22 января 2007, 01:25

Хроника насилия в Чеченской Республике. Сентябрь 2006 г.

1 сентября 2006 г.

Сотрудникам т.н. "нефтеполка" ЧР (полк милиции Управления вневедомственной охраны при МВД ЧР) сдалась группа (по некоторым данным до 50 человек) вооруженного сопротивления. В числе прочих сдался житель г. Урус-Мартан Чеченской Республики Руслан Ахмедович Тааев, 1984 г. р., проживающий по адресу: г. Урус-Мартан, ул. Некрасова, дом, 2. По словам Ахмеда, отца Руслана Тааева, его сына содержат в с. Джалка Гудермеского района, и вопрос о его амнистии до сих пор не решен.

Три года назад, 16 сентября 2003 года, Руслан Тааев был задержан сотрудниками российских силовых структур. Через несколько дней после задержания Руслану удалось сбежать со двора РУБОПа в г. Урус-Мартан, где его содержали. Тааев ушел в горы к боевикам и скрывался от властей до августа 2006 года. Со слов Ахмеда Тааева, свое решение сдаться его сын мотивирует тем, что на нем "нет крови", и он не совершал тяжких преступлений.

2 сентября 2006 г.

Примерно в 3.00 в с. Валерик Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики неизвестные похитили из дома N 106 на ул. Кирова его хозяина, Султана Мальсагова, 1956 г. р.

Неизвестные ворвались в дом, не представились и не объяснили цели своего визита. Они подняли с постели спавшего Султана, выволокли его во двор, посадили в одну из трех машин ВАЗ и повезли в с. Рошни-Чу.

Приехав в село, похитители ворвались в дом к родственникам Мальсаговых, схватили ночевавшего у них сына Султана, Али Мальсагова, 1978 г. р., и также увезли с собой.

На рассвете отца и сына Мальсаговых, сильно избитых, выбросили из машины на окраине с. Валерик. Когда Мальсаговы добрались до дома, родные вызвали к ним врача. Пострадавшие не стали обращаться в правоохранительные органы по факту своего похищения. От комментариев этого происшествия они отказались.

5 сентября 2006 г.

В с. Гехи Урус-Мартановского района Чеченской Республики была проведена масштабная "зачистка". С раннего утра все дороги, ведущие в село со стороны г. Урус-Мартан, с. Валерик и с. Шалажи были блокированы. Там сотрудники силовых структур выставили мобильные посты. Они досматривали весь проезжающий автотранспорт и проверяли документы у пассажиров. После такой процедуры желающим разрешалось следовать дальше по своим делам.

Внутри села российских и местных силовых структур совместно проводили проверку паспортов на дому. Обыски во дворах и в жилых помещениях ими не проводились. Среди "силовиков" никто не был в масках. В отношении гражданских лиц сотрудники силовых структур вели себя достаточно корректно. Однако, по словам местных жителей, не было ни одного случая, когда проверяющие представлялись или показывали документы.

Во время "зачистки" в селе функционировала школа, работали все магазины и торговые точки. Передвижение по селу гражданским лицам не запрещалось.

"Зачистка" с. Гехи завершилось ближе к вечеру этого же дня. По ее итогам не был задержан ни один человек.

С 5 по 9 сентября в центре с. Ачхой-Мартан Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики стоял пикет протестующих против исчезновения жителя с. Самашки Аслана Мишиева.

А.Мишиев пропал на окраине села Самашки 28 августа 2006 года. Многие жители Самашек видели в том месте, куда пошел тогда Мишиев, военную технику. Подростки, купавшиеся в реке, заметили среди военных человека в светлой штатской одежде (в похожую одежду был одет пропавший). Следователь районной прокуратуры опросил многих жителей, однако прокуратура не нашла достаточно доказательств причастности военных к исчезновению Аслана.

Родственники Аслана осмотрели место, где предположительно он пропал, и обнаружили установленные "растяжки". Они вызвали милиционеров, которые нашли здесь же снаряды, подготовленные к взрыву.

На запросы гражданской прокуратуры о спецоперации в окрестностях с. Самашки из военной прокуратуры был получен ответ о том, что в данном районе спецопераций не проводилось.

6 сентября 2006 г.

Около 8.30 при следовании из Ингушетии в Северную Осетию военной колоны, возле пос. Майский Республика Северная Осетия-Алания на фугасе подорвался БТР 126 полка ВВ МВД РФ. Фугас, предположительно артснаряд, был заложен в трубу, рядом с дорогой; по другим данным, труба находилась под дорожным полотном. Сила взрыва была такова, что у БТР оторвало башню и отбросило на несколько метров. После взрыва образовалась воронка диаметром два и глубиной один метр. Мощность взрывного устройства составила более 10 кг в тротиловом эквиваленте. В результате взрыва погибли четверо военнослужащих, еще четверо ранены (среди раненых один - житель Ингушетии). По словам представителя командования 49-й бригады особого назначения, которой принадлежал БТР, накануне в этом месте проводилась инженерно-саперная разведка, но обнаружить фугас не удалось. Как предполагают специалисты-взрывотехники, фугас мог быть заложен за несколько дней до взрыва или еще раньше.

7 сентября 2006 г.

На окраине с. Алхасты Сунженского района Республики Ингушетия на посту КПП "Азов-52" военнослужащими, предположительно из батальона "Запад", были избиты два сотрудника полка ППС МВД РИ, Хасан Курейшович Тимурзиев, 1968 г. р., и Аюб Алейевич Евлоев, 1977 г. р.

Примерно в 14.30 на посту "Азов-52" сотрудники ППС остановили для проверки два а/м "Урал", УАЗ-452 (без номеров) и два БТРа с замазанными бортовыми номерами. Колона двигалась в сторону с. Алхасты. В ней находились до 60 военных, предположительно - сотрудников батальона "Запад", которые разговаривали по-чеченски. Они в грубой форме отказались предъявлять документы для проверки. Между сотрудниками поста и военными возник спор, в ходе которого последние открывали поверх голов стрельбу из автоматов и нецензурно выражались в адрес милиционеров. Двоих милиционеров - сержанта Тимурзиева и прапорщика Евлоева - военные сильно избили. Тимурзиев был доставлен в больницу.

В результате инцидента военные были вынуждены развернуть машины и уехать назад Чечню.

По данному факту прокуратура Сунженского района Ингушетии проводила проверку, однако уголовное дело возбуждщено не было.

8 сентября 2006 г.

Возле с. Эшилхатой Веденского района Чеченской Республики произошел бой. Боевики попали в засаду, устроенную милиционерами и военнослужащими батальона "Восток" (командир - С. Ямадаев). Погибли двое боевиков и один из "ямадаевцев". Несколько сотрудников батальона "Восток" были ранены. После боя "ямадаевцы" и милиционеры ворвались в село, схватили 27-летнего Ибрагима Сусаева, увели на окраину населенного пункта и жестоко избили. Приказ избить человека отдал начальник милиции Веденского района Ш. Магомаев. Ибрагима повалили на землю и били ногами, стараясь не попадать по лицу, чтобы не оставлять следов. Ему угрожали расстрелом, обвиняя в пособничестве боевикам, требовали, чтобы он признался в этом и попросил об амнистии. Сусаев отказывался оговорить себя. "Силовики" имитировали избиение якобы захваченного ими боевика в пустом доме, а затем сказали Сусаеву, что боевик признался в том, что Ибрагим им помогал. И. Сусаев потребовал, чтобы ему показали этого человека, и наотрез отказался просить об амнистии. Тогда его втолкнули в машину и собирались отвезти в Ведено. На пути у "силовиков" встали женщины. Они бросались под колеса машин, били по стеклам и не давали колонне двигаться. Но военным все же удалось выехать из села и привезти Ибрагима в Веденский РОВД. Там его снова пытались признаться в пособничестве боевикам и просить об амнистии, но молодой мужчина был уже в таком состоянии, что его пришлось доставить в больницу. Теперь он проходит курс лечения в госпитале ветеранов войны в Грозном. Забота о двоих его маленьких детях полностью легла на плечи жены.

Примерно в 18.20 на окраине с. Дачное Пригородного района Республики Северная Осетия-Алания пропал без вести постоянный житель с. Октябрьское ингуш Тимур Измаилович Сакалов, 1964 г. р., временно проживающий после событий 1992 г. с семьей по адресу: пос. Карца, ул. Октябрьская, 28.

В этот день Тимур Сакалов в 18.00 на автобусе Карца-Назрань поехал в с. Дачное, к родственникам. Через четверть часа на черменском шоссе, возле поворота на с. Дачное Сакалов слез с автобуса и стал у дороги дожидаться автобуса, идущего в этот в населенный пункт. Тут его видели знакомые, проезжавшие на маршрутном такси из Назрани в Карца. Они так же видели возле остановки несколько легковых машин и сторожа, охраняющего кукурузное поле. Примерно через пять минут к остановке подъехал рейсовый автобус Назрань-Дачное, но Тимура Сакалова на остановке уже не было. В село к родственникам он так же не приехал. С тех пор его никто не видел. Родные узнали об его исчезновении только через два дня, когда позвонили родственникам в Дачное. Затем они обратились с заявлением в РОВД Промышленного муниципального округа г. Владикавказ. Там у них заявление не приняли, переадресовав его в РОВД Пригородного района. В этом РОВД так же не стали регистрировать заявление, сказав, что этим делом должно заниматься РОВД по месту жительства, т.е. РОВД Промышленного м/о. В течение нескольких дней из-за разногласий между РОВД у Сакаловых заявления не принимали. В итоге дело к производству приняла прокуратура Промышленного м/о г. Владикавказ. Заявление было зарегистрировано только 18 сентября. До этого к Сакаловым приходил следователь прокуратуры Алан Чехоев, который опросил родственников. В беседе с ними он не стал обнадеживать родных Тимура, заявив, что у прокуратуры "до всего руки не доходят".

19 сентября мать Тимура Сакалова, Зайнап Котиева, обратилась с письменным заявлением в представительство ПЦ "Мемориал", в котором просить оказать содействие в розыске ее сына.

12 сентября 2006 г.

В г. Гудермес (Чеченская Респуболика) приехали родственники пропавших без вести людей. Им была обещана встреча с председателем правительства Чеченской Республики Р. Кадыровым, на которой обещали назвать имена тех похищенных, кого удалось найти.

К 10.00 люди собрались у здания администрации города. Их встретили мэр Гудермеса Насуханов и председатель парламента Абдурахманов. Р. Кадыров на встречу не пришел. Собравшиеся поинтересовались, где Кадыров. Им ответили, что его нет; тогда руководитель организации матерей без вести пропавших Тамара Кагирова предложила разойтись. Кто-то позвонил знакомому охраннику премьера и тот сказал, что Кадыров дома и собирается в Гудермес. Куда именно он приедет, охранник сказать не мог и вскоре вообще перестал отвечать на звонки. Люди стали "метаться" по центру города, пытаясь угадать, где же будет их принимать председатель правительства. Около 14 часов Кадыров, действительно, приехал в Гудермес. Он проследовал мимо людей в спортзал. Те до 17 часов ждали встречи с ним, но она так и не состоялась: Кадыров к людям не вышел.

В здании Грозненского гарнизонного суда в н.п. Ханкала состоялось первое выездное заседание Ростовского окружного военного по делу об убийстве капитана Шанидзе. В совершении этого преступления обвиняется сержант-контрактник Руслан Суфиянов.

Судья зачитал ходатайство вдовы погибшего Мананы Давитадзе. Она предъявила иск на возмещение материального и морального ущерба на сумму 500 000 рулей. Иск предъявлялся не только Суфиянову, но и воинской части. Иск не был обоснован и сумма ущерба не была разграничена на материальный и моральный. Судья посоветовал адвокату доработать исковое заявление. Далее судья стал выяснять суть конфликта между Суфияновым и Шанидзе.

Обвиняемый Суфиянов пояснил, что осенью 2005 г. у него заканчивался срок контракта, и он хотел уволиться. Капитан Шанидзе обещал помощь, но всяческий препятствовал этому. Шанидзе сказал проще всего уволиться через батальон "Восток", подразделение которого базируется в н.п. Ханкала.

Судья в ходе заседания пытался выяснить, почему, в отличие от других воинских подразделений, имеющих номер, этот батальон имеет название, почему он является на Ханкале фактически автономной структурой и почему из него контрактнику легче уволится. Однако внятных ответов не получил.

Суфиянов был допрошен и о событиях, приведших к гибели капитана Шанидзе. По его словам, поздно вечером 4 ноября 2005 года после его неоднократных обращений к капитану Шанидзе с просьбой оформить увольнение и выплатить положенную сумму, тот через солдата прислал Суфиянову б/у DVD-плеер. Такой плеер был практически у каждого военнослужащего и никакой ценности не представлял (стоимость нового подобного DVD-плеера 2000 рублей). Сумма, которую должен получить Суфиянов, превосходила стоимость плеера в несколько раз. Об этом солдат хотел лично поговорить с капитаном. Разговора не получилось. Шанидзе стал угрожать Руслану, потом запер дверь и разделся. Намерения его были более чем ясны. Офицер напал на солдата. Спасаясь, Суфиянов забежал в кухню. Пытался защищаться. Шанидзе ударил его ножом, пробил правую кисть. Видимо, Суфиянову удалось отобрать нож и ударить им своего противника, но как это произошло, он не помнит. После его рассказа были заслушаны свидетели обвинения, земляки капитана Шанидзе: санинструктор сержант Мемед Тавгеридзе и старшина Рамази Абулидзе. Они охарактеризовали Шанидзе как хорошего человека, но очень вспыльчивого и быстро теряющего самообладание. Хотя они, свидетели, были земляками Шанидзе, дома у него не бывали, он никого не приглашал. Шанидзе обнаружили в закрытой комнате голым лежащим на полу с ножом в левом боку.

Затем дал показание сослуживец Руслана Суфиянова, Сафетдинов. Он рассказал, что 4 ноября они с Суфияновым были на дежурстве, охраняли недостроенное здание. Выпили пиво и тоник, но пьяным никто не был: Суфиянов говорил медленнее, чем обычно, но вполне осознанно. Утром он увидел Руслана с раненной рукой. Тот был очень бледен и шатался. Сафетдинов считает, что произошло это от большой потери крови, т.к. ранее, до службы, с ним было то же самое, после серьезной раны. В течение последующих дней в суде допросили других сослуживцев Суфиянова. Все они отзывались хорошо о подсудимом, что сильно отличалось от мнения его командиров, изложенного в характеристике. Из нее следовало, что Суфиянов был недисциплинированным, допускал серьезные нарушения устава. Такая оценка противоречила другим фактам. Те же командиры несколько раз поощряли Суфиянова почетными грамотами и благодарственными письмами родителям; в журнале, где отмечаются даже мелкие нарушения дисциплины, его фамилия не упоминается ни разу. Суфиянов занимал должность командира отделения. Его не хотели отпускать со службы.

Допрос свидетелей в судебных заседаниях продолжался на протяжении четырех дней. Затем был объявлен перерыв. Следующее заседание суда состоится в Ростове-на-Дону.

13 сентября 2006 г.

При неизвестных обстоятельствах пропала жительница г. Урус-Мартан Милана Ризвановна Дубаева, 1981 г. р., проживающая по адресу: ул. Больничная, 1.

По словам ее родственников, Милана вышла из дома с целью навестить своих родственников по материнской линии, которые проживают на другом конце города. Милана села на маршрутный автобус и поехала в центр города. Есть свидетели, которые видели ее в центре. Однако оттуда до своих родственников Милана так и не добралась. Об исчезновении Миланы родители узнали через два дня, когда позвонили родственникам матери. Они начали поиски пропавшей девушки.

Дубаевы не исключают версию о том, что ее могли задержать сотрудники каких-нибудь силовых структур. На чем основаны эти предположения, они не объясняют. Соседи Ризвана Дубаева, так же связывают исчезновение Миланы именно с силовыми структурами.

По состоянию на 19 сентября 2006 года о судьбе Миланы родственникам ничего не известно.

В Республике Ингушетия днем на федеральной трассе "Кавказ" в районе Экажевского круга произошел подрыв фугаса. В результате взрыва получил ранение Магомед Усманович Бузуртанов, студент третьего курса физмата, 1987 г. р., проживающий по адресу: г. Назрань, м/о Насыр-Корт, ул. Эсумрзиева, 30.

По словам родственников, Магомед Бузуртанов шел на занятие в университет. Взрыв прогремел в трех-четырех метрах от него. Магомед был ранен в глаз, получил осколочное ранение ноги и был доставлен в больницу. Сразу же его отец отправился навестить сына. В это время сотрудники ФСБ, ГОВД и РУБОП приехали домой к Бузуртановым и провели несанкционированный обыск в доме и во дворе. В доме в это время находились мать Магомеда и сестры. "Силовики" представились, но не предъявили ордер на обыск. По окончании обыска они предъявили Бузуртановым якобы обнаруженный в сарае подствольный гарнатомет к автомату и боеприпасы к нему, а в в огороде они нашли патроны и винтовку (переделанную). Лишь после этого во двор к Бузуртановым пригласили соседей, в качестве понятых. Понятым предъявили найденное оружие. Хозяйка дома потребовала от военных указать точное место, где были обнаружены боеприпасы и винтовка. "Силовики" отказались. Они так же не смогли объяснить, почему переделанная винтовка, выкопанная из земли, была абсолютная сухая, несмотря на то, что накануне шел дождь. Сами Бузуртановы убеждены в том, что оружие военные привезли собой и имитировали его обнаружение. Из дома так же изъяли зарегистрированное оружие, принадлежащее Бузуртановым (винтовку УПСПС (разрешение МВД от 1996 года), охотничье ружье), и религиозную литературу.

Впоследствии выяснилось, что стало причиной обыска: Магомеда Бузуртанова заподозрили в закладке фугаса. К нему в больницу приходили сотрудники ГОВД, сняли отпечатки пальцев и допросили. Вечером были допрошены остальные члены семьи Бузуртановых. Следует отметить, что две сестры Магомеда Бузуртанова замужем за людьми, которые в настоящее время числиться как пропавшие без вести: Аминат Бузуртанова замужем за Баширом Муцольговым, похищенным неизвестными военными 18 декабря 2003 года, Айша Бузуртанова замужем за Исмаилом Албаковым похищенным неизвестными военными 27 октября 2003 года.

В настоящее время Магомед Бузуртанов находится в больнице под охраной.

В представительство ПЦ "Мемориал" в Грозном обратились мать и жена жителя с. Старые Атаги Грозненского (сельского) района Чеченской Республики Руслана Мусаевича Шептукаева.

С их слов стало известно, что Руслан Шептукаев в марте этого года добровольно сдал в милицию оружие, находящееся у него дома, прошел прокурорскую проверку и уголовное дело в отношении его не возбуждалось. За год до этого ночью к нему явились двое боевиков (Хамзат Етаев и Адам Хабиров) и потребовали, чтобы он пустил их переночевать. Сопротивляться вооруженным людям было бессмысленно. Руслан пустил их на ночевку. Уходя, Етаев дал Руслану автомат на хранение. Шептукаев спрятал автомат на своем подворье и уехал в Ингушетию. Он боялся за свою безопасность. Узнав о гибели Етаева и Хабирова, Шептукаев вернулся в Старые Атаги и сдал оружие. Получив постановление прокуратуры Грозненского (сельского) района об отказе в возбуждении в отношении его уголовного дела, он успокоился, привез семью, начал работать.

Однако через некоторое время был задержан и препровожден в ИВС при РОВД, где в настоящее время и содержится.

На территории Республики Ингушетия (РИ) рядом с КПП, расположенном у административной границы с Чеченской Республикой (ЧР), произошел бой между сотрудниками МВД двух этих республик. С обеих сторон имеются убитые и раненные. В числе погибших - заместитель командира ОМОН ЧР Бувади Дахиев. Более двадцати милиционеров получили ранения. Причиной боестолкновения стал грубый отказ сотрудников чеченской милиции выполнить законное требование сотрудников МВД РИ позволить им досмотреть автотранспорт, на котором те уезжали назад в Чечню, увозя с собой задержанного на территории Ингушетии человека.

Трагическое событие, произошедшее на административной границе двух республик, к сожалению, неизбежно должно было бы раньше или позже произойти.

В течение последних лет на территории Республики Ингушетия различные силовые ведомства многократно практически открыто похищали и увозили в неизвестном направлении проживающих там людей. Так действовали ФСБ, военная разведка 58-й армии, ГРУ, мобильный отряд МВД, осуществлявший силовую поддержку следственной группы Генеральной прокуратуры, и другие. При проведении спецопераций на территории РИ эти силовые структуры не считали необходимым ставить в известность о своих действиях ни прокуратуру, ни МВД Ингушетии. Часть похищенных таким образом людей пропала без вести. Расследование возбужденных по фактам похищения уголовных дел приостановлено из-за "неустановления лица, подлежащего привлечению к ответственности в качестве обвиняемого" (См. доклад ПЦ "Мемориал" "Конвейер насилия").

На общем фоне беззакония особо выделялись силовые ведомства Чеченской Республики. В ходе процесса "чеченизации" вооруженного конфликта там были созданы мощные силовые структуры, формально входящие в МВД, основу которых составляют так называемые "кадыровцы". Всем известно, что российская милиция не слишком затрудняет себя следованием нормам закона. Но "кадыровцы" своим нигилистским отношением к закону изумляют даже много повидавших кадровых сотрудников МВД ЧР. Похищения, пытки, бессудные казни, создание незаконных мест содержания арестованных и задержанных - все это обычная для них практика. Правозащитный центр "Мемориал" многократно сообщал о том, что подобный образ действий "кадыровцы" активно распространяют и на территорию Ингушетии. Ярким примером тому может служить бессудная казнь, совершенная ими публично в ст. Нестеровская Сунженского района.

Не один раз имели место случаи противостояния сотрудников МВД РИ и чеченских "силовиков", осуществлявших спецоперации на территории Ингушетия. Обычно законные требования сотрудников ингушской милиции игнорировались. Были случаи избиения "кадыровцами" местных "силовиков". Подобная ненормальная ситуация не могла раньше или позднее не привести к вооруженному столкновению.

Согласно предварительной информации, собранной сотрудниками ПЦ "Мемориал", утром 13 сентября на территорию Республики Ингушетия из Чечни въехала колонна автомашин: УАЗ, "Нива-тайга" и микроавтобус УАЗ-452 ("таблетка"). В них находилось около двадцати вооруженных людей. Колонна направилась в с. Яндаре. По прибытию в этот населенный пункт (около 9.30) старший группы показал сотрудникам сельской администрации и местному участковому милиционеру документы, из которых следовало, что прибывшие являются сотрудниками МВД ЧР (бойцы ОМОН и один сотрудник уголовного розыска), которые должны задержать подозреваемого в совершении преступления местного жителя Герихана Темурзиева. Сообщения о том, что чеченские милиционеры якобы заранее сообщали о своем намерении осуществить операцию в этом селе, не соответствует действительности.

Осуществив задержание подозреваемого в его доме, сотрудники чеченской милиции уехали из села. В этот момент и произошел первый инцидент с ингушской милицией. На посту ДПС МВД РИ, расположенном на выезде из с. Яндаре, чеченских милиционеров попросили предъявить документы, что те решительно отказались делать. Вместо этого они произвели несколько выстрелов в воздух и захвалили с собой наиболее настойчивого ингушского милиционера, которого позже выбросили по дороге из машины.

Видимо подобный образ действий привел к тому, что на пост "Волга-20", расположенный у административной границы с Чеченской Республикой, поступил приказ досмотреть автомашины с чеченскими милиционерами. Навстречу подъехавшим около 10.30 к посту трем машинам вышел прибывший туда офицер ППС МВД РИ Магомед Хадзиев. Он попросил вооруженных людей зарегистрировать автотранспорт на посту, предъявить документы и выйти из автомобилей для их досмотра. В ответ последовали грубые требования немедленно пропустить колонну без досмотра. Из машины вышел старший группы. Между ним и Хадзиевым произошел диалог, переросший в ссору, а затем драку. По словам ингушских милиционеров, в Хадзиева был произведен выстрел, после чего тот, падая, поразил очередью из автомата своего противника. Но и после этого противостоящие стороны не открыли огонь, а заняли оборонительные позиции: чеченские милиционеры за своими машинами, ингушские - за бетонными укрытиями поста. Обе стороны вызвали подкрепления. Первыми на место прибыли сотрудники ППС РИ, представители прокуратуры Сунженского района РИ и Сунженского РОВД. Затем подъехали сотрудники чеченской милиции, которые начали кричать, чтобы их коллег немедленно пропустили в Чечню. Именно тогда при пока невыясненных обстоятельствах началась перестрелка, приведшая к ранению и гибели значительного количества милиционеров с обеих сторон.

К полудню в Сунженскую районную больницу с места боя привезли 13 человек. Из них девять были сотрудниками ингушской милиции (включая и Магомеда Хадзиева, умершего к этому времени). Трое были сотрудниками чеченской милиции, один из них, Саллаудин Лорсанов, позже скончался от ран. Остальные раненные и убитые сотрудники чеченской милиции были увезены с места боя либо в Чечню, либо в госпиталь во Владикавказе. Туда же был доставлен и смертельно раненный заместитель командира чеченского ОМОН Бувади Дахиев.

15 сентября 2006 г.

Примерно в 5.30 в пос. Майский Республики Северная Осетия-Алания сотрудниками неустановленной силовой структуры (до 60 человек) был задержан местный житель, Илез Саварбекович Костоев, 1986 г. р., проживающий по адресу: ул. Октябрьская, 2.

Большинство "силовиков" были в масках, одеты в камуфляжную форму. Оцепив домовладение, они проникли во двор, сломав ограду. Ворвавшиеся люди не представились и не показали документов, удостоверяющих их личности. Разговаривали по-русски и по-осетински. В доме в это время находилась три брата Костоевых: Умалат Саварбекович, 1966 г. р., Ахмед Саварбекович, 1988 г. р. и Илез Саварбекович, 1986 г. р. Братьев вытащили на улицу и уложили на землю лицом вниз. При этом избили Умалата и Илеза. В доме и во дворе был произведен обыск: в качестве понятых привлекли двух военнослужащих. Руководивший спецоперацией следователь республиканской прокуратуры показал ордер на обыск и задал вопрос братьям Костоевым о наличие в доме оружия и наркотиков. Костоевы ответили, что наркотиков и оружия у них нет. Обыск длился чуть более часа. Во дворе под свежескошенной травой были обнаружены автомат АКМ и нераспечатанный цинк с патронами. Обнаруженное оружие было предъявлено Умалату Костоеву. До этого момента братья Костоевы лежали на земле под прицелами автоматов. Умалат Костоев заявил, что не знает ничего о том, как этот автомат и патроны могли оказаться у них во дворе. Следователь прокуратуры заявил, что задерживает Илеза Костоева до выяснения обстоятельств. К концу обыска к дому подошел еще один из братьев Костоевых, Абабукар (он проживает в Майском по другому адресу) и поинтересовался у следователя, куда будет доставлен Илез. Следователь на этот вопрос не ответил, а предложил Абабукару в тот же день привезти для допроса в прокуратуру Умалата и Ахмеда Костоевых.

По прибытию в прокуратуру братьев Костоевых принял тот же следователь, который руководил спецоперацией. Им оказался сотрудник североосетинской прокуратуры Хаджи-Мурат Басиев. Он допросил Умалата и Ахмеда. В ходе допроса выяснилась причина, по которой забрали Илеза Костоева: его подозревают в подрыве БТРа федеральных вооруженных сил на окраине пос. Майский 6 сентября 2006 года. Басиев задавал братьям Костоевым вопросы, касающиеся этого взрыва, а так же спрашивал об автомате, обнаруженном в ходе обыска. После допроса Умалата и Ахмеда отпустили. Костоевы считают, что автомат был им подброшен в ходе обыска. Они так же уверены в непричастности Илеза к подрыву БТРа. По их словам, 5 сентября 2006 года Илез уехал в Нальчик к друзьям, с которыми учился в местном финансово-экономическом колледже (колледж он закончил в этом году). Получив стипендию за последние месяцы учебы в колледже, Илез переночевал у друзей в Нальчике и на следующий день, вечером вернулся домой.

15 сентября, рано утром, сотрудники не установленного силового ведомства в Республике Ингушетия провели обыск в доме другого брата Костоевых, Хасана Саварбековича Костоева, 1968 г. р., проживающего в Насыр-Кортовском муниципальном округе г. Назрань на ул. Насыр-Кортовская. В момент обыска в доме находился только Костоев Хасан. После того как "силовики" уехали, Хасан Костоев пропал без вести. Следователь прокуратуры РСО-А Басиев заявил его брату, Абабукару, что они Хасана не задерживали. Однако, по сводкам МВД РИ, Хасан Костоев проходит как задержанный. В этой же сводке указывается, что в ходе обыска в доме Хасана Костоева был обнаружен автомат системы "Борз". По состоянию на 18 сентября местонахождение Х. Костоева родственникам установить не удалось.

18 сентября 2006 года Абубакар Костоев обратился с письменным заявлением в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань. В нем он просит оказать содействие в защите прав его брата Илеза Костоева, а так же помочь в установлении местонахождения другого брата, Хасана.

16 сентября 2006 г.

В 6.10 в дом Альмурзаевых, проживающих по адресу: г. Назрань (Республика Ингушетия), ул. Назрановская, 4, ворвались вооруженные люди в масках. К дому они подъехали на двух БТРах, двух микроавтобусах "Газель", двух а/м УАЗ и а/м "Урал". Никто из прибывших не представился и не предъявил документов. В доме был произведен несанкционированный обыск без участия понятых, который длился около четырех часов. Все это время четыре брата Альмурзаевых стояли под прицелами автоматов на коленях. В ходе обыска обнаружено и изъято: шнур детонирующий 25 метров, радиодетали, две машины (ВАЗ-2112 серебристого цвета, регистрационный номер С992 КТ, 06 регион и ВАЗ-2109), телефон, тетради, документы. После обыска был увезен один из братьев, Аллаудин Османович Альмурзаев, 1980 г. р., который занимается частным извозом. Родным не сообщили причину задержания, и куда он будет доставлен. В ходе самостоятельных поисков в течение трех суток установить местонахождение Аллаудина не удалось. Тогда родственники обратились за помощью к адвокату Джабраилу Габачиеву, который смог узнать, что Альмурзаев содержится в ИВС МВД г. Владикавказ. По словам адвоката, Аллаудина забрали по подозрению в подрыве БТРа с военнослужащими 6 сентября в районе с. Майское Пригородного района Республики Северна Осетия-Алания.

26 сентября брат Аллаудина с письменным заявлением обратился в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань с просьбой оказать содействие в защите прав Аллаудина, так как он уверен в том, что тот не виноват в инкриминируемых ему преступлениях.

В г. Назрань сотрудниками УФСБ по РИ и РСО-А совместно с сотрудниками МВД РИ, центром "Т" МВД РФ, центром "Т" ОРБ-1 МВД РФ по ЮФО был задержан местный житель, Адам Магомедович Коригов, 1978 г. р., проживающий по адресу: ул. Вайнахская, 37.

По официальной информации в ходе обыска в его доме были изъяты: три сотовых телефона, пенал от автомата, камуфляжная форма, 34 видеокассеты, 18 ДВД дисков, охотничье ружье "Сайга" с магазином, провода, фотоальбом. Коригов задержан по подозрению в подрыве БТРа с военнослужащими, совершенном 6 сентября в районе с. Майское Пригородного района РСО-А. Родственник Коригова отказались от комментариев.

Около 6.30 в г. Назрань в дом Угурчиевых, проживающих по адресу: ул. Тамбиева, 31, ворвались вооруженные люди (до 50 человек). Часть из них были в масках. Как впоследствии выяснилось, спецоперацию проводили сотрудники УФСБ по РИ, центра "Т" МВД РФ, центра "Т" ОРБ-1 МВД РФ при участи сотрудников МВД РИ. По словам самих Угурчиевых, в основном это были русские, но среди них были сотрудники МВД Северной Осетии.

"Силовики" приехали на двух а/м УАЗ, а/м "Урал" и БТРе. Ворвавшись в дом, часть военных прошла в комнату, где спали женщины, другие прошли в спальню к мужчинам. Они не представились и не показали никаких документов. Женщин уложили на пол, а мужчин вывели на улицу. Одеться разрешили только хозяину дома, Хусену Макшариповичу Угурчиеву, 1949 г. р., а его сыновей Идриса, 1983 г. р., и Ахмеда, 1986 г. р., вывели на улицу в нижнем белье, где продержали 40 минут. В доме был проведен обыск, в ходе которого были изъяты три мобильных телефона, Коран, паспорта мужчин и еще некоторые документы. После обыска, примерно 8.00, "силовики" уехали, забрав с собой Хусена.

Родным не сообщили, куда его забирают. Как выяснилось впоследствии, Х. Угурчиева повезли в токарную мастерскую, расположенную по адресу: ул. Московская, 3, где он работает токарем и провели там обыск. Затем Угурчиева отвезли в г. Владикавказ. Родственники узнали об этом только через два дня, когда и позвонил следователь и попросил привезти Хусену вещи. По официальной информации, в ходе обыска в мастерской, были обнаружены и изъяты: ПБС (прибор для бесшумной стрельбы) кустарного производства для короткоствольного огнестрельного оружия калибра 9 мм, 36 заготовок для производства аналогичного ПБС, газобаллонный пистолет ИЖ "Макаров" с признаками переделки. По предварительной информации, Угурчиева обвиняют в пособничестве членам вооруженных формирований. По словам родных, следователь обещал отпустить Угурчиева под залог до конца сентября т.г.

18 сентября 2006 г.

В 2.00 в с. Цоцин-Юрт Курчалоевского района Чеченской Республики в результате проведения сотрудниками батальона "Юг" (бывший Антитеррористический центр) спецоперации были убиты два боевика братья Мускиевы: Иса и Али, 18 лет.

По официальной версии, братья Мускиевы были убиты между с.с. Автуры и Цоцин-Юрт из засады, которую устроили бойцы батальона "Юг". По словам жителей с. Цоцин-Юрт Мускиевых убили в селе. Кто-то сообщил чеченским "силовикам" о том, что те находятся в населенном пункте. Ночью военные проникли в дом, в котором ночевали Мускиевы, и убили обоих братьев. Руководили спецоперацией офицеры батальона "Юг" Хизир Зайпулаев и Альви Усманов. По некоторой сведениям, к операции были привлечены сотрудники местного РОВД. У Зайпулаева была личная вражда с Мускиевыми и после их ликвидации, он не скрывал своей радости. По его распоряжению в селе провели увеселительное мероприятие - Ловзар.

Год назад, 14 сентября 2005 г., в г. Аргун в ходе боя был убит старший брат Мускиевых, Шамиль-Хаджи Лом-Алиевич. Вместе с ним в том бою погибли еще пять боевиков. Два трупа "кадыровцы" привезли в с. Цоцин-Юрт. Тело Шамиль-Хаджи обезглавили и выставили голову на всеобщее обозрение. Лицо второго убитого, молодого человека, было обезображено взрывом гранаты. Опознать его было невозможно. Односельчане предположили, что второй убитый - это младший брат брат Шамиля-Хаджи, Али, который примкнул к боевикам в 14-летнем возрасте. Как теперь выяснилось - это предположение было ошибочным.

В Насыр-Кортовском м/о г. Назрань на ул. Тутаева недалеко от здания министерства образования сотрудниками УФСБ по РИ и РСО-А совместно с сотрудниками МВД РИ, центром "Т" МВД РФ, центром "Т" ОРБ-1 МВД РФ по ЮФО были похищены три жителя Ингушетии: Мухаммед-Али Юсупович Арсельгов, 1976 г. р., проживающий в Насыр-Кортовском м/о г. Назрань по адресу: ул. Джабагиева, 38, Адам Микаилович Халухаев, 1984 г. р., проживающий в г. Назрань по адресу: ул. Советская, 27, и Хаваш Абукарович Цороев, 1981 г. р., проживающий в г. Назрань по адресу: ул. Цороева, 7.

Как удалось выяснить из беседы с родственниками похищенных, "силовики" забрали этих людей на улице в то время, когда они случайно встретились в одном месте. Арсельгов был на своей машине "КАМАЗ". Он остановился на улице по своим делам. В это время к машине подошел Адам Халухаев для того, чтобы нанять ее для перевозки большого количества цемента. Затем к этому месту на своей машине подъехал Хаваш Цороев так же с намерением арендовать машину Арсельгова. Халухаев и Цороев были знакомы с Арсельговым до этого. Внезапно молодые люди были блокированы большим количеством военных. "Силовиков" интересовал только Арсельгов, но по непонятным причинам они забрали так же Халухаева и Цороева. Похищенных доставили в г. Владикавказ, предположительно в задние местного РУБОП. Родных не известили о местонахождении и причинах задержания. Те узнали об этом от посторонних людей, очевидцев похищения. Первыми активные действия к освобождению предприняли родные Халухаева: через четыре часа он был освобожден. Цороева отпустили только на следующий день, в 18.00. Он был сильно избит - перебита переносица, отбиты почки и печень. Арсельгову предъявлено обвинение в совершении преступления, расследуемого в рамках уголовного дела N21/1319 по факту подрыва БТРа 126 полка ВВ МВД РФ 6 сентября 2006 года.

Следует отметить, что по официальной сводке МВД Цороев и Халухаев так же проходили как причастные к совершению данного преступления. Но, как выяснилось, их задержали произвольно, не имея на них никакой информации.

В Урус-Мартановском городском суде начался процесс по делу братьев Мержоевых (Айнди, Анзор и Казбек) и Адама Пидиева. Их содержат в ИВС Урус-Мартановского РОВД, оперативные работники которого имеют непосредственное отношение к их похищениям.

Братья Мержоевы были похищены 12 апреля 2006 года сотрудниками правоохранительных органов ЧР с территории рынка в ст. Орджоникидзевская Республика Ингушетия. Только 20 мая 2006 года родственникам удалось установить, что их содержат в Урус-Мартановском РОВД. Против них было возбуждено уголовное дело по ч. 2 статьи 208 УК РФ ("участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом"). Однако, по утверждениям сотрудников Урус-Мартановского РОВД, Мержоевы были задержаны в с. Рошни-Чу Урус-Мартановского района Чеченской Республики.

24 мая 2006 года в с. Даттых РИ в своем доме был задержан Адам Пидиев и его брат Магомед. Задержание производили сотрудники Урус-Мартановского РОВД. Магомеда Пидиева, главу администрации с. Даттых, отпустили вечером того же дня. Адаму Пидиеву предъявили обвинение в пособничестве боевикам. По некоторым сведениям, Адама Пидиева вскоре после задержания повели на опушку леса, неподалеку от села, где он обещал показать схрон. В этот момент боевики обстреляли милиционеров и ранили одного из них.

По словам адвоката по делу Мержоевых и Пидиева, за период содержания их в ИВС, сотрудники ОВД Урус-Мартановского района оказывали и по настоящее время оказывают давление в отношении задержанных. На первом же судебном слушании по данному делу защита ходатайствовала перед судом о необходимости изоляции его подзащитных от оперативных сотрудников Урус-Мартановского РОВД. Судья Б. Шовхалов обязал начальника ИВС Урус-Мартановского РОВД изолировать задержанных Мержоевых и Пидиева, предупредив его об ответственности, который он несет за них. Однако, оперативные работники имели возможность для "встречи" с задержанными и после этого. По состоянию на 21 сентября 2006 года, несмотря на судебное постановление, они все еще содержатся в ИВС Урус-Мартановского РОВД. Адвокат со ссылкой на своих подзащитных рассказал, что уже после заявленного ходатайства со стороны оперативных работников были угрозы расправы в отношении задержанных. Они требовали, чтобы Мержоевы молчали по поводу их похищения 12 апреля 2006 года. Требовали признать вину по предъявленным им обвинениям.

В ходе судебного слушания братья Мержоевы рассказали суду, что после задержания их держали в подвальном помещение в с. Гойты Урус-Мартановского района. Там их пытали электрическим током, били резиновыми и деревянными дубинками и ногами. Иногда вывозили в с. Джалка Гудермесского района, где также пытали. В отношении Адама Пидиева, по утверждению адвоката, так же применялись пытки.

В г. Аргун вооруженные люди угрожали расправой родственникам Малики Солтаевой. Напомним, что 19 феврале т.г. Малика Солтаева исчезла. Через месяц вернулась домой и подверглась публичным унижениям и оскорблениям со стороны сотрудников т.н. Антитеррористического центра. "Силовики" захватили квартиру, в которой проживала мать и сестра Малики, насильно выселив их. Пострадавшие написали заявление в Аргунский РОВД. Через некоторое время квартиру заставили освободить, но часть вещей законных владельцев была уничтожена, а часть исчезла из квартиры. Соседи подсказали, в какой квартире прячут похищенные вещи, поставили в известность милицию. 18-го сентября следователь аргунской прокуратуры Хамзатов вызвал сестру Малики, Милану, и ее мать, Тоиту, на опознание похищенных вещей.

Когда они вернулись домой, на улице их ждали вооруженные люди в камуфляжной форме. Среди них был бывший командир аргунского АТЦ Магомед Исрапилов, позывной "Мамак" (в настоящее время служит в РОВД г. Аргун), его братья Ахмед и Рамазан (тот самый, который захватывал квартиру), и еще пятеро их друзей. Там же находился и старший следователь Аргунского РОВД Розамбек Махмудов и следователь прокуратуры Хамзатов. Магомед Исрапилов предъявил претензии Милане и Тоите за то, что они жалуются на него. Он стал угрожать и оскорблять женщин и не постеснялся сказать, что все они, восемь человек находятся в розыске за совершенные преступления. Исрапилов заявил так же, что они не боятся ни милицию, ни прокуратуру. Один из товарищей признался в том, что это он привез Малику домой в марте этого года. Следователь РОВД Махмудов высказал претензии в том, что родственники Малики не замяли это дело. Он так же сказал, что родственники должны были убить Малику, и они тогда закрыли бы дело. Теперь же, по его словам, после заявлений родственников Малики, всю милицию подняли на ноги, сообщили Кадырову и он требует действий со стороны милиции.

Уезжая, вооруженные люди чуть не сбили Милану и ее мать машиной, сделав крутой вираж.

19 сентября 2006 г.

В Октябрьском РОВД г. Грозный прошло совещание под руководством бывшего начальника Сайпуди Лорсанова. От исполнения своих обязанностей он был отстранен в июне этого года специальной комиссией ЮФО, созданной после того, как один из его бывших подчиненных, старший эксперт-криминалист подполковник П.В. Прохоренко (врач по профессии), написал жалобу на имя министра внутренних дел РФ Нургалиева. В своей жалобе Прохоренко указал, что Лорсанов регулярно занимается вымогательством, издевается над подчиненными, дерется. Жалобу подполковник написал после того, как вернулся домой в Иркутскую область.

Когда члены комиссии стали проверять эти сведения, с заявлением в прокуратуру обратились еще несколько контрактников. Оказалось, что с каждой зарплаты у всех сотрудников удерживали по 1000 рублей. Кроме того, у них регулярно требовали деньги на дни рождения министра, его заместителей и других начальников, так, что ежемесячные сборы вырастали до 2000 тысяч. Но, кроме этого, нужно было сдавать деньги на канцелярские товары и на взятки с целью улучшения отчетности. Последнее, очевидно, получило распространение, не только в Октябрьском РОВД. На бумаге статистика раскрытых преступлений выросла, в то же время реальные дела не расследуются. Так в июле 2004 года в Октябрьском районе было совершено убийство. Брат убитого узнал среди убийц брата М. Эшиева, руководителя АТЦ Веденскго района. В розыск он был объявлен только в сентябре 2004 года, но, тем не менее, никто не сделал попытки его задержания, хотя, он жил в Ведено совершенно свободно и носил оружие. Только в марте 2006 года он был задержан в Гудермесе на построении своего подразделения.

В заявлении Прохоренко так же говориться о фактах произвола, издевательства над сотрудниками, избиения их, в том числе публичного. Стала обычной практика "проверок" на алкоголь. Происходило это таким образом: в 11-12 часов ночи, в общежитие, где жили иногородние сотрудники входил Лорсанов в сопровождении десяти охранников. В комнаты они врывались без стука, ломая запоры. Если кого-то заставали за распитием спиртных напитков или пьяным, били. Так был избит перед сотрудниками, которых специально для этого ночью вывели на построение Спиридонов.

Вообще немотивированные построения стали изощренным издевательством. Сотрудников поднимали по тревоге, строили, потом распускали. Через 20-30 минут снова поднимали. Так могло повторяться несколько раз.

Охранники Лорсанова считали себя фигурами гораздо более важными, чем любой начальник РОВД ниже Лорсанова. Так один из них запросто заявил начальнику участковых Рагимову, что снимет его с работы. Вскоре, действительно, Рагимова, понизили в должности до заместителя, причем внятных объяснений этого он так и не получил.

Если таким было отношение к подчиненным, каким же было отношение к тем, кто был задержан? Лучше всего говорит об этом то, что задержанных содержали в подвале бывшего интерната глухих детей на ул. Павла Мусорова. Кроме того, что это помещение не соответствуют никаким санитарным нормам (отсутствие окон, во дворе нет места для прогулок), оно должно было стать предметом изучения экспертов, как место совершения многочисленных преступлений в 2000-2001 году. Однако, такие исследования не были проведены к 2003 году, когда вместо того, чтобы расследовать преступления, совершенные в подвалах интерната милиционерами из Ханты-Мансийского округа, чеченские милиционеры стали помещать туда тех, кого задерживали сами.

Почему такое стало возможным? Почему Управление собственной безопасности МВД ЧР не заинтересовалось тем, что происходит в Октябрьском РОВД? Возможно, потому, что начальник Управления, Шарпуди Лорсанов, отец Сайпуди Лорсанова.

Нарушая закон, Лорсанов не боялся того, что за это придется ответить. До сих пор никто не может заставить его вернуть паспорта женщинам из семьи Бекмурзаевых, которые он забрал в залог, требуя, что они привели сына, которого подозревают в убийстве сотрудника милиции.

Поборы не прекратились и после того, как Лорсанов был отстранен от исполнения своих обязанностей. 12 сентября он прибыл в РОВД, и каждому сотруднику пришлось раскошелиться на подарок ему ко дню рождения.

На совещании 19 сентября Лорсанов устроил разнос тем, кто посмел на него жаловаться, упрекнул их в том, что они не оценили его доброты, и пригрозил тяжкими последствиями такого поступка.

Состоялось очередное судебное заседание по делу Али Течиева, обвиняемого в нескольких преступлениях, в том числе нападении на Грозный в августе 2004 года.

Обвинение строится на признании, сделанном обвиняемым, когда его содержали в ОРБ-2. Перед судом Али предстает во второй раз. В первый раз он был осужден за участие в "незаконных вооруженных формированиях" в 2005 году на три года условно. И тогда доказательством вины были только признательные показания, данные в Шалинском ИВС. Несмотря на то, что в отношении его применялись пытки, Али не признавал своей вины, и только под давлением родственников, обманутых следователями, он согласился на это и получил три года условно.

Вскоре после того, как Течиев вышел на свободу, его похитили из дома, избив отца и брата. Сначала похитители хотели его расстрелять, однако потом, после того кто-то поговорил с одним из похитителей по мобильному телефону, доставили в ОРБ-2. Там, путем жестоких пыток от него добивались признания в совершении нескольких тяжких преступлений. Али и его отец не раз обращались в правозащитные организации; в "Новой газете" была опубликована статья Анны Политковской о том, как пытали Али в ОРБ-2.

Не найдя доказательств его вины, следствие прибегло к прямой фальсификации. Нашли молодого человека Хамида Арсабиева, попавшего в зависимость от сотрудников ОРБ-2. Его заставили дать ложные свидетельские показания против Али в ходе предварительного следствия. На суде этот свидетель должен был давать показания под измененной фамилией, сидя за ширмой. Хамид, мучимый угрызениями совести, решил покинуть республику, но перед отъездом обратился в ПЦ "Мемориал" с заявлением, в котором он описал то, что с ним случилось. Сотрудники "Мемориала" предложили написать заявление в Верховный суд, и подробно изложить ситуацию. Хамид сделал это. 19 сентября заявление Арсабиева было оглашено в суде. Свидетелем выступила сотрудник ПЦ "Мемориал". Следующее заседание было назначено на 3 октября.

Через день после суда в юридический пункт ПЦ "Мемориал" в Грозном к нашему сотруднику обратился молодой человек, который представился журналистом Грозненского радио Русланом Исаевым. Он сказал, что делает материал о суде над Течиевым, и попросил заявление Арсабиева. Ему были предоставлены опубликованные материалы, но он настаивал на том, чтоб ему дали заявление, даже после того, как ему объяснили, что заявление у судьи. Подозрительно настойчивый журналист ушел только после решительного отказа предоставить ему заявление в каком-либо виде. В это время один из посетителей сообщил, что возле офиса он заметил сотрудника ОРБ-2 по имени Лема. Сотрудник с таким именем упоминается в заявлении Арсабиева. Ниже приводиться текст заявления Хамида Арсабиева:

"В Правозащитный центр "Мемориал"

От Арсабиева Хамида Лом-Алиевича
проживающего в г. Грозный,
ул.Б.Хмельницкого, 141, корп. 5 кв.60.

В январе 2003 года при обходе конденсатных ям (т.к. раньше я занимался конденсатом), мною была найдена сумка с оружием. Я занес сумку в наш пустующий дом на Московской улице. В целях сдать ее в правоохранительные органы, чтобы получить вознаграждение. Оставил сумку в доме и уехал в село Бердыкель, чтобы ухаживать за больным отцом, т.к. моя мать везла брата в Москву на операцию. Когда я вернулся в город через две недели, я узнал от соседей, что сумку унесли неизвестные сотрудники и ищут меня. Узнав об этом мои родители повезли и сдали меня в СБ Гудермеса. Через некоторое время наши родственники, используя связи и деньги, добились моего освобождения, т.к. у меня не было проблем с законом. Находясь в этой тюрьме, когда меня водили на допросы, я видел мирных людей, в том числе женщин и стариков. Также со мной в камере сидел пожилой мужчина, которого задержали из-за сына, бывшего сотрудника того же штаба, где мы и находились, который уехал за границу, чтобы не заниматься пытками мирных людей, т.к. эта работа была против его совести.

После этого случая меня стали преследовать. Когда меня забрали во второй раз, моим родителям пришлось купить пистолет за 15 000 рублей, чтобы мне оформили явку с повинной. Все это было сделано через посредников, и т.к. за мной ничего не было, меня освободили. Когда меня задержали в следующий раз по поводу сумки, я показал, где нашел и где оставил, они мне предложили, если я хочу остаться живым и на свободе, подписать контракт, т.е. быть сексотом и участвовать в спектакле, якобы я сдаю схрон с оружием, которое принадлежало сфабрикованной ими самими группе из пяти человек. Мне дали листок бумаги, на котором был текст, который меня заставили выучить, якобы мы все принадлежали к банде некоего Турчаева, хотя я их никогда не знал, и не имел с ними дела. После этого спектакля они стали праздновать, говоря, что заслужили 16-ю зарплату, распивая спиртные напитки. И с тех пор мне приходилось ходить на встречи с сотрудниками, (именно каких служб, не знаю). На этом же сфабрикованном материале меня уже начали таскать в 6-й отдел, мне пришлось подписать контракт и с ними, чтобы остаться живым. Но, т.к. эта работа против моей совести, я не хочу заниматься этим грязным делом, но мне приходится проводить с ними большую часть дня. Они приезжают, забирают меня и водят по разным адресам. 3 мая, после того как меня отпустили сотрудники 6 отдела, прямо во дворе дома, где я сейчас живу, в присутствии моей сестры, и не предъявляя никаких документов, меня закинули в машину и увезли в неизвестном направлении трое вооруженных людей. На меня надели наручники и на голову мешок; по прибытию на место, стали избивать, требуя взять на себя какие-то подрывы, обстрел легковой машины около моста через Сунжу в районе кинотеатра "Космос". Когда моя сестра позвонила в 6-й отдел по номеру, который они мне дали, они посоветовали ей обратиться в Ленинский РОВД с заявлением о похищении, что она и сделала. Позднее меня вытащили сотрудники 6-го отдела. Обратиться за медобследованием и в правоохранительные органы я не решился, т.к. моя жизнь висит на волоске. Из-за своей глупости, что я занес найденную сумку домой, оставил на столе, я расплачиваюсь дорогой ценой, хотя все это они заставили меня подписать является вымышленным, и я не имею к этому никакого отношения. Я не хочу пачкать свою совесть и брать на себя чужие жизни. Подробнее могу рассказать отдельно.

Обращаюсь к Вам, т.к. я Вам доверяю и у Вашей организации хорошая репутация. Обратиться в государственные правоохранительные органы я не могу, т.к. это будет моим смертным приговором, хотя я ни в чем не виноват, ничем противозаконным не занимался и я физически не в состоянии заниматься тем, что они заставили взять на себя, т.к. у меня слабое зрение, а после побоев и пыток мое здоровье и зрение еще более ухудшилось.

С уважением и надеждой Арсабиев Х. Л-А.

4.05.06."

20 сентября 2006 г.

В с. Алхазурово Урус-Мартановского района Чеченской Республики прошла проверка паспортного режима. В спецмероприятии были задействованы сотрудники Урус-Мартановского РОВД, военной комендатуры, военнослужащие батальона "Запад" (командир С.-М. Какиев), а также военнослужащие ВВ МВД РФ из в/б "Ханкала". Проверка носила масштабный характер.

С раннего утра село было блокировано. На въездных дорогах были выставлены мобильные посты, на которых военные производили досмотр всех выезжающих и въезжающих автомашин. В жилых домах внутри населенного пункта, сотрудники силовых структур обыски не производили, но, по словам местных жителей, в некоторые дворы заходили кинологи с собаками. "Силовики" проверяли паспорта у мужской части населения, но не представлялись и не показывали документы. Однако вели себя вежливо. Передвижение гражданских лиц внутри села не ограничивалось. Функционировала школа, работали магазины и другие торговые точки. По итогам проверки ни один человек не был задержан. Приблизительно к 16.00 этого же дня "зачистка" в с. Алхазурово завершилась.

На следующий день, 21 сентября, по аналогичному сценарию проверки были проведены в соседних населенных пунктах: Гой-Чу и Гойское. И в этих селах никто задержан не был.

21 сентября 2006 г.

Рано утром сотрудники УФСБ по Республике Ингушетия совместно с сотрудниками силовых структур Ингушетии и Северной Осетии провели в одном из районов г. Малгобек (т.н. район "семи домиков") адресные проверки. По окончанию спецоперации были задержаны девять местных жителей.

В 6.30 к дому Зариевых, проживающих по адресу: ул. Циолковского, 25, подъехало большое количество военных на двух а/м "Урал", четырех микроавтобусах "Газель", а/м УАЗ-452 ("таблетка"), БТР и несколько а/м ВАЗ без номеров. Часть военных были в масках. Сотрудники силовых структур не стали предъявлять хозяевам никаких документов. На словах сказали, что проводят специальные мероприятия по проверке некоторых адресов. В доме был проведен обыск. По окончанию обыска в дом в качестве понятых пригласили соседей и предъявили им обнаруженные в ходе обыска ведро с каким-то взрывчатым веществом, радиостанцию "Кенвуд", гранату "ВОГ", "разгрузку". Из дома была изъята религиозная литература.

В 9.00, когда проводился обыск в доме Зариевых, неизвестные произвели по "силовикам" два выстрела из гранатомета. В результате получили ранения пять сотрудников УФСБ по РИ В.А. Дзотов, А.И. Иванов, С.В. Козлов, Г.С. Варягов, Е.Д. Ермолов и один местный житель, А.Г. Тангиев. После этого в район "семи домиков" были подтянуты дополнительные силы. Были проведены поиски нападавших, которые не дали результата.

Непосредственно в доме Зариевых проверка была завершена около 12:00. Военными был задержан хозяин дома Махумд Алиханович Зариев, 1985 г. р. Позднее из дома родственников Зариевых (ул. Интернациональная, 58) "силовики" забрали брата Махмуда, Ахмеда Алихановича Зариева, 1988 г. р., и его двоюродных братьев: Аслана, 1978 г. р., Руслана, 1979 г. р. и Беслана, 1981 г.р. Махмуда и Ахмеда Закриевых доставили в ИВС Малгобекского РОВД, где содержали в течение двух суток, а затем перевели в ИВС МВД РИ г. Назрань. Их двоюродных братьев отпустили в тот же день.

По официальной информации, Зариевы были задержаны по отработке ранее полученной информации в рамках уголовного дела N 06540047, возбужденного по факту вооруженного нападения на сотрудников УВД Кемеровской области.

В 6.10 сотрудники силового ведомства (до 40 человек, часть из них - в масках) ворвались в дом Олиговых, проживающих по адресу: ул. Баумана, 40. Они не предъявили документов. Один из них, ингуш, назвался следователем. Хозяина дома, Османа Олигова, и его сына, Ислама Олигова, военные заставили лечь на пол, лицами вниз. В течение двух часов в доме был проведен обыск без участия понятых. Ничего противозаконного обнаружено не было. Был задержан и доставлен в ИВС Малгобекского РОВД Ислам Олигов. Когда его уводили из дома, следователь-ингуш пообещал, что отпустят Ислама в тот же день. Но его продержали в ИВС две суток, а затем перевели в ИВС МВД РИ г. Назрань. Когда родные попытались выяснить причину его задержания в Малгобекском РОВД, им сказали, что Ислама подозревают в причастности к захвату заложников в г. Беслан. Родственники были удивлены таким заявлением, так как в 2004 году Ислам проходил службу на Сахалине. 30 сентября И. Олигов был освобожден.

В 6.00 сотрудники уголовного розыска Малгобекского РОВД совместно с сотрудниками федеральных силовых структур, часть - в масках - подъехали к дому Арсамаковых (ул. Мира, 11). Они проникли во двор, где их встретила хозяйка дома, Люба Арсамакова. Женщина поинтересовалось у военных, для какой цели они проникли в ее двор, высказав предположение, что они могли ошибиться адресом. "Силовики" ответили: "Мы проверим и уйдем. С нами ваши представители". Представители действительно были - начальник Уголовного розыска Хамзат Мамилов и следователь РОВД, старший лейтенант Хусен Боков. В доме стали проводить обыск. В это время в дом зашли три брата Арсамаковых: Адам, Илез и Султан. Они ночевали в новом доме, расположенном напротив родительского (ул. Мира, 12).

Адам Арсамаков спросил у начальника УгРо Мамилова в чем дело. Сотрудник милиции показал ему санкцию на обыск, в которой было указано имя Адама. В ходе обыска, который длился около час, ничего противозаконного обнаружено не было. По окончанию обыска Мамилов заявил, что братья Арсамаковы должны проехать вместе с ними. Адам возразил ему, что в протоколе на обыск указано его имя, поэтому поедет только он. Мамилов согласился. Матери, которая была обеспокоена тем, что забирают сына, Мамилов сказал, что его отпустят после допроса. Однако домой Адам не вернулся. Двое суток его продержали в ИВС Малгобекского РОВД. По истечение этого времени мировой судья Малгобекского суда Дзейтов на основании того, что Адам матерился при задержании, осудил его еще на пять суток ареста. Арсамакова перевели в ИВС МВД РИ г. Назрань. Отец Адама, Магомед Арсамаков обратился с жалобой на действия сотрудников РОВД к районному прокурору Усману Белхороеву. Прокурор ответил, что это дело не в его компетенции.

Адам Магомедович Арсамаков, 1974 г. р., с 1997 по 2006 гг. служил в полку ППС МВД РИ. Родные Адама уверены в его невиновности. Да и сам Адам по всей видимости не чувствовал за собой вины, потому что зашел в дом, после того, как там оказались сотрудники силовых структур.

По официальной информации Арсамаков задержан по подозрению в рамках уголовного дела N065450054, возбужденного по факту подрыва домовладения С.Ю. Ялхороева. 30 сентября Арсамаков был отпущен на свободу.

Около 6.00 сотрудники местных и федеральных силовых структур (до 30 человек, часть из них - в масках), проникли в двор семьи Муталиевых, проживающих по адресу: ул. Киевская, 61, и, взломав входную дверь, ворвались в дом. Они не представились и не предъявили никаких документов. Военные схватили Хусейна Увайсовича Муталиева, 1980 г. р., уложили его на пол и связали ему руки скотчем. В течение двух с половиной часов в доме проводился обыск, по окончании которого в качестве понятых были приглашены соседи Муталиевых. "Силовики" заявили, что в доме были обнаружены две маски, батарея от переносной радиостанции "Кенвуд", саперная лопата, приклад к автомату, автомобильные регистрационные номера ("М522ТХ/77", "В108АЕ/95", "С352ЕА/06"). Хусейн Муталиев был задержан и доставлен в ИВС Малгобекского РОВД, где провел двое суток. Затем его перевели в ИВС МВД РИ г. Назрань. По официальной информации он задержан по подозрению в рамках уголовного дела N 065450054, возбужденного по факту подрыва домовладения С.Ю. Ялхороева.

В этот же день был задержан еще один житель г. Малгобек по фамилии Оздоев. Подробности этого задержания выяснить не удалось. Оздоев был отпущен на свободу 30 сентября.

24 сентября 2006 г.

Примерно в 15.30 в г. Малгобек Республики Ингушетия сотрудники ППС Малгобекского РОВД предприняли попытку остановить а/м ВАЗ-21114 стального цвета (р/н В975РЕМ/05). По оперативной информации, в этой машине должны были находиться три жителя г. Малгобек: Хас-Магомед Магометович Богатырев, 1982 г. р. (проживает по адресу: ул. Базоркина59/4), Рамзан Умагович Гатагажев, 1984 г. р. (проживает по адресу: ул. Семидомики14/36), и Магомед Алаудинович Вельхиев, 1988 г. р.(проживает по адресу: ул. Осканова 5/14). По данным Малгобекского РОВД эти люди подозреваются в обстреле из гранатомета сотрудников силовых структур 21 сентября 2006 года во время проведения обыска в доме Зариевых. Неизвестные, находившиеся в машине, врезались в служебный автомобиль РОВД УАЗ. По утверждению некоторых очевидцев, из "Жигулей", выскочили два человека в масках. Они открыли огонь по сотрудникам милиции. Милиционеры открыли ответный огонь. Неизвестные захватили стоявший рядом микроавтобус "Газель", выкинули из него водителя Закри Ярыжева, 1963 г. р., и скрылись в сторону с. Инарки.

В результате обстрела сотрудников ППС получил ранения рядовой Альдиев Васанбек Саварбекович, 1969 г. р., (касательное ранение головы), а также находившийся в стороне местный житель, Саутиев Батарбек Магомедгиреевич, 1950 г. р. (касательное ранение левой руки). 29 сентября в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань с письменным заявлением обратилась сестра Хас-Магомеда Богатырева. Она утверждает, что ее брат не мог быть причастен к инкриминируемым ему преступлениям, и просит защитить его от надуманных обвинений. Текст заявления приводиться ниже.

"В ПЦ "Мемориал" г. Назрань

от Богатыревой Марем Магометовны,
проживающей по адресу:
г. Малгобек, ул. Базоркина 59, кв. 4.

Заявление

13 августа 2006 года после 6.00 утра к нам в квартиру пришли сотрудники какого-то силового ведомства. Они сказали, что проводят проверку паспортного режима, но при этом не представились и не предъявили служебные удостоверения. Их было более 10 человек, один из которых был в маске и в камуфляже, остальные в гражданской одежде. Нам показали, какую-то бумагу, в которой было что-то написано про адресную проверку. Проверили документы всех членов нашей семьи, после чего провели поверхностный обыск. По окончанию обыска они пригласили соседей, чтобы они подписали протокол обыска в качестве понятых. Нам так же предложили поставить подписи под этой бумагой. После того, как они ушли, мы обнаружили, что из дома пропали некоторые документы: заграничный паспорт и водительские права, принадлежащие моему брату Богатыреву Хас-Магомеду Магометовичу, 1982 г. р.

Мы не стали обращаться в правоохранительные органы за разъяснением. 21 сентября 2006 года, около 10.00, к нам домой ворвались примерно пять-шесть вооруженных человек. Два человека в гражданской одежде без масок, остальные в военной форме в масках. Они спросили нашу фамилию, затем ничего не объясняя и не представляясь, быстро осмотрели комнаты и ушли. От дома военные отъехали на машине ВАЗ-2107, а/м УАЗ (бронированный) и еще одна машина, которую я не запомнила.

24 сентября недалеко от нашего дома между сотрудниками милиции и неизвестными произошла перестрелка. По словам очевидцев, неизвестных было двое. Они были в масках и им удалось скрыться. 25 сентября мы узнали, что в интернете на сайте Ингушетия.ру размещена официальная информация (сводка МВД РИ) из которой следовало, что в нападении на милиционеров принимал участие мой брат, Богатырев Хас-Магомед. Его так же обвинили в обстреле из гранатомета сотрудников милиции, который имел место 21 сентября 2006 года в г. Малгобек. Мы были очень удивлены такому сообщению, так как абсолютно точно знаем, что и 21 и 24 сентября Хас-Магомеда был в другом месте и не мог совершить эти преступления. Есть свидетели, которые могут подтвердить этот факт. Нам так же непонятен тот интерес, который проявляют сотрудники правоохранительных органов к моему брату, так как ничего противозаконного он не совершал, ни в каких незаконных формированиях не состоял.

В связи с вышеизложенным, прошу Вас вмешаться в данную ситуацию и защитить права моего брата, оградив его от необоснованного преследования со стороны силовых структур.

29 сентября 2006 г.

Богатырева М.М."

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 марта 2017, 12:02

23 марта 2017, 11:45

23 марта 2017, 10:51

23 марта 2017, 10:35

23 марта 2017, 10:28

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии