года в г. Аргун.

В г. Грозный, в офисе Уполномоченного по правам человека ЧР состоялась встреча представителей Парламентской Ассамблеи Совета Европы с представителями общественных организаций республики.

Во встрече приняли участие член Парламентской ассамблеи Совета Европы Андреас Гросс, Тадеуш Ивински, депутат сейма Польши, Елена Теодорадзе, депутат парламента Грузии, Марко Михельсон - депутат парламента Эстонии, уполномоченный по правам человека ЧР Нурди Нухажиев, сотрудник ПЦ "Мемориал" Наталья Эстемирова, руководитель организации "Нийсо" Зарган Махаджиева, руководитель организации "Дети Казахстана" Таштамиров, руководитель правозащитного центра ЧР Минкаил Эжиев, представитель организации СК "Стратегия" Абдулла Истамулов, Турпал-Али Джабраилов, член организации "Матери Чечни" Зейнаб Джамбекова, руководитель организации "Матери похищенных" Тамара Кагирова, член правительственной комиссии по возвращению беженцев Ширвани Гунаев и др.

Первой было предоставлено слово Н. Эстемировой. О Первой было предоставлено слово Н. Эстемировой. Она рассказала об острых проблемах нарушения прав человека в Чечне:

  • бездействии прокуратуры в расследовании уголовных дел, связанных с похищениями людей;
  • отсутствии реальной  судмедэкспертизы в республике;
  • несогласованности действий различных силовых структур;
  • пытках;
  • фабрикации уголовных дел;
  • "шелковской" болезни (странном заболевании детей в школах Шелковского района).

Другие выступающие подняли вопросы: об обстрелах горных районов; о выплате компенсации за разрушенное жилье и ее индексации; о создании межведомственной комиссии по поиску без вести пропавших; о заключении договора о разграничении полномочий между федеральным центром и Чеченской Республикой; об использовании сельскохозяйственных земель военными; о проблеме безработицы в Чечне; об выплатах компенсации за депортацию 1944 года; об очернении чеченцев в российских СМИ.

На вопрос А.Гросса о возможности сотрудничества государства и общественных организаций было сообщено о заседаниях комитета Совета республики по проблеме похищений людей и пыток в Чечне с участием представителя ПЦ "Мемориал" и Комитета против пыток и создания совместной комиссии по контролю за ИВС и СИЗО. Женщинам, которые обратились к Гроссу за помощью в установлении местонахождения пропавших без вести, он предложил передать данные через ПЦ "Мемориал".

Андреас Гросс "курирует" от ПАСЕ процесс "политического урегулирования" в Чечне с осени 2004 года. Весной 2005 года он провёл "круглый стол", на котором была представлена одна из сторон конфликта, - федеральные и лояльные им чеченские представители власти.

Намечавшийся второй "круглый стол" до сего дня не состоялся и даже не назначен.

В отличие от предыдущих визитов европарламентариев, в этом визите Гросса практически не было места для встреч с НПО. Москве Гросс с работающими на Кавказе правозащитниками не встречался.

В Чечне делегация ПАСЕ было запланировала встречу с "независимыми экспертами": договаривались с газетой "Чеченское общество" и просили редакцию собрать авторитетных представителей общественности, чья позиция не совпадает с официальной. Эта просьба была выполнена, и 26 ноября, в воскресенье, там с утра ждали звонка от Гросса, который должен был уточнить время визита. Но, видимо, Гросс передумал.
Подробнее о визите Андреаса Гросса и о месте этого визита в общем процессе "урегулирования" в Чечне можно прочитать в статье Татьяны Локшиной Второй круглый стол по политической ситуации в Чечне - Страсбург ставит точку, опубликованной на сайте ПолитРу. Об этой встрече там: в частности, написано: "В офисе у Нурди Нухажиева, республиканского уполномоченного по правам человека, пару часов с какими-то общественниками беседовали, в основном прикормленными, хотя была парочка исключений..." - одним из таких исключений, по словам Локшиной, и был "Мемориал".

26 ноября 2006 г.

В г. Хасавюрт Республике Дагестан сотрудники российских силовых структур провели спецоперацию по адресу: ул. Мира, 37. Местных милиционеров, в том числе начальника ГОВД г. Хасавюрт, к участию в операции не допустили.

Дом окружили около 6.00, на чердаках соседних домов находились снайперы. "Силовики" ворвались в дом и открыли огонь из автоматического оружия. Убит Селам Асрудиевич Баймурадов, 1971 г. р., инвалид 3 группы (остались: жена - Анжела Темирова, мать - Эсират, трое детей - 1998, 2001 и 2002 г.р. Отец умер лет 10 назад). По свидетельствам очевидцев, сопротивления он не оказывал: его убили в комнате собственного дома. Труп находится в Махачкале, за него требуют шесть тысяч долларов. Брат Селама, Салвади Асрудиевич, 1961 г. р., несколько часов простоял на коленях, пока в доме проводился обыск. Когда сотрудники силовых структур уезжали, они забрали Салвади с собой. В настоящее время он находится в СИЗО г. Хасавюрт, для него нанят адвокат - Руслан Умаев. Вместе с ним был задержан еще один местный житель, проживающий на ул. Горная.

27 ноября 2006 г.

У въезда в с. Рошни-Чу Урус-Мартановского района Чеченской Республики прошел экстренный сход жителей этого села. В нем приняли участие до 200 человек. Подобными методами они решили выразить свое недовольство действиями главы местной администрации, Шахмана Бексултанова.

По их мнению, он амбициозный человек, коррумпированный чиновник и взяточник, злоупотребляющий своим служебным положением.

С октября 2006 года Шамхан Бексултанов "выделяет" земельные участки для пастбища всем желающим, кто в состоянии платить. Минимальная цена составляет 20 тысяч рублей за 0,1 га.

Вместе с тем, несколько раньше председатель правительства ЧР издал распоряжение, согласно которому земельные участки должны выделяться, прежде всего, остро нуждающимся и в первую очередь беженцам, внутри перемещенным лицам, людям которые проживают в пунктах временного размещения (ПВРах).

Но глава администрации с. Рошни-Чу в целях личного материального обогащения, за определенную мзду выделил их всем, кто заплатил (около 100 земельных наделов), а не тем, кто действительно в этом нуждается. После этого администрацией села был составлен отчет на имя районной главы администрации, где было указано, что 20 земельных участков по 0,1 га были выделены жителям села, которые проживают в ПВРах. По словам местных жителей, данная информация не соответствуют действительности: ни один житель села, проживающий в ПВРах, не получил земельного участка.

В связи с этим, жители с. Рошни-Чу обратились с письменным заявлением к председателю правительства Чеченской Республики, в администрацию и в прокуратуру Урус-Мартановского района с просьбой возбудить уголовное дело в отношении главы местной администрации и освободить его от занимаемой должности.

Из интервью с Рамзаном, жителям с. Рошни-Чу:

"Вы знаете, нам уже надоело. Мы стоим здесь на окраине села уже третий день, начиная с 25 ноября 2006 года. Но на нас никто не обращает внимание, в том числе и районное руководство. Наш глава администрации и то не побеспокоился подойти к нам, чтобы узнать о наших чаяниях. Вот теперь мы намерены обратиться вышестоящие инстанции. В связи с этим мы написали письменное заявление на имя Рамзана Кадырова, к главе администрации и в прокуратуру района. Надеемся, что все же они услышат нас и примут соответствующие меры".

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань поступило письменное заявление от людей, содержащихся в ИВС МВД РИ. в своем обращении они требуют улучшить условия их содержания. Всего под заявлением подписались 49 человек.

Заключенные требуют:

"...1. Ежедневные прогулки на свежем воздухе.

2. Трехразовое питание

3. Улучшение санитарных условий, так как в нынешнем виде они отрицательно влияют на здоровье и служат причиной опасных для жизни заболеваний.

4. Квалифицированную медицинскую помощь и выдачу необходимых лекарств.

5. Свидание с близкими родственниками, положенные в соответствии с законом.

6. Установку электрических розеток для безопасного пользования кипятильниками в бытовых условиях.

7. Ремонт душевых и туалетов, проведение горячей воды.

8. Прием передачи во все дни, кроме выходных.

9. Ремонт вентиляционной системы.

10. Полную смену старых и выдачу новых матрасов и подушек, а так же нательного белья.

11. Разрешение на использование радиоприемников и телевизоров.

12. Установку и застекление рам на окнах.

13. Упорядочение этапирования, т.е. правомерный вывоз задержанных на основании закона об изоляторах, а также избежание переполненности мест содержания.

15. Удаление т.н. "шуб" со стен и потолков изолятора, как это сделано по всей стране и является запрещенным законодательством...."

Заключенные утверждают, что это лишь малая часть тех прав, на которые они имеют право претендовать по закону.

В представительство ПЦ "Мемориал" в Назрани с письменным заявлением обратился житель станицы Орджоникидзевская (Ингушетия) Умар Алаудинович Хайхароев.

27 июля 2006 года он, его братья и родственники, - всего 15 человек, - обратились в дежурную часть Ачхой-Мартановского РОВД МВД Чеченской Республики, чтобы оформить явку с повинной под гарантии государства. Поверив обещанию, которую дал директор ФСБ РФ Н. Патрушев, они решили обезопасить себя от случайных задержаний. По их словам, в период с октября по декабрь 1999 года они состояли в вооруженных формированиях Чеченской Республики Ичкерия. Перед, тем как подать заявление о явке с повинной официально, они вели переговоры с представителями правоохранительных органов и получили гарантию о представлении им амнистии. В частности, такие гарантии были получены от командира роты ППС Ачхой-Мартановского района Ибрагима Дадаева и руководителя ВОГО и ПМВД РФ по СК генерал-майора Олега Валентиновича Хотина. Только после этого на сходе рода Хайхароевых было принято решение о добровольной сдаче. Специально для этого из Казахстана приехал сводный брат Умара Хайхороева, Мохдан Эльгакаев. Сама сдача бывших боевиков была снята на видеопленку. В течение 10 дней всех их допрашивали и проверяли по разным базам данных, после чего выдали постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и отпустили на свободу.

Три месяца спустя, 24 октября 2006 года, в городе Карабулак (Ингушетия) из квартиры матери Умара Хайхароева, Молтхан Евлоевой, проживающей по адресу: ул. Джабагиева, 17, кв. 14, сотрудники неустановленной силовой структуры в масках похитили двоих из числа амнистированных: Мохдана Алаудиновича Эльгакаева и Мохдана Исаевича Асламбекова (тоже родственника Хайхароевых). Спустя двое суток родственникам похищенных позвонил из Владикавказа человек, представившийся адвокатом Мохдана Эльгакаева, и сообщил, что тот содержится в следственном изоляторе, и что его обвиняют в участии в нападении на Ингушетию в ночь на 22 июля 2004 года. Позже удалось установить, что второй похищенный, Мохдан Асламбеков, находится в РОВД Ачхой-Мартановского района ЧР.

На настоящий момент уголовное дело в отношении Эльгакаева завершено и передано в суд. Сам он находится больничном изоляторе. Согласно заявлению Умара Хайхароева, в ходе следствия Эльгакаева избивали, добиваясь признательных показаний. У.Хайхароев пишет, что его родственники обвинены в преступлениях, которые они не совершали. Хайхароев считает, что своими действиями сотрудники силовых структур дискредитируют руководство правоохранительных органов России, которое дало гарантию безопасности амнистированным участникам чеченского сопротивления.

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

20 октября 2017, 15:01

20 октября 2017, 14:58

20 октября 2017, 14:11

20 октября 2017, 14:09

20 октября 2017, 12:49

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей