01 декабря 2006, 11:54

Хроника насилия в Чеченской Республике. Август 2006 г.

1 августа 2006 года

В 23.20 в пос.Майский Республики Северная Осетия-Алания неизвестные обстреляли милицейскую машину, в которой находились два жителя Ингушетии: Амерхан Хусейнович Авсажев, 1966 г. р., сотрудник МВД РИ, старший оперуполномоченный, и.о. начальника УУР МВД РИ, житель с.Экажево, и Хадрис Габоевич Кодзоев, житель с.Насыр-Корт.

Авсажев и Кодзоев возвращались с похорон. В черте с.Майское, недалеко от консервного завода, неизвестные обстреляли их машину. В результате оба получили огнестрельные ранения и были доставлены в больницу г.Назрань. Состояние Авсажева врачами оценивалось как тяжелое, - его ранили в голову. 9 августа он скончался в больнице.

Наутро 2 августа на место происшествия выехала совместная оперативно-следственная группа МВД Северной Осетии и Ингушетии. МВД Северной Осетии заявило о готовности создать совместно с МВД Ингушетии следственную группу для расследования этого преступления.

3 августа 2006 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в Назрани поступило заявление от Таисы Дешниевой, 1975 г. р., жительницы с.Серноводск Сунженского района Чеченской Республики, в котором она просит защитить ее от возможных противоправных действий со стороны сотрудников силовых структур.

4 августа Дешниева, работница кафе "Зарета", располагающегося на территории центрального рынка в г.Слепцовск Республики Ингушетия, должна была дать свидетельские показания по делу Анзора Мержоева, похищенного сотрудниками силовых структур из ее кафе 12 апреля 2006 года.

Однако накануне, 3 августа в обеденное время в кафе "Зарета" зашел вооруженный неизвестный, предположительно - сотрудник силовых структур. Пообедав, он подошел в Таисе, назвал ее по имени, и завел разговор: спросил фамилию, откуда она, как идут дела в кафе. На недоуменный вопрос Таисы, почему его интересует ее личность, неизвестный ответил, что он — сотрудник МВД РИ, ему известно, что из ее кафе часто воруют людей: "Несколько месяцев назад человека похитили". Спрашивал, не боится ли Таиса, что и ее могут похитить. Объяснил, что за кафе "Зарета" уже неделю следят, и что, мол, могут произойти неприятности. При этом неизвестный поигрывал пистолетом, как бы в шутку направляя его на Таису. По акценту женщина поняла, что ее собеседник — чеченец, а не ингуш. Раньше Дешниева этого человека не видела, но при необходимости сможет опознать.

Анзор Усманович Мержоев, 1985 г. р., уроженец ст.Ассиновская ЧР, временно проживающий в с.Даттых РИ, пропал 12 апреля 2006 года вместе со своими братьями Айнди Магомедовичем Мержоевым, 1989 г. р., и Казбеком Омаровичем Мержоевым, 1981 г. р. В тот день они направлялись в военкомат Ачхой-Мартановского района ЧР, куда их пригласили явиться по повестке. По дороге братья исчезли. Последний раз их видели в районе автовокзала ст.Орджоникидзовская, где они должны были пересесть на автобус в Ачхой-Мартан.

Таиса Дешниева, чье кафе находится неподалеку от вокзала, видела, как Анзор Мержоев вошел к ней в кафе, сделал заказ и прошел в одну из кабинок. Через две-три минуты в помещение вошли трое вооруженных пистолетами неизвестных в темной одежде и также заказали еду. Проходя мимо кабинки Анзора, попросили его предъявить документы. Проверив паспорт, неизвестные скрутили Мержоева, вытащили его на улицу и, усадив в машину, увезли в неизвестном направлении. Дешниева пыталась узнать, куда увозят ее посетителя, на что неизвестные ответили, что это их человек, ему стало плохо, и что-де его везут домой.

По факту похищения Мержоевых прокуратура Сунженского района РИ возбудила уголовное дело. 40 дней спустя родственники с большим трудом по неофициальным каналам обнаружили трех братьев в ИВС Урус-Мартановского РОВД. По версии следствия, Мержоевы были задержаны 20 мая в лесном массиве в районе с.Рошни-Чу Урус-Мартановского района ЧР, и обвиняются в участии в незаконных вооруженных формированиях (НВФ).

Мержоевы утверждают, что после задержания неизвестными сотрудниками силовых структур ЧР всех троих вывезли в Чеченскую Республику, где все время держали в подвальном помещении, избивали и пытали током, пока они не дали "признательные показания" об участии в НВФ. Когда "признания" были сделаны, Мержоевых перестали бить, и перевезли в ИВС Урус-Мартановского района. До момента обнаружения Мержоевых в ИВС они не имели доступа к адвокату.

5 августа 2006 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в г.Назрани пришел мужчина 26- 28 лет, уроженец с.Самашки Ачхой-Мартановского района ЧР, и рассказал историю, случившуюся с ним чуть более года назад.

"В конце апреля 2005 года на меня был ложный донос в Ачхой-Мартановский РОВД, в так называемую "седьмую роту", командиром которой являлся Ибрагим Дадаев, - о том, что я состою в НВФ. В то время я торговал в Грозном на рынке — продавал книги и канцтовары — и ничего об этом не знал. К нам домой несколько раз, днем и ночью, врывались какие-то вооруженные люди в масках: спрашивали меня. Сами они никогда не представлялись (хотя понятно, что они были сотрудниками силовых структур) и не объясняли моим родным, зачем я им нужен.

В один из таких ночных налетов, 29 апреля, дома находились моя мать, сноха, жена и мой 6-месячный сын. Вооруженные люди окружили наш дом и никого не пускали, говорили, что идет обыск. Они в угрожающей форме стали требовать от матери и жены "по-хорошему" сообщить мой адрес.В противном случае, говорили они: "Мы его убьем при задержании, а младшего сына посадим". При этом они, кивая на моего ребенка, говорили, что он "подрастающий террорист и поэтому тоже подлежит уничтожению". После угроз и издевательств посоветовали привести меня в милицию.

На следующий день люди в масках явились опять и забрали моего младшего брата, заявив матери, что отпустят его только тогда, когда приведут меня. Но вечером его отпустили под обязательство, что я приду с повинной.

Как только я узнал обо всем этом, я сразу приехал домой, взял с собой местного участкового милиционера и отправился в РОВД. Это было 1 мая. В милиции нам сказали, что участковый может идти, а меня задерживают. Мне заявили, что я добровольно должен взять на себя несколько статей. Я отказался и начал зачитывать свои конституционные права. Но они, сотрудники уголовного розыска Ачхой-Мартановского РОВД, лишь посмеялись и сказали, что главное — я у них, а статей найдется целый букет. Посоветовали: пока не ночь, лучше все подписать. Я заявил: "Вы можете меня пытать и даже убить, но брать на себя то, что не делал, не собираюсь". На это мне было сказано: "Мы и не таких ломали, посмотрим, как ты ночью запоешь".

После этого около 18 часов меня отвели в какую-то комнату на третьем этаже здания РОВД, приковали наручниками к батарее и ушли. Я просидел так несколько часов. В полночь ко мне в комнату ворвались три или четыре человека в масках, надели на голову пакет, увели куда-то вниз (может быть, это был подвал) и стали избивать, душить, издеваться, требуя, чтобы я дал признательные показания. Я отказывался. Тогда они подняли меня и подвесили к потолку, продев между ногами и руками лом, а сами сели отмечать праздник. Через 15-20 минут, выпив и закусив, принялись опять бить, затем, отдохнув, снова продолжали свое дело. И так несколько часов. Мне говорили, что я прошел только три стадии, осталось еще четыре. Но я не соглашался давать нужные им показания.

Следующей "процедурой" была пытка током. Они провели к пальцам рук и ног провода, надели на голову еще несколько пакетов и стали пускать ток. Но я уже ничего не чувствовал, так как все тело занемело от долгого висения и побоев. После пытки током опять стали душить. Когда я выдержал и эту "стадию", мне пригрозили, что "опустят", если я не соглашусь сдать хотя бы автомат. Но, слава Богу, все обошлось, меня сняли и отвели обратно в комнату, где я был, а сами они ушли — к тому времени уже рассвело.

Утром ко мне зашли чеченские милиционеры и сказали, что я должен дать расписку о том, что меня не били и не трогали. Я понял, что меня решили отпустить. Уже на свободе узнал, что меня вытащили, используя родственные связи.

В больнице я прошел обследование. Врачи поставили диагноз: сотрясение мозга, контузия нервов рук и ног, отбиты внутренние органы. На лечение ушло полгода.

То, что сделали со мной, я никогда не забуду. При первом же удобном случае я им обязательно отомщу".

6 августа 2006 года

Около часа ночи в Старопромысловском районе г.Грозный прогремел мощный взрыв. Как выяснилось позже, в районе остановки "Старый поселок", предположительно при закладке фугаса, подорвались два человека. Один из них, Иса Базуев, 27 лет, погиб на месте, второй — Саид-Эмин Джамалдинов, 1984 г. р., житель этого же района, был доставлен в больницу № 9, где скончался от полученных ранений. По версии правоохранительных органов, Базуев и Джамалдинов намеревались совершить подрыв ретранслятора мобильной связи "Мегафон". По этому факту возбуждено уголовное дело.

Впоследствии в ходе оперативной работы сотрудниками милиции был задержан один из братьев С.-Э.Джамалдинова, Саид-Хасан, студент 3 курса Чеченского государственного университета. Его забрали из дома по ул.Новая, где проживает семья Джамалдиновых. Родственники отказались от комментариев, сославшись на то, что не имеют достаточной информации о причинах задержания Саид-Хасана.

7 августа 2006 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в с.Серноводск Сунженского района ЧР обратилась родственница жителя с.Самашки Ачхой-Мартановского района ЧР Али Хамзатовича Джаутханова (фамилия по матери), задержанного 17 июля 2006 года. Она сообщила, что А.Джаутханов был доставлен в Ачхой-Мартановский РОВД, где ему было предъявлено обвинение в хранении и распространении наркотических средств.

Вечером 5 августа после очередного допроса с применением пыток Али потерял сознание. На некоторое время его в наручниках оставили в незакрытой камере. Придя в себя, Али воспользовался тем, что дверь открыта и совершил побег из здания, где дислоцируется мобильный отряд по борьбе с терроризмом (МОБТ). По дороге он встретил дядю, - тот живет в Ачхой-Мартане, недалеко от МОБТ, - которому сказал, что убежал, так как не мог больше выносить пытки и унижения. Затем А.Джаутханов скрылся в неизвестном направлении. Домой он не приходил. Его жена, Яха Шишханова, узнав о побеге мужа, закрыла дом и ушла жить в дом к родителям. Сотрудники силовых структур предприняли меры к розыску Джаутханова. Для этой цели они использовали его дядю, которого послали к родственникам выяснить местонахождение А.Х.Джаутханова. Все попытки разыскать беглеца оказались безрезультатными.

Младший брат А.Х.Джаутханова, Эмди Хамзатович Гадаев, опасаясь преследования со стороны "силовиков", ушел из дома.

9 августа 2006 года

На повороте с трассы Ростов-Баку в сторону с.Гехи Урус-Мартановского района ЧР был обстрелян автомобиль Али Мержоева, дяди братьев Мержоевых, который занимается уголовным делом своих племянников, похищенных 12 апреля 2006 года (см. сообщение от 3 августа), сотрудничает с правозащитными организациями и адвокатами. За машиной Али Мержоева следовал автомобиль BMW синего цвета. Поравнявшись с Мержоевым, его неизвестные пассажиры на ходу открыли огонь. Нападавшие целились поверх автомашины, из чего Али Мержоев сделал вывод об устрашающем характере нападения. Ранее семье предлагали не настаивать на продолжении расследования уголовного дела по факту похищения братьев.

10 августа 2006 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в г.Грозный обратилась Элиза Хамзатовна Хизираева, проживающая в пункте временного размещения (ПВР) по адресу: г.Грозный, ул.Чайковского, 26. Из ее обращения следует, что ее семья из девяти человек с начала военных действий получила статус внутриперемещенных лиц (ВПЛ). С августа 2003 года, после возвращения из палаточного лагеря Ингушетии, семья Хизираевой проживает по вышеуказанному адресу.

27 апреля 2006 года работники администрации с.Курчалой обманным путем, воспользовавшись ее плохим зрением, убедили ее подписать документ на имя начальника УФМС по ЧР. При этом ей было сказано, что она подписывает заявление с просьбой о выделении земельного участка. На самом деле, это было заявление, в котором она якобы просила снять ее с семьей с регистрационного учета в миграционной службе. Позже, выяснив подвох, Хизираева 5 мая 2006 года обратилась с встречным заявлением в миграционную службу ЧР. Однако в течение более двух месяцев никакого ответа на свое обращение не получала. Вместе с тем, с июня 2006 года ее семью исключили из списков на получение продуктовой помощи. Она считает, что идет попытка выдавливания их семьи из ПВР в с.Курчалой.

Ввиду изложенного, в своем заявлении Хизираева Э.Х. просит ПЦ "Мемориал" вмешаться в сложившуюся ситуацию вокруг ее семьи с целью недопущения нарушения ее гражданских прав.

"В ПЦ "Мемориал"
Копия: Члену комиссии по правам человека
при Президенте РФ
Ганнушкиной С.А.
от Хизираевой Э.Х.,
проживающей: ЧР, г.Грозный, ПВР, ул.Чайковского, 26.

Моя семья, в составе девяти человек, с начала военных действий имела статус внутри перемещенных лиц по форме № 7. В семье трое малолетних детей, двое из которых являются инвалидами детства, сама я также инвалид второй группы по зрению. Сначала мы жили в Ингушетии палаточном лагере, затем в августе 2003 года мы вернулись в ПВР г.Грозный, где по настоящее время и проживаем. Однако в последнее время наше проживание в ПВР поставлено под угрозу выселения. Дело в том, что с начала апреля 2006 года к нам в ПВР стали наведываться работники администрации села Курчалой. Их посещения были связаны с тем, что перед ними Правительством ЧР поставлена задача по возвращению людей из ПВР в места их происхождения. В ходе встреч представители администрации с.Курчалой выясняли, имеем ли мы свое жилье, поданы ли нами документы на получение компенсации. Мы им объяснили, что своего собственного жилья до войны мы не имели, а, следовательно, не подпадаем под получение компенсации. Выяснив положение дел нашей семьи, они пообещали выделить земельный участок в селе Курчалой под строительство дома.

27 апреля работники администрации при очередном посещении нашей семьи отобрали у меня обманным путем подпись под заявлением на имя начальника УФМС по ЧР Дудуркаева А.Х, в котором я "прошу" снять меня и моих членов семьи с регистрационного учета по форме №7 в связи с выездом по месту основного жительства. Бессовестные представители администрации с.Курчалой, воспользовались моим плохим зрением и получили мою подпись, сказав, что представленное ими заявление содержит просьбу о выделении земельного участка.

После их ухода, обнаружив подвох, я обратилась в ПЦ "Мемориал", где мне помогли составить встречное заявление на имя начальника миграционной службы. 5 мая 2006 года я подала его в указанную службу. Однако по настоящее время ответ о рассмотрении моего обращения не получен. А тем временем мою семью лишили государственной помощи. С июня 2006 года мы не получаем продуктов питания.

В связи с создавшейся ситуацией моя семья обречена на полуголодное существование. Я считаю, что это первый шаг на выдавливание моей семьи из ПВР в село Курчалой. При этом не учитывается, что главой семьи официально являюсь я, Хизираева Элиза Хамзатовна, зарегистрированная в г.Грозный на жилплощади отца. Выдавливание в с.Курчалой происходит лишь на том основании, что мой муж, Муслуев Маккал Хусенович имеет там местную прописку в доме брата.

Просим Вас вмешаться в ситуацию, с целью предотвращения выдавливания моей семьи в район происхождения моего мужа. А также просим содействия в восстановлении нас в списках получателей помощи по линии УФМС по ЧР.

10 августа 2006 года __________________________Хизираева Э.Х."

Около 2.00 в Альтиевском муниципальном округе г.Назрань во двор дома № 1 на ул.Лермонтова неизвестные забросили два самодельных взрывных устройства и несколько ручных гранат. По этому адресу проживает прокурор Назрановского района Гирихан Магомедович Гагиев, 1972 г. р. В результате взрыва произошло возгорание. Хозяин дома, его родственники и соседи выбежали на шум и стали тушить пожар. Брат Гирихана Гагиева, Адам Гагиев, 1978 г. р., открыл ворота во двор. В это время раздался еще один взрыв гранаты, поставленной на "растяжку". В результате этого взрыва Адам Гагиев погиб, а еще 13 человек получили ранения различной степени тяжести. С осколочными ранениями 11 пострадавших были доставлены в республиканскую клиническую больницу.

По факту покушения на прокурора возбуждено уголовное дело по трем статьям УК РФ: 105 ч. 2 ("Убийство"), 205 ч. 3 ("Tерроризм") и 317 ч. 1 ("Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов"). Следствие ведется республиканской прокуратурой.

Через несколько дней после этого случая на сайте "Кавказ-центр" появилось заявление т.н. "Ингушского джамаата", в котором представители боевиков опровергают свою причастность к данному преступлению.

Ниже приводится список людей получивших ранения в результате взрыва, вывешенный на сайте Ингушетия.RU:

  1. Алик Хасанович Джабраилов, 1974 г. р., проживающий по адресу: г.Назрань, Насыр-Кортский муниципальный округ, ул.Насыр-Кортская, 8 а;
  2. Джабраил Магомедович Амхадов, 1985 г. р., проживающий по адресу: г.Назрань, Насыр-Кортский МО, ул.Насыр-Кортская, 15;
  3. Микаил Ахмедханович Даскиев, 1980 г. р., проживающий по адресу: г.Назрань, Насыр-Кортский МО, ул.Насыр-Кортская, 19;
  4. Хусен Ахмедович Гапархоев, 1987 г. р., проживающий в г.Назрань, ул.Кавказская, 9;
  5. Мусса Османович Орцханов, 1961 г. р., проживающий в г.Назрань, ул.Кавказская, 3;
  6. Рустам Адиевич Амхадов, 1975 г. р., проживающий в г.Назрань, Насыр-Кортский МО, ул.Кравчука, 3;
  7. Адам Сосиевич Халухаев, 1980 г. р., проживающий по адресу: г.Назрань, Насыр-Кортский МО, ул.Насыр-Кортская, 7;
  8. Нальгиев Микаил Магомед-Гиреевич, 1981 года рождения, проживающий по адресу: г.Назрань, Насыр-Кортский МО, ул.Лермонтова, 4.
  9. Башир Бесултанович Нальгиев, 1971 г. р., проживающий по адресу: г.Назрань, Насыр-Кортский МО, ул.Насыр-Кортская, 4;
  10. Беслан Исакович Нальгиев, 1980 г. р., проживающий по адресу: г.Назрань, Насыр-Кортский МО, ул.Евлоева, 5;
  11. Ибрагим Микаилович Орцханов, 1978 г. р., проживающий по адресу: г.Назрань, Насыр-Кортский МО, ул.Насыр-Кортская, 6.

13 августа 2006 года

В лесном массиве недалеко от с.Майртуп Курчалоевского района ЧР обнаружено массовое захоронение.

Место захоронения указал во время допроса один из захваченных участников вооруженных формирований ЧРИ. Он был пленен в ходе боя 28 июля 2006 года в с.Курчалой. Из захоронения было извлечено 10 трупов. Все убитые — сотрудники так называемой "службы безопасности Кадырова" (СБ), захваченные боевиками в с.Автуры в ночь на 13 июля 2004 года.

В ту ночь боевики вошли в село и пленили 12 сотрудников СБ. Впоследствии двое пленных "кадыровцев" бежали. В ходе преследования один из беглецов был убит, а второму удалось скрыться в с.Ялхой-Мохк в доме Ахмеда Тарамова, который затем отвез его в с.Центорой. В ночь на 22 июля 2004 года, Тарамов был убит неизвестными возле своего дома. Оставшихся пленных боевики расстреляли, а их тела закопали в лесу недалеко от с.Майртуп.

Все убитые были опознаны. Среди них оказались: три жителя с.Цоцин-Юрт, Джабраил Усманов, Висит-Хаджи Дикаев и человек по имени Висита; четыре жителя Ножай-Юртовского района — Им-Али Биширович Исмаилов, 20 лет, Им-Али Алиевич Сайдулаев, 22 года, Ибрагим Кунта-Хаджиевич Вараев, 22 года (все — с.Бетти-Мохк). Имя четвертого жителя Ножай-Юртовского района, жителя с.Аллерой, установить не удалось, равно как не удалось установить имена еще троих убитых "кадыровцев".

Тела убитых забрали родственники для захоронения.

14 августа 2006 года

В ст.Ассиновская Сунженского района ЧР сотрудниками федеральных силовых структур, а так же Ачхой-Мартановского и Сунженского РОВД, была проведена проверка паспортного режима.

Проверка в селе началась в 8.00 и продолжалась до полудня. По словам местных жителей, "зачистка" прошла без каких-либо эксцессов: задержаний и противоправных действий зафиксировано не было.

По неподтвержденным данным, поводом для проведения спецоперации стал обстрел неизвестными автоколонны с военными 13 августа в районе с.Бамут Ачхой-Мартановского района.

15 августа 2006 года

Вечером в Ачхой-Мартановском РОВД был задержан сотрудник ППС Ачхой-Мартановского РОВД Руслан Шамстаевич Туганов, 1974 г. р., проживающий по адресу: ЧР, с.Ачхой-Мартан, ул.Интернациональная, 38. Женат, имеет троих детей, младшему ребенку пять месяцев. Жена работает медсестрой в больнице.

Как стало известно, Туганова задержали на основании показаний одного из плененных ранее боевиков, близкого родственника Туганова. На допросах боевик указал на Туганова как на человека, который помогал ему передвигаться по республике.

Р.Туганова забрали сотрудники республиканского силового ведомства, прибывшие в Ачхой-Мартан из Гудермеса. Родственники задержанного ситуацию комментировать отказались.

Через некоторое время стало известно, что он находится в ЦРБ Ачхой-Мартановского района под усиленной охраной сотрудников милиции. Выяснилось, что в ходе предварительного следствия его пытали, применяя электрошок, а когда ему стало плохо, то его вынуждены были доставить в больницу. Состояние Р.Туганова средней тяжести: гематомы, множественные ушибы, гематурия (моча с кровью), отбиты почки.

Против него возбуждено уголовное дело по обвинению в пособничестве и в участии в НВФ.

В пос.им. Мичурина Урус-Мартановского района ЧР на развилке дорог, недалеко от г.Урус-Мартан, был выставлен мобильный пост.На нем сотрудники силовых структур проверяли документы у всех водителей и пассажиров проезжающих автомашин, следующих из Урус-Мартана в села Алхазурово, Гойское и Гой-Чу и обратно.

Сведений о задержании кого-либо в ходе этого мероприятия нет.

16 августа 2006 года

В адрес представительств ПЦ "Мемориал" в Урус-Мартане и Грозном поступило заявление адвоката КА "Низам" Жабраила Магомедовича Абубакарова, осуществляющего защиту Адама Мустафаевича Пидиева, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.208 ч. 2 УК РФ ("участие в незаконных вооруженных формированиях").

Из заявления следует, что 15 августа 2006 года в здании РОВД Урус-Мартановского района на него было совершено нападение со стороны начальника следственного отдела РОВД Урус-Мартана М.-С.Умалатова. Недовольный тем, что адвокат Абубакаров упоминал его в своих жалобах на оказание психологического воздействия на А.М.Пидиева в ходе предварительного следствия, Умалатов при свидетелях нецензурно оскорблял Абубакарова, а затем пытался его ударить и удушить.

На протяжении последних двух лет ПЦ "Мемориал" тесно сотрудничает с Абубакаровым и знает его как смелого, честного и принципиального адвоката, до конца отстаивающего интересы своих подзащитных. Абубакаров последовательно борется с практикой применения пыток в Чечне, неоднократно "разваливал" сфабрикованные уголовные дела по терроризму и участию в НВФ, активно сотрудничает с правозащитными организациями, выступал в качестве докладчика в ходе встреч правозащитных организаций с Верховным Комиссаром по правам человека ООН Луизой Арбур, спец.докладчиками Европейского комитета против пыток.

18 августа инцидент вокруг адвоката коллегии адвокатов "Низам" Чеченской Республики Жабраила Магомедовича Абубакарова разрешился мировым соглашением сторон. Вечером 17 августа 2006 года ему были принесены официальные извинения со стороны начальника следственного отдела РОВД Урус-Мартановского района Умалатова в присутствии представителей Министерства внутренних дел Чеченской Республики и других офицеров МВД, а также при участии Президента палаты адвокатов ЧР Я.У.Абдулкадырова. После чего стороны договорились об урегулировании инцидента.

Приложение:

Генеральному Прокурору РФ Чайке Ю.Я.
Копия: Прокурору ЧР Кузнецову В.А.
Копия: Прокурору Урус-Мартановского р-на
Копия: Уполномоченному по правам человека в РФ Лукину В.П.
Копия: Правозащитный Центр "Мемориал"
Копия: Президенту Адвокатской Палаты ЧР Абдулкадырову Я.У.

Заявление

В РОВД Урус-Мартановского района ЧР расследуется уголовное дело по обвинению моего подзащитного Пидиева Адама Мустафаевича, защиту которого я на основании соглашения осуществляю с мая 2006 года.

15 августа 2006 года примерно в 14 часов я прибыл в РОВД Урус-Мартановского района для участия в следственных действиях с моим подзащитным Пидиевым А.М. В ходе проведения следственных действий мною было заявлено три ходатайства, приобщены к материалам дела ряд документов, которые имеют существенное значение по делу. После этого старшим следователем РОВД Урус-Мартановского района ЧР майором юстиции Маргиевым Р., который проводит следствие по делу, мне было предложено провести ознакомление с материалами дела в соответствии со ст.217 УПК РФ. После проведения ознакомления с материалами дела мной было заявлено еще одно ходатайство о приобщении материалов к уголовному делу, после чего нами (мной и Пидиевым А.М.) подписан протокол ознакомления с материалами уголовного дела в ИВС Урус-Мартановского РОВД. После проведения данных следственных действий я и следователь Маргиев Р. поднялись на второй этаж Здания РОВД в кабинет следователя Маргиева Р. с целью снять копию с одного интересующего меня как адвоката документа. Сняв копию с данного документа, я попрощался со следователем Маргиеваым Р., который вышел из кабинета за мной, и направился к выходу из здания РОВД. Через 2-3 кабинета от кабинета следователя Маргиева Р. я заметил в открытую дверь кабинета нескольких знакомых мне сотрудников РОВД Урус-Мартана. Я зашел в кабинет и поздоровался со всеми, в кабинете их было пятеро. Двое из них мне хорошо знакомы, это исполняющий обязанности начальника следствия РОВД Урус-Мартана Умалатов М-С. и сотрудник РОВД (следователь) по имени Саид-Магомед, остальных я знаю визуально. Хочу добавить, что ранее следствие по делу подзащитного Пидиева А.М. осуществлял Умалатов М-С. Когда я выходил из кабинета меня окликнул Умалатов М-С. и в резком тоне спросил меня, почему я в своих жалобах упоминал его имя, на что я ему ответил, что в период проведения следствия по делу он оказывал давление на моего подзащитного, а именно при производстве допроса в качестве обвиняемого, в связи с чем я указал в протоколе в графе "заявления" указанного протокола о применении к Пидиеву А.М. психологического давления, и написал дополнительно заявление о проведении повторного допроса, но в расположении СИЗО-1 г.Грозный. Умалатов М-С. ответил мне в резком тоне, оскорбил в грубой нецензурной бранью Пидиева А.М. и меня, после чего вскочил и напал на меня, ударил меня рукой по лицу, отчего у меня с головы упали на пол кабинета солнцезащитные очки, а затем сразу схватил меня одной рукой за горло и замахнулся для удара другой рукой. Я попытался отойти назад, перехватил его руку, которой он меня душил, второй рукой пытался защититься от второго удара. Мы в этот момент находились возле входной двери кабинета, сзади меня в проходе между кабинетами стоял следователь Маргиев Р. с которым у меня были следственные действия и все видел. Второй мой знакомый по имени Саид-Магомед подошел к Умалатову М-С. и пытался его успокоить. Но Умалатов ни его, ни других не слушал. Я пытался уйти, но он не отпускал меня. В ходе борьбы мне удалось пройти к ступенькам и вырваться, после чего я стал спускаться по лестнице. Умалатов кричал мне вдогонку оскорбительные слова, предлагал выйти с ним один на один. Спускаясь по ступенькам я сказал ему, что он совершил большую ошибку, и я это просто так не оставлю. Я вышел из здания РОВД Урус-Мартановского района, и дошел к своей автомашине, ВАЗ 21099, где ко мне подошел дядя моего подзащитного Пидиева А.М. Хайров Байали. Он ждал меня, так как он просил свидание с племянником Пидиевым и его паспорт находился у меня, который я взял у него предъявить следователю Маргиеву Р., чтобы выписать постановление на свидание. В этот момент меня догнал один из сотрудников РОВД Урус-Мартана, который находился в кабинете, когда на меня напал Умалатов М-С. Он принес мои очки, которые упали у меня с головы в кабинете, когда Умалатов М-С. ударил меня рукой. Я сказал ему, чтобы передал Умалатову, что я не оставлю этот случай и призову его к ответу по всей строгости закона. Этот сотрудник предлагал мне подняться на второй этаж и разобраться мне самому с ним и просил его в это не вмешивать. После этого я уехал. Со мной в машине поехал и дядя Пидиева А.М. Хайров Байали, который спросил меня о случившемся. Я рассказал ему о нападении на меня Умалатова М-С.

Уважаемый прокурор!

Считаю, что исполняющий обязанности начальника следственного отдела РОВД Урус-Мартановского района ЧР Умалатов М-С. своими действиями совершил уголовное преступление, в связи с чем прошу возбудить уголовное дело в отношение Умалатова М-С. по факту нанесения тяжких оскорблений и фактического нападения на адвоката КА "Низам" ЧР Абубакарова Жабраила Магомедовича, т.е. меня.

Так же прошу немедленно принять меры к переводу подзащитного Пидиева Адама Мустафаевича в СИЗО-1 г.Грозный, поскольку он находится в ИВС РОВД Урус-Мартановского района и Умалатов М-С. может, с целью выместить свой гнев, оказать физическое насилие на Пидиева А.М.

С уважением,
адвокат КА "Низам" ЧР
Грозный, ул.Первомайская, 85\144
Абубакаров Ж.М.
5 августа 2006 г.

В ночь на 16 августа рухнули межэтажные перекрытия в одном из домов в 6-ом микрорайоне г.Грозного. Провалилось по одной комнате на каждом из девяти этажей. По счастливой случайности никто из жителей дома не пострадал. Однако некоторым из них причинен материальный ущерб. Так, семья Дамаевых, недавно вернувшаяся из Киргизии, лишилась ценных вещей и документов. Наутро дом осмотрела комиссия под руководством начальника ПУЖХ Ленинского района. Комиссия признала, что проживание в этом доме является опасным. Начальник ПУЖХ пообещал, что жильцов расселят.

В г.Грозном на государственном канале "Вайнах" прошел сюжет о ремонтных работах на ул.Ханкальской. Строители посетовали, что работам мешают развалины частных домов, хозяева которых отсутствуют. Представитель администрации района известил, что в случае, если хозяева разбомбленных домов в ближайшее время не объявятся, участки будут конфискованы. Таким образом, наказания за военные преступления понесут жертвы.

Неизвестными вооруженными людьми был похищен житель г.Грозного Ислам Бекмурзаев, зарегистрированный по адресу: пос.Кирова, ул.Амурская, 5 кв. 3.

За несколько дней до похищения, Бекмурзаев, купаясь в реке, получил серьезные травмы головы и шеи. Его доставили в больницу № 9. 16 августа мать Ислама решила отвезти его к народному целителю. Когда они проехали от больницы несколько кварталов, дорогу перегородили легковые автомашины и заставили остановиться. Неизвестные, находившиеся в этих машинах, приказали Исламу пересесть к ним. Матери они сказали, что отвезут его в МВД для проверки происхождения раны. Спустя полчаса мать сообщила в дежурную часть о похищении. Письменное заявление в милицию у нее приняли только к вечеру.

Мать считает, что Ислама взяли в заложники. Его старший брат Бислан Бекмурзаев находится в розыске с 24 мая 2006 года как участник вооруженных формирований ЧРИ. До этого он некоторое время жил на нелегальном положении. В розыск Бислана объявили после того, как 24 мая 2006 года был убит начальник криминальной милиции Октябрьского района. В тот же день в квартиру Бекмурзаевых приехали сотрудники Октябрьского РОВД, забрали мать, жену и сестру Бислана. После допроса, через несколько часов, задержанных отпустили, но паспорта не вернули.

Домой к Бекмурзаевым приезжали сотрудники ОРБ-2. Угрожая оружием, они требовали назвать местонахождение Бислана. По истечении еще некоторого времени неизвестные похитили Ислама. Вернулся он через месяц. Выяснилось, что его содержали на базе "кадыровцев" в с.Центорой.

Согласно неофициальной информации, Ислам снова был доставлен на базу в с.Центорой. 17 августа в его больничной карте появилась запись лечащего врача о том, что И.Бекмурзаев выписан, после того как у него были сняты швы.

17 августа 2006 года

17 августа 2006 года около 9.00 в центре г.Грозный неизвестными была похищена Элина Алаудиновна Эрсеноева, 1979 г. р., выпускница факультета журналистики Чеченского государственного университета, сотрудница общественной организации "Инфо-Мост", внештатный корреспондент газеты "Чеченское общество".

В то утро она договорилась встретиться в центре Грозного со своей тетей Ровзан, сорокалетней сестрой матери. Как только они встретились, к ним подъехали две автомашины ВАЗ темного цвета. Элине и Ровзан предложили сесть в них. Элина отказалась и отбежала, но ей пригрозили, что заставят сесть силой. По словам Ровзан, как только они отъехали, ей на голову надели мешок, и по дороге она ничего не видела. Через некоторое время машины остановились, Элину и Ровзан высадили из них и завели в какое-то помещение; там мешок с головы Ровзан сняли. Она крикнула Элине, и та отозвалась из соседней комнаты. Ровзан позвала ее, но последняя не вышла и больше не отзывалась. После этого перед Розван извинились, снова надели ей на голову мешок и привезли в город. Когда ее высадили из машины, она спросила про Элину. Ей ответили, что Элина на соседней улице. Где она побывала, Ровзан не знает, говорит только, что все похитители были чеченцами.

Маргарита Эрсенова, мать Элины, утверждает, что ее сына вызывали в Грозненский РОВД, куда они подали заявление по факту похищении Элины Алаудиновны Эрсеноевой.

Через неделю, 24 августа, из сообщения "Совета неправительственных организаций" (СНО), ссылавшегося на мать похищенной, стало известно, что Эллина Эрсеноева с конца 2005 года была замужем за Шамилем Басаевым.

Приложение 1.

Обращение С.А.Ганнушкиной, и.о. председателя Совета ПЦ "Мемориал", Генеральному Прокурору Российской Федерации Ю.Я.Чайке.

Исх. № 180/06 СГ
от 28 августа 2006 года
Генеральному Прокурору РФ
Ю.Я. Чайке
Копия: Прокурору ЧР Кузнецову В.А.

Уважаемый Юрий Яковлевич! 

Жительница г.Грозного Элина Алаудиновна Эрсеноева, 1979 г. р., выпускница факультета журналистики чеченского государственного университета, сотрудница общественной организации "Инфо-Мост", внештатный корреспондент газеты "Чеченское общество" была похищена в центре города утром 17 августа с.г.

Около девяти часов утра 17 августа Элина встретилась со своей теткой, Ровзан. Тут же к ним подъехали два автомобиля, вышедшие из них люди силой заставили женщин сесть в машины, надели им мешки на голову и увезли в неизвестном направлении. В тот же день, снова с мешком на голове, Ровзан отвезли обратно. Элине позволили позвонить матери, она сказала, что ее скоро отпустят. Однако этого не произошло до сих пор.

За неделю, прошедшую после похищения, вокруг истории Элины Эрсеноевой создалась атмосфера сенсационных слухов. Слухи, распускаемые безответственными лицами, о связи Элины с Шамилем Басаевым могут спровоцировать похитителей Элины на опасные действия.

Сотрудники Правозащитного центра "Мемориал" в г.Грозном встретились с матерью Элины Маргаритой Эрсеноевой и записали ее рассказ о том, что происходило в их семье в последние годы. (Текст рассказа прилагается).

Уважаемый Юрий Яковлевич! Пока есть возможность избежать трагедии, просим Вас принять незамедлительные меры к тому, чтобы дело Элины Эрсеноевой было введено в правовой русло.

В настоящее время неважно, имеют ли слухи под собой какие-либо основания или нет. Место нахождения Элины Эрсеноевой должно быть определено и сообщено родственникам. Если она является подозреваемой или обвиняемой, то ей должна быть предоставлена возможность пригласить адвоката.

Просим Вас взять дело Элины Эрсеноевой под свой контроль, обеспечить эффективное расследование ее похищения и определения лиц, его совершивших.

Также обращаю Ваше внимание на необходимость установления круга лиц, постоянно совершающих похищения в Чеченской Республике, и принятия срочных и адекватных мер для прекращения этой практики.

С уважением,
Светлана Ганнушкина

И.о. Председателя Совета ПЦ "Мемориал",

Член Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при Президенте Российской Федерации (назначена указом Президента от 6 ноября 2004 года № 1417).

Ответ прошу сообщить по адресу: 127006, Москва, ул.Долгоруковская, д. 33, стр. 6.

Приложение 2.

Рассказ Маргариты Эрсеноевой, матери Элины Эрсеноевой (записан с ее слов сотрудником ПЦ "Мемориал" в г.Грозный 24 августа 2006 года).

"В 2004 году Элина Алаудиновна Эрсеноева, 1979 г.р., закончила факультет журналистики чеченского государственного университета с "красным" дипломом. По рекомендации проректора университета декана факультета журналистики Лемы Турпалова Элина была на двухнедельном семинаре агентства Рейтер в Москве. Потом она стала работать в Комитете молодежи при правительстве ЧР, поддерживаемого UNICEF.

Элина с матерью, Маргаритой Эрсеноевой, жила в Грозном, они занимали часть дома, принадлежащего пожилой супружеской паре.
Маргарита в 1998 году развелась с мужем. Во время первой войны Алаудин работал водителем в российском представительстве в Чечне. В августе 1996 года, когда начался штурм Грозного, он поспешил на работу — накануне они получили новые машины, и он хотел хоть что-то спасти. Рядом разорвался снаряд, Алаудин получил тяжелые ранения: потерял глаз, были повреждены внутренние органы и нога. После установления мира их семью начали преследовать за то, что Алаудин работал в представительстве России. Им стали подкидывать записки, угрожающего содержания. Угрожали даже соседям, которые общались с ними, угрожали сыновьям. По словам Маргариты она попросила развода, для того чтобы спасти детей. Муж уехал жить к своим родителям.

В мае 2005 года Маргариту похитили неизвестные, когда она шла по улице с рынка, где торгует обувью. Привезли в какой-то дом, где ее жестоко избил молодой чеченец. Потом вошел русский военный и сказал: "Ну, что ты, Ильяс, нельзя так избивать женщину". Он взял ее паспорт, вышел в другую комнату, и как бы по телефону продиктовал кому-то ее данные. Потом вернулся, сказал, что произошла ошибка. Она пожаловалась на Ильяса.

Офицер сказал, что его накажут. Ее привезли обратно так, что она не видела дорогу и не знала, где была, и снова извинились. Все ее тело было исполосовано, покрыто синяками.

Вскоре ее похитили снова, и снова встретил ее Ильяс. Она просила не трогать ее, так как только что перенесла операцию, но он сказал, что потерял из-за нее месячную зарплату 500 долларов и избил. Вновь ее отпустили, но потребовали 1500 долларов. Она отдала.

Потом на нее напали на улице, избили, отняли 6200 рублей и золотые серьги.

Элина рассказала об этом своему руководителю по комитету молодежи Дине Шагидаевой. Та пообещала попросить помощи у Рамзана Кадырова. Вскоре пришли двое молодых людей. Один представился следователем из Гудермеса Абу, другой его помощником Исой. Встретились в комитете молодежи. Они пообещали помочь Маргарите, сказали, что им известны 15-16 женщин, у которых подобным образом вымогают деньги. На самом деле их наверняка больше, просто другие молчат. Вскоре Маргарита, сидя на базаре, заметила, что рядом крутятся люди Ильяса и подают ей знаки. Она позвонила Абу. Тот сказал, что он не в Грозном, предложил позвонить Исе. Иса сказал, что приедет немедленно, но она напрасно прождала полтора часа, ее вновь избили и отобрали деньги. Помощи она так и не дождалась.

Элина встречалась с молодым человеком, который тоже работал в Комитете молодежи. Осенью он должен был куда-то уехать и сказал Элине, что весной вернется, и они поженятся. Но 29-го ноября 2005г. Элина неожиданно позвонила матери и сказала, что она вышла замуж и спросила, куда должны придти старшие родственники мужа, чтоб сообщить об этом официально. Мать удивилась и спросила, по согласию ли она вышла. Элина ответила утвердительно. Действительно, вскоре пришел старик и объявил, что муж Элины — Алихан Абуязидов (имя, по всей вероятности, вымышленное), живет в Грозном, семья происходит из Введенского района. Пришла с подарками женщина, которая представилась матерью Алихана, сказала, что они с дочерью вскоре уезжают в Канаду, и, действительно, больше Маргарита ее не видела. В декабре Элина неожиданно пришла домой и сказала, что муж уехал в командировку, и, пока его нет, она поживет у матери. Дней через десять она позвонила матери, сказала, что муж вернулся. Это же повторилось в декабре и январе.

О смерти Басаева Элина узнала дома из теленовостей. Мать заметила, что она вздохнула с облегчением, но и не подумала, что это что-то личное. Вскоре к ним в дом пришли сотрудники ФСБ. Они допросили Элину, ее 22-летнего брата Руслана, Маргариту. Только тогда Маргарита поняла, за кем была замужем ее дочь. Потом они сказали, что узнали все, что хотели, и Элина их больше не интересует. Сообщили, что давно следят за ней, показали распечатку их телефонных разговоров, и сказали, то проверили все их связи.

После их ухода Маргарита спросила Элину, почему та ей ничего не рассказывала. Элина ответила, что мать все равно не смогла бы помочь, тем более, что она очень больна, перенесла несколько операций, инфаркт и находилась в очень тяжелой ситуации из-за постоянных преследований вымогателей.

Элина рассказала Маргарите, что в конце ноября 2005 г. к ней на работу пришла жена Абдулхалима Сайдулаева (впоследствии убитого президента ЧРИ), с которой Элина когда-то встречалась. Она сказала, что у нее для Элины есть хороший жених, но, если она не захочет выйти добровольно, ее заставят это сделать, и намекнула на то, что страдает мать, а могут пострадать и братья. Элина поняла, что помощи ей ждать неоткуда.

17-го августа Элина договорилась встретиться в центре Грозного со своей тетей Ровзан, сорокалетней сестрой матери. Как только они встретились, к ним подъехали две автомашины ВАЗ темного цвета. Элине и Ровзан предложили сесть в них. Элина отказалась и отбежала, но ей пригрозили, что силой заставят ее сесть. Пришлось подчиниться. По словам Ровзан, как только они отъехали, ей на голову надели мешок, и по дороге она ничего не видела. Кода их завели в какое-то помещение, мешок сняли. Ровзан крикнула Элине, и та отозвалась из соседней комнаты. Ровзан позвала ее, но та не вышла и больше не отзывалась. После этого перед Розван извинились, снова надели ей на голову мешок и привезли в город. Когда ее высадили из машины, она спросила про Элину. Ей ответили, что Элина на соседней улице. Где она побывала, Ровзан не знает, говорит только, что все похитители были чеченцами.

Маргарита утверждает: сообщение СНО (Совета неправительственных организаций) о том, что после похищения им звонили по телефону, угрожали и требовали, чтоб ее сын куда-то явился, неправда. Ее сына вызывали в Грозненский РОВД, куда они и подали заявление по факту похищении Элины Алаудиновны Эрсеноевой".

Предположительно в 21.05, в г.Грозный сотрудниками неустановленных силовых структур были похищены два местных жителя: Джамалайла Башаев, 1955 г. р., и Шукран Сайд-Хамидовна Сулейманова, 1964 г. р. (его вторая жена).

Башаев вместе со второй женой живет по адресу: пос.Войкова, ул.Курганная, 31 (первая семья проживает в с.Джалка, ул.Калинина, 36). Вечером 17 августа Башаев на своей машине ВАЗ-2115 заехал за женой на рынок "Сабита", где она работает в кафе. В 21:05 Шукран Сулейманова позвонила на мобильный телефон племянника и сообщила, что ее мужа забирают "силовики". Женщина говорила шепотом. После этого звонка телефон Шукран не отвечал. Домой супруги не вернулись. Родственники предприняли поиски, но смогли лишь узнать, что, возможно, Башаева и его жену забрали сотрудники федеральных силовых структур.

Башаева забирают уже не в первый раз. 27 февраля 2006 года он был задержан сотрудниками спецподразделения "Альфа" и доставлен на военную базу в пос.Ханкала. В ходе допросов к нему применялись пытки. Перед допросом Башаеву сделали какой-то укол. После допроса его отпустили. Через несколько месяцев, в июле текущего года, Башаев снова был задержан и доставлен для допроса на Ханкалу.

По состоянию на конец августа 2006 года местонахождение Башаева и Сулеймановой установить не удалось.

Урус-Мартановский городской суд Чеченской Республики приговорил:

- признать Мухаева Мехти Махудовича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.208 УК РФ ("Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем") и назначить ему наказание — восемь месяцев лишения свободы, с отбывание наказания в колонии общего режима.

Зачесть в срок отбывания наказания Мухаеву М.М. предварительное заключение с 13 января 2006 года.

- признать Гамаева Ису Майрбековича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.208 УК РФ и назначить ему наказание — один год лишения свободы, с отбыванием наказания в колони общего режима.

Зачесть в срок отбывания наказания предварительное заключение с 13 января 2006 года.

Защита Мухаева и Гамаева и сотрудники ПЦ "Мемориал", отслеживавших данное дело со стадии предварительного следствия и даже раньше, с момента похищения Мухаева, считают, что приговор является незаконным, заведомо неправомерным и вынесенным на основании сфабрикованных под пытками "признательных" доказательств, которые опровергнуты еще на стадии следствия.

По всем шести эпизодам предъявленного Гамаеву обвинения на основании выбитых под пытками у него "признательных показаний" в ходе следствия были вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, и о прекращении уголовного преследования в связи с тем, что в двух эпизодах не подтвердилось само событие преступления. В остальных эпизодах было доказано, что Гамаев непричастен к совершению этих преступлений. Тем самым еще на стадии следствия Гамаев был оправдан по всем эпизодам предъявленного ему обвинения, основанного на его же "показаниях" по статьям УК РФ: 209 ("Бандитизм"), 317 ("Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа"), 205 ("Терроризм"), 105 ("Убийство"), 222 ("Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств") УК РФ.

Вместе с тем, сняв с Гамаева уголовное преследование по всем предъявленным эпизодам преступлений, следствие голословно, без какого-либо обоснования, предъявило ему обвинение по ст.208 ч. 2 и передала в суд.

Суд, в свою очередь, как видно из обвинительного приговора, положил в основу обвинения именно признанные ранее недопустимым доказательством "признательные показания" Гамаева, по которым ранее были вынесены отказные постановления, - тем самым, приняв обвинительный уклон.

Обвинение Мухаева по делу строилось исключительно на основании тех же оговаривающих показаний Гамаева.

Еще на стадии следствия Мухаевым и Гамаевым были направлены многочисленные жалобы в различные инстанции, в которых они показали, что против них были применены жестокие пытки. О применении к ним насилия они также заявили в своих показаниях в ходе судебного заседания. В зале суда оба подсудимых указали на конкретных пытавших их оперативных работников, которые были привлечены гособвинением в качестве свидетелей.

Защита считает, что обвинительный приговор вынесен с одной целью: увести от уголовной ответственности конкретных оперативных сотрудников ОРБ-2 и оправдать их преступные незаконные действия. Такая судебная практика в судебной системе ЧР стала обычным явлением. Незаконные приговоры в Чеченской Республике, как правило, родственниками и самими осужденными не обжалуются и принимаются как лучший вариант. Люди боятся, что обжалование приговора может привести к новым необоснованным уголовным репрессиям. В такой ситуации они удовлетворяются вынесенным маленьким сроком наказания.

18 августа 2006 года

В Верховном суде ЧР состоялось очередное заседание по пересмотру приговора шести жителям ст.Шелковской: Руслану Эльмурзаеву, Тимуру Вараеву, Ханпаше Очерхаджиеву, Арсланбеку Джанхуватову, Раджи Бечеркаеву, Семену Уманцеву, которые 19 декабря 2005 года были осуждены на длительные сроки заключения за вооруженные нападения на милиционеров и обстрелы зданий милиции. Обе стороны не согласились с приговором и подали апелляции. В мае с.г. Верховным судом РФ приговор был отменен. В августе началось новое рассмотрение при участии судьи В.Асуханова, прокурора Х.Дугаевой, адвокатов и представителей обвиняемых.

Первым слово было предоставлено Бечеркаеву. Он сказал, что признаться его вынудили оперативные сотрудники ОРБ-2 после побоев и пыток. Показания свои он не писал собственноручно, а подписывал то, что ему давал следователь. Судья возразил, что в СИЗО никаких следов побоев не было зафиксировано. Бечеркаев объяснил, что при приеме в СИЗО его только спросили, есть ли у него жалобы, а оперативники ОРБ-2 предупредили, что, если следы побоев будут обнаружены, его в СИЗО не примут, а отправят обратно в изолятор ОРБ. Его пытали током, следов к моменту перевода в СИЗО уже не было. Судья возразил, что следы от пытки током сохраняются в течение года.

Главным эпизодом в его деле был обстрел отделения милиции в ст.Гребенской. От этого обстрела пострадал и его дом, и многие соседи, собравшиеся в их дворе, видели его там. Однако прежним судом эти доводы приняты не были.

Бечеркаев заявил далее, что в приговоре фигурирует эпизод, которого на самом деле не было: обстрел отделения милиции в ноябре 2004 года. При этом его адвокат Юсупов зачитал справку из РОВД Шелковского района о том, что в ноябре 2004 в Шелковском районе не зафиксировано обстрелов отделов милиции и справку из прокуратуры о том, что уголовного дела по такому факту не возбуждено. Судья и на это возразил, что фиксируются не все обстрелы, и привел пример из своей практики.

Затем судья спросил Бечеркаева о его прежней судимости. Тот ответил, что в мае 2004 года он был осужден по ст.222 за незаконное хранение оружия. По словам Бечеркаева, он нашел гранатомет (?), - на это судья заметил, что за свои 62 года ему не удалось найти даже патрона, - и что его задержали сотрудники т.н. "службы безопасности Кадырова", и заставили сказать, что он выдает схрон. За это он и был осужден. Судья разъяснил, что он выдал оружие добровольно, даже будучи задержанным, его не должны были судить.

Следующим был выслушан Очерхаджиев. Он заявил, что его так же пытали в ОРБ-2 и заставили оговорить себя. Били его так, что он частично потерял зрение. Он не мог быть участником обстрела, поскольку был в то время распорядителем на свадьбе родственника и все время был на глазах множества людей. Ему была также вменена статья 222, хотя никакого оружия у него изъято не было и в материалах дела изъятие оружия также не указывается.

Юсупов обратил внимание на то, что у Очерхаджева и Джанхуватова был один адвокат по назначению, - это противоречит закону, так как в их показаниях имеются противоречия.

После него выступал Уманцев. Он рассказал, что обвинение в обстреле здания милиции ему было предъявлено в Соликамске сотрудником местного ОРБ по поручению сотрудников ОРБ-2. При этом его избили, и для того, чтоб избавиться от дальнейших пыток, он оговорил Вараева, которого знал по школе. Об остальных фигурантах ему сказал следователь, а он рассказал подробности обстрела здания милиции, которые были известны ему со слов брата Александра, действительного участника. Судья снова усомнился в правдивости его слов: "Я уверен, что в поручении от ОРБ-2 не говорилось: "заломить руку, ударить по почке". Там были вопросы об обстоятельствах дела и участниках".

Судья спросил о прежней судимости, и Уманцев рассказал, что в участие в НВФ его вовлек старший брат. С первым приговором по ст.208 он согласен, так как он носил еду боевикам, выполнял некоторые поручения брата, но ни в каких обстрелах не участвовал, и с приговором, вынесенным в декабре, не согласен.

После этого судебные слушания были отложены.

Приложение: информация от 19 декабря 2005 года

19 декабря 2005 года Верховным судом Чеченской Республики был вынесен приговор шести жителям Шелковского района, обвиняемым в вооруженном нападении на милиционеров и обстрелах зданий отделов милиции. Руслан Эльмурзаев, Тимур Вараев и Ханпаша Очерхаджиев получили по 11 лет колонии строгого режима, Раджи Бечеркаев - 10,5 лет колонии строгого режима, Семен Уманцев - девять лет колонии общего режима, Арсланбек Джанхуватов - 8,5 лет колонии общего режима. Адвокаты и общественные защитники подсудимых не согласились с данным решением. В кассационной жалобе, поданной в коллегию Верховного суда Российской Федерации, они указали на многие обстоятельства, которые указывают на несправедливость приговора.

Главным пунктом обвинения было участие всех шестерых в обстреле отделения милиции в ст.Гребенской 30 августа 2003 года. Однако каждый из них имел алиби. Например, в момент обстрела свидетели видели Бечеркаева в своем доме (в его двор попал снаряд и соседи пришли посмотреть, что случилось). В приговоре же сказано, что он находился рядом с ПОМом, и, хотя непосредственного участия в обстреле не принимал, осуществлял наблюдение, будучи одет в камуфляжную форму. После обстрела он вместе с другими якобы ушел на базу на окраине леса, где переоделся в штатскую одежду и только после этого вернулся домой.
Очерхаджиев, как написано в приговоре, стоял настороже во время обстрела РОВД и комендатуры в ст.Шелковская, контролируя дорогу. Он был одет в камуфляжную форму. Но, по показаниям свидетелей, Очерхаджиев в момент обстрела был распорядителем на свадьбе своего соседа, Хамидова, где его видели многие свидетели.

Вараев, по тексту приговора, был одет в камуфляжную форму и вооружен автоматом, контролировал ул.Ленина, чтобы выстрелами должен был предупредить остальных членов банды, которые вели обстрел в разных частях станицы, о появлении военнослужащих. Но в материалах дела должно быть нотариально заверенное свидетельство о том, что 30 августа 2003 года Вараев находился в Казахстане.

Суд отверг показания свидетелей защиты на том основании, что все они являются или соседями или родственниками подсудимых.

В деле не имеется ни одного вещественного доказательства. При обысках в домах подсудимых не было найдено ни оружия, ни раций, о которых много говорится в деле. Никто из потерпевших не опознал в обвиняемых тех, кто на них нападал. Более того, милиционер Акбулатов заявил, что человек, который забрал у него оружие, был крупного телосложения — никто из подсудимых под это описание не подходит.

Основными доказательствами вины подсудимых суд посчитал их признания, подписанные в ОРБ-2, и свидетельства друг против друга, данные там же. В суде подсудимые от них отказались и заявили, что они даны под пытками.

Всем подсудимым вменяется ст.222 ("Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств") УК РФ, хотя ни у оного из них не было обнаружено и изъято оружие и нет никаких свидетельств о его наличии.

Подсудимые и их защитники указывали на то, что в процессе предварительного расследования допущены многочисленные нарушения закона со стороны работников правоохранительных органов. Так, Джанхуватов, Вараев, Эльмурзаев, Очерхаджиев были похищены и увезены в ОРБ-2. Вместе с ними был брат Вараева, Ибрагим, и еще один житель Шелковской. Все они были жестоко избиты. Двое последних были освобождены на следующий день благодаря вмешательству начальника милиции Шелковского района. У него были поданные родственниками похищенных заявления. Все подсудимые подверглись истязательствам и пыткам в ОРБ-2. В деле имеются свидетельские показания их сокамерников. Защитники потребовали проведения судмедэкспертизы, однако, были разочарованы заключениями экспертов, которые согласились с тем, что получить кровоподтек полосой проходящий через весь торс сверху донизу, можно наткнувшись на косяк двери. Независимой экспертизы проведено не было.

Несмотря на то, что подсудимые получили суровое наказание за преступление, в котором вина их не доказана, прокуратуре и этого показалось мало: после того, как была подана последняя кассационная жалоба подсудимых, жалобу подала и прокурор Батаева. По ее мнению, наказание было слишком мягким.

Подсудимый Джанхуватов А.А. принял участие в "устойчивой вооруженной группе (банде)", в составе которой организованной группой грубо нарушил порядок, выразив явное неуважение к обществу, применив при этом оружие, а также допустил незаконное приобретение, хранение, ношение оружия и боеприпасов, совершенные организованной группой. Указанные преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В октябре 1999 года Джанхуватов добровольно вступил в "устойчивую в устойчивую вооруженную группу" под лидерством Елгушева У.Я. по прозвищу "Содок", состоящую преимущественно из жителей Шелковского района ЧР, а также из жителей сопредельных регионов — Ногайского района Республики Дагестан, Нефтекумского района Ставропольского края, и действовавшей, в основном, на территории ЧР. Участвуя в этой группе, Джанхуватов А.А. был обеспечен радиостанцией "Кенвуд" и имел радиопозывной "Шимак". В составе этой группы он 30 августа 2003 года, приблизительно в 21.00, будучи экипированным в камуфляжную форму одежды армейского образца, скрыв лицо маской с прорезями для глаз и получив от лидера группы автомат АК калибра 5,45 мм, а также 240 патронов к нему в восьми магазинах, согласно распределенных ролей, совместно с Эльмурзаевым Р.М. и другими вооруженными участниками группы, заблокировал движение автомобильного транспорта по мосту через водный канал на южной окраине ст.Шелковской (у окончания ул.Комсомольской в сторону хут. Харьковский), останавливая проезжающий транспорт, проверяя документы у водителей и пассажиров с целью выявления сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, осуществляя боевое охранение участников группы, способствуя участникам группы, задействованным в обстреле объектов ст.Шелковской и в нападении на сотрудников Шелковского РОВД в районе средней школы №1 ст.Шелковской, в совершении теми участниками группы преступлений.

Подсудимый Эльмурзаев Р.М. принял участие в устойчивой вооруженной группе (банда), в составе которой организованной группой грубо нарушил порядок, выразив явное неуважение к обществу, применив при этом оружие, а также допустил незаконное приобретение, хранение, ношение оружия и боеприпасов, совершенные организованной группой. Указанные преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В октябре 1999 года Эльмурзаев Р.М. добровольно вступил в "устойчивую вооруженную группу" под лидерством своего старшего брата, после ликвидации которого, в августе 2002 года, банду возглавил Елгушев У.Я. по прозвищу "Содок". Участвуя в этой группе, Эльмурзаев Р.М. был обеспечен радиостанцией "Кенвуд" и имел радиопозывной "Осьминог". Следуя указаниям лидера группы, Эльмурзаев Р.М. проживал в месте постоянного проживания в ст.Шелковской и осуществлял поставку в лес на основную базу группы продуктов, обмундирования, собирал и передавал лидерам группы информацию об обстановке в ст.Шелковской и о передвижениях федеральных сил в Шелковском районе.

30 августа 2003 года он, во исполнение распоряжения Елгушева, около 17.00 прибыл на базу банды в лесном массиве неподалеку от ст.Шелковской для воссоединения с другими участниками группы. В 21.00, вооружившись автоматом АК-74 калибра 5,45 мм, имея при себе 240 патронов к автомату в восьми магазинах, одевшись в камуфляжную форму армейского образца и в маску с прорезями для глаз, совместно с Джанхуватовым и другими вооруженными автоматическим оружием лицами, входившими в эту "устойчивую группу", выдвинулся к южной окраине Шелковской, к мосту через водный канал, расположенный у окончания ул.Комсомольской, занял позицию на выезде из станице в сторону хут. Харьковский, и, согласно распределенных ролей, блокировал движение транспортных средств через мост, останавливая проезжающий транспорт, проверяя документы у водителей и пассажиров с целью выявления сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, осуществляя боевое охранение участников группы, обеспечивая, тем самым действия последних, которые между девятью и десятью часами вечера того же дня на протяжении 10-15 минут производили неприцельный огонь в ст.Шелковской с целью устрашения.

(Показания Бечеркаева, Вараева, Очерхаджиева, Уманцева идентичны).

Подсудимый Джанхуватов вину в предъявленных обвинениях не признал и показал при этом, что в 2004 году был амнистирован по факту его участия в незаконных вооруженных формированиях в 1999-2000 годах; после прекращения участия в НВФ проживал дома с семьей и далее в банде не состоял; в блокировании движения по мосту через водный канал участия не принимал, оружием не обладал, признательные показания в ходе предварительного расследования уголовного дела давал под физическим и психическим воздействием со стороны оперативных работников, известных ему под именами Руслан и Магомед во время его незаконного содержания в ОРБ-2 г.Грозного; с остальными подсудимыми, кроме Очерхаджиева, который доводится ему двоюродным братом, по данному делу ранее знаком не был.

Подсудимый Эльмурзаев вину в предъявленных обвинениях не признал, показывая при этом, что являлся участником первой войны в ЧР и был амнистирован, поскольку каких-либо иных тяжких преступлений не совершал. После амнистии ни в каких бандформированиях не участвовал, движение по мосту не блокировал, оружием не обладал. Он оговорил себя под пытками, дав признательные показания во время его незаконного содержания в ИВС ОРБ-2 г.Грозного в процессе предварительного расследования уголовного дела.

Подсудимый Бечеркаев вину в предъявленных обвинениях не признал и показал, что, действительно, 5 мая 2004 года был осужден Шелковским районным судом ЧР за незаконное хранение оружия. Более ничего уголовно наказуемого не совершил, ни в какой банде участия не принимал, никогда не участвовал в обстреле зданий правоохранительных органов и находившихся в них сотрудников, признательные показания в ходе предварительного расследования давал под психическим и физическим принуждением со стороны оперативных сотрудников в то время, когда незаконно содержался в ОРБ-2 г.Грозного.

Подсудимый Очерхаджиев вину в предъявленных обвинениях не признал и показал при этом, что в банде не участвовал, в момент обстрела обслуживал свадьбу соседей, оружия при себе не имел. Признательные показания в ходе предварительного расследования уголовного дела были получены от него оперативными сотрудниками посредством психического и физического воздействия во время его незаконного содержания в ОРБ-2 г.Грозного. Джанхуватов является его двоюродным братом, отношения у них нормальные, а более никого из подсудимых ранее не знал.

Подсудимый Вараев вину в предъявленных обвинениях не признал, показывая при этом, что знаком с Уманцевым как с одноклассником по школе, между ними отношения дружеские, но почему тот показал на него, как на участника незаконного вооруженного формирования, не знает. Сам он ни к каким формированиям отношения не имел, в нападениях на здания правоохранительных органов не участвовал, оружия при себе не имел. Вечером 30 августа 2003 года во время обстрела здания Шелковского РОВД, в Шелковском районе отсутствовал, ездил в Прохладное РСО-Алания за товаром для торговли на рынке. Признательные показания в процессе предварительного расследования уголовного дела от него были получены под пытками в период его незаконного содержания под стражей в ОРБ-2 г.Грозного. Помимо Уманцева ни с кем из подсудимых ранее не знаком.

Подсудимый Уманцев вину в предъявленных обвинениях не признал и показал, что действительно принимал участие в незаконных вооруженных формированиях, в связи с чем 12 апреля 2004 года осужден Шелковским районным судом ЧР и направлен для отбывания наказания в колонию-поселение в Пермской области. По тому же эпизоду, по которому состоялся обвинительный приговор суда, ему вновь предъявлено обвинение в бандитизме. Сам он никакого участия в нападениях на здания органов внутренних дел в Шелковском районе, в подготовке и в совершении террористического акта в конце июля 2003 года не принимал, оружием не обладал. Сведения в заявлениях на имя прокурора ЧР об обстоятельствах участия в банде, совершении иных преступлений и роли в совершении иных преступлений иных лиц изложены им после приезда в место лишения свободы оперативного сотрудника из ЧР, известного ему под именем Алексей, и понуждением его администрацией колонии-поселения и оперативным работником к написанию этих заявлений. Зная понаслышке, кое-что домыслил сам; на Вараева, как на участника бандформирования, указал, поскольку лично с ним знаком: тот являлся его одноклассником, и у них были приятельские отношения. После этапирования в Грозный, давал признательные показания в связи с опасениями возможного применения к нему насилия оперативными работниками ОРБ-2.

Сторона защиты обратила внимание на незаконное содержание подсудимых в ОРБ-2 г.Грозного.

Задержание подсудимых произведено ранее дат, указанных в протоколе.

Жалобы подсудимых, направленные в адрес прокурора ЧР, прокурора Старопромысловского района и Верховного суда ЧР, остались без рассмотрения, ответы на эти жалобы не получены. Подсудимый Уманцев содержался под стражей в течение двух месяцев, в отсутствие соответствующего судебного решения. Проведение проверки заявлений подсудимых о применении к ним недозволенных методов ведения следствия прокуратурой Ленинского района, полагают незаконным.

При проведении судебно-медицинской экспертизы с 10 по 13 августа 2004 года на теле Эльмурзаева обнаружены телесные повреждения в виде кровоподтеков правого плеча и передней стенки грудной клетки справа в то время, когда телесные повреждения причинены твердым тупым предметом (предметами), возможно, в срок и при обстоятельствах, указываемых освидетельствуемым, - четыре дня назад ударился правым плечом о косяк; какие-либо телесные повреждения отрицает, что находит подтверждение заключением судебно-медицинского эксперта № 822.

Свидетель Оздиев Х.Х. показал, что с Бечеркаевым он познакомился во время их содержания в одной камере ОРБ-2 г.Грозного, которого привели в камеру и "закинули как собаку". Бечеркаев Р.В. был весь в крови. В течение недели того выводили из камеры, избивали и приводили обратно. Медицинская помощь в ОРБ-2 не оказывалась. Сам он находился в ОРБ-2 пять месяцев, был задержан 26 июля 2004 года и осужден 20 июля 2005 года. Джанхуватов А.А. содержался в камере напротив. Оздиев видел, как того избитым волокли по коридору. Когда избивали Джанхуватова, его как раз проводили мимо той камеры, где обычно избивали. Когда открывали окошко в двери камеры, он видел Джанхуватова А.А., тот был весь в синяках и кровоподтеках.

Свидетель Гинаев А.Ж. показал, что был задержан 28 мая 2004 года и помещен в камеру ОРБ-2 г.Грозного, куда, приблизительно спустя месяц, был помещен Очерхаджиев. Остальных подсудимых он так же знает в лицо. Очерхаджиева избивали все время его нахождения в ОРБ-2, там Очерхаджиеву выбили зуб. Он не видел, как его избивали, но в камеру его "закидывали" в крови и с синяками. Каждый день Очерхаджиева выводили из камеры, избивали дубинками, бутылкой и т.д. - все тело Очерхаджиева было "черным" от побоев. После пыток Очерхаджиева током, тот долго не мог ходить. Говорил ли ему Очерхаджиев, что освидетельствовал врач, он уже не помнит. Так же через окошко двери видел Эльмурзаева Р.М., который тоже был в синяках.

Суд критически отнесся к показаниям свидетелей Оздиева и Гинаева по поводу телесных повреждений у подсудимых, поскольку они "противоречат материалам дела и не согласуются с заключением судебно-медицинского эксперта, не доверять которому у суда оснований не имеется".

Так же суд не посчитал представленные стороной защиты сообщения Шелковского РОВД об обращении родственников подсудимых в связи с похищениями достаточными подтверждениями факта их задержания ранее указанной в протоколе даты.

В с.Новые Атаги Шалинского района ЧР возле д. 40 на ул.Пролетарская остановились несколько автомобилей УАЗ с сотрудниками правоохранительных органов. По этому адресу проживает Шахруди Вахаевич Умхаев, 40 лет. Сотрудники милиции спросили хозяина, а когда соседи ответили, что его нет, вошли во двор и обыскали. Искали посевы конопли, но ничего не обнаружили.

Когда они уехали, вернулась жена Шахруди. Она попыталась пройти в дом, но он оказался запертым изнутри. Соседский мальчик влез в окно и обнаружил хозяина дома в бессознательном состоянии. Его повезли в больницу, но спасти Шахруди не удалось. Врач констатировали смерть от сердечного приступа.

Причиной сердечного приступа мог стать панический страх при виде камуфляжной формы. Больше года назад Шахруди Умхаева, вместе с братом и племянником, задержали сотрудники силового ведомства. Брат и племянник вернулись на следующий день, - их освободили, используя родственные связи. Шахруди вернулся только через неделю. Все его тело было в синяках от нанесенных ему побоев. С тех пор страх перед новым похищением не покидал Ш. Умхаева.

20 августа 2006 года

В ночь на 20 августа в с.Алхасты Сунженского района РИ вооруженные неизвестные люди убили двух местных жителей: Рустама Вахаевича Белхароева, 1979 г. р., бывшего сотрудника милиции, проживавшего по адресу: ул.Колхозная, 6, и Шахангири Магомедовича Цечоева, 1962 г. р., старшего дознавателя отдела дознания Сунженского РОВД, проживавшего по адресу: ул.Центральная, 8.

После 2.00 в с Алхасты вошла группа из 15-20 вооруженных людей. Разделившись на несколько групп, неизвестные рассредоточились по селу. Семь-восемь человек в масках вошли во двор к Белхароевым и стали стучаться в дверь. В это время в доме находились Рустам Белхароев, его жена, сын, младший брат и мать. Неизвестные потребовали, чтобы их впустили в дом. Они угрожали и ругались. Говорили по-русски без акцента. Дверь открыл Рустам. Неизвестные ворвались в дом, выгнали всех на улицу и уложили на землю. Рустама положили отдельно от остальных, направив на него оружие. Мать хотела защитить сына: несколько раз она пыталась закрыть его своим телом, но пожилую женщину грубо отбросили в сторону. Один из неизвестных выстрелил Белхароеву в затылок. Затем родных убитого отвели к соседям, а дом и машину подожгли.

Примерно в то же время другая группа из трех человек в масках, одетых в черную военную форму, взломав входную дверь, ворвалась в дом Шахангири Цечоева. В доме помимо хозяина находилась его жена, Эллина и шесть детей (старшему 12 лет, младшему три года). Один из неизвестных, указав на Шахангири, сказал по-русски: "Мент, дознаватель". Ш.Цечоев, оценив ситуацию, вытащил из-под подушки пистолет и выстрелил в одного из них. Падая, неизвестный крикнул: "Серега, меня ранили". Его напарники кинулись на Цечоева. Милиционер сумел перебросить одного через себя, но третий преступник попытался наносить Цечоеву удары ножом. Тому удавалось какое-то время оказывать сопротивление. Оправившись от удара, на Шахангири напал еще один из неизвестных, предварительно включив в комнате свет.

Все это происходило на глазах детей и жены Цечоева, которые пытались защитить Шахангири. Один из сыновей просил преступников не убивать отца. Неизвестные грубо отталкивали женщину и детей и продолжали наносить Цечоеву удары ножом. В ходе драки Цечоев вытолкал преступников во двор. Жене он крикнул, чтобы она уходила вместе с детьми. Драка продолжалась в течение 10 минут. Когда обессиленный Цечоев упал на землю, в него несколько раз выстрелили из автомата. Эллина вместе с детьми побежал в сторону огорода. Вслед убегающим, поверх голов, неизвестные произвели выстрелы из автомата. Дом Цечоевых подожгли из подствольного гранатомета. Также сожгли машину. В этот момент во двор забежал племянник Цечоева живущий по соседству. Один из неизвестных по-ингушски крикнул ему, чтобы он уходил.

Следует отметить, что еще несколько человек из группы, пришедшей в Алхасты, находились в других частях села и периодически стреляли, очевидно, отвлекая таким образом внимание жителей села от места основных событий.

Покидая населенный пункт, неизвестные продолжали стрелять и выкрикивали "Аллаху Акбар".

Родственники погибших не могут дать однозначный ответ, кто мог совершить эти преступления.

Напомним, что в 27 сентября 2005 года в Алхастах неизвестными был убит религиозный деятель Макшарип Белхароев. Жена убитого Шахангири Цечоева, Эллина, является его дочерью.

Прокуратура Сунженского района Ингушетии возбудила по данным фактам уголовное дело по статьям 105 ("убийство"), 317 ("посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов") и 222 ("незаконное хранение, ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств").

21 августа 2006 года

Старопромысловским судом г.Грозный осужден Муса Босович Дикаев, зарегистрированный по адресу: ул.Шефская, 94. Он получил шесть лет за распространение наркотиков.

Дикаев был похищен из своего дома неизвестными военными 20 января 2006 года и доставлен в Старопромысловский РОВД. Против него было возбуждено уголовное дело на основании показаний некоего С.-Х.Шахабова. Позднее на суде Шахабов отказался от своих показаний: "Довожу до Вашего сведения, что данные мною показания в ходе судебного разбирательства 13 апреля 2006 года под подпиской о предупреждении ответственности за дачу ложных показаний, являются правдивыми. Я, Шахабов С.-Х. в качестве закупщика по данному делу в отношении Дикаева М.Б. не участвовал и никаких понятых не видел. Об оглашении показаний, данных мною в ходе предварительного следствия в соответствии со ст.281 УПК РФ я в суд не обращался"

22 августа 2006 года

В с.Иласхан-Юрт Гудермесского района ЧР, предположительно сотрудниками ФСБ, был похищен местный житель, Муслим Шерипович Ахматов.

Сотрудники силовой структуры приехали в село на двух автомашинах УАЗ и ВАЗ-2110. "Силовики" (некоторые — в масках) ворвались в дом. Они не представились и не предъявили никаких документов, без объяснения причины схватили Муслима Ахматова и стали выводить на улицу. Мать Муслима, Хава, попыталась помешать им, но ее сильно ударили ногой. Женщина упала. "Силовики" еще несколько раз ударили Хаву ногами. Муслим также попытался оказать сопротивление похитителям.

На шум собрались соседи. Один из них, Магомед Кахиров, охранник вице-премьера правительства ЧР Байсултанова, хотел вмешаться в ситуацию, но его остановили предупредительными выстрелами. Ахматову связали скотчем руки, залепили рот и усадили в машину. Он сумел освободить руки и попытался убежать. Один из похитителей выстрелил в Ахматова из автомата и ранил в живот. Пуля прошла навылет, повредив внутренние органы. Ахматова опять затащили в машину и повезли в сторону г.Гудермес. Магомед Кахиров вместе с другим жителем села, сотрудником милиции, Асланом Газалиевым на своей машине поехал вслед за похитителями. Им удалось установить, что машины заехали на территорию Гудермесского ФСБ. Вскоре туда же заехала машины "Скорой помощи". Водителем этой машины оказался житель с.Иласхан-Юрт, Адам Тимиралиев. Он сообщил родственникам, что раненного Ахматова отвезли в городскую больницу. В больнице Ахматову сделали операцию и поместили в реанимационное отделение под охраной. Охрану осуществляли сотрудники Гудермесского РОВД. Сотрудники милиции сказали родственникам Ахматова, что их поставили здесь для обеспечения безопасности раненного.

В тот же день в Иласхан-Юрт приехала следственная бригада, которая опросила свидетелей происшествия. По данному факту районной прокуратурой было возбуждено уголовное дело.

В начале второй военной кампании Муслим Ахматов уехал из Чечни в Англию, где и проживал до последнего времени. Домой приехал для того, чтобы жениться. В начале августа т.г. он женился на дочери отставного генерала МВД и уже собирался ехать обратно в Англию. По слова односельчан, Муслим никакого участия в военных действиях не принимал. Его родной брат, Мовлади Ахматов, имеет свой бизнес и проживает в Гудермесе. Как считают люди, хорошо знающие семью Ахматовых, возможным мотивом для похищения Муслима было получение выкупа за его освобождение.

23 августа 2006 года

Около 8.00 в районе населенных пунктов Алкун и Мужичи РИ с двух вертолетов были разбросаны листовки, в которых содержится призыв к членам вооруженных формирований прекратить свое участие в отрядах, сложить оружие в срок до 30 сентября 2006 года и вступить в переговоры с представителями власти. Подобного рода объявления развешены и в некоторых публичных местах по всей республике (аэропорт, железнодорожный вокзал и т.п.).

Ниже приводится полный текст этого обращения:

"Внимание!

За последние годы в Республике Ингушетия и Северо-Кавказском регионе в целом созданы условия для стабилизации обстановки и нормального развития социально-экономической жизни. Басаев, организовавший многочисленные убийства мирных граждан, представителей мусульманского духовенства и сотрудников правоохранительных органов, взрывы жилых домов, захват "Норд-Оста" и школы в Беслане, многие другие преступления, понес заслуженную кару. И сегодня у тех, кто был им обманут и против воли вовлечен в преступную деятельность, есть выбор: остановиться на краю пропасти или быть проклятым соотечественниками. В связи с последними событиями — ликвидацией главарей боевиков, для всех, кто еще не вернулся к мирной жизни, появился шанс перейти на сторону народа. И этот шанс необходимо использовать, чтобы избежать новых бессмысленных жертв.

Обращаемся к членам незаконных вооруженных формирований. Прислушайтесь к своему разуму и посмотрите правде в глаза. Предлагаем вам, под гарантии объективного и непредвзятого рассмотрения всех обстоятельств вашей деятельности в подполье, прекратить свое участие в бандах, сложить оружие и в срок до 30 сентября 2006 года вступить в переговоры с представителями законной власти.

Убеждены: никто и ничто не сможет помещать укреплению стабильности и безопасности в нашей Республике. Вместе мы сделаем все для процветания этой щедрой земли и благополучия в наших родных и близких, всех живущих здесь людей.

Телефоны для связи: в УФСБ по РИ: 55-16-07, в МВД РИ: 22-56-84, 22-18-24".

В ночь на 23 августа в Ингушетии совершены два покушения на представителей республиканского казачества.

Первое покушение произошло около 3.00. Неизвестные бросили гранату в частное владение члена Общественной палаты при президенте Ингушетии, председателя старейшин Союза казачьих объединений Асхаба Барахоева. Дом Барахоева расположен на улице Картоева в Назрани. Ни он, ни члены его семьи не пострадали.

Примерно в это же время в дом Абдула-Карима Экажева, наказного атамана ингушского казачества, проживающего в с.Экажево Назрановского района, неизвестные бросили гранаты и бутылку с зажигательной смесью. Произошел взрыв, повлекший за собой возгорание. Однако и в этом случае также обошлось без жертв и пострадавших.

По факту двух взрывов прокуратура Ингушетии возбудила уголовное дело по статьям УК РФ: 205 ("Терроризм") и 222 ("Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств").

В городке Маяковского г.Грозный неизвестными вооруженными людьми похищена молодая девушка, примерно 19-20 лет.

Неизвестные, одетые в камуфляжную форму, на нескольких а/м ВАЗ-2110 подъехали к остановке, на которой стояла девушка и насильно усадили ее в одну из машин.

По словам случайных свидетелей, девушка пыталась сопротивляться, призывая на помощь людей. Никто из очевидцев этого происшествия не решился придти к ней на помощь.

Состоялось второе судебное слушание по делу четырех жителей с.Новые Атаги Шалинского района ЧР: Р.Халаева, Ш.Халаева, М.-Э.Агуева и М.И.Элиханова.

Эти люди были похищены в с.Новые Атаги 14 сентября 2005 года. 18 сентября 2005 года родственники узнали, что похищенные содержаться в РОВД Шалинского района. Им было предъявлено обвинение как участникам НВФ и в убийстве сотрудника милиции Апти Мицаева в августе 2005 года.

Судебное разбирательство по этому делу началось 8 июля 2006 года. На первое заседание никто со стороны потерпевших не явился. Подсудимые и их представители обратились к суду с ходатайством пригласить отца погибшего милиционера, Ваху Мицаева, депутата парламента ЧР, и его сыновей. На второе заседание Мицаевы пришли. Отец Элиханова, Иса Элиханов, который проходит по делу как свидетель, заявил ходатайство о том, чтобы у Вахи Мицаева изъяли видеозапись, которую он ему ранее показывал. На этой видеозаписи хорошо видно, что подсудимых допрашивают сыновья Мицаева и он сам, в условиях, не соответствующих законным следственным действиям, в отсутствии адвокатов. Мицаев эту видеозапись представил. Суд убедился, что подсудимые дают признательные показания; при этом видно, что они избиты, а за кадром слышится голос брата убитого милиционера, Абу Мицаева, который в то время был сотрудником АТЦ. Допрашивает подсудимых именно он, а не следователь.

Таким образом, нашлись виновники незаконного задержания Халаевых, Элиханова и Агуева, и еще нескольких новоатагинцев, которых прокуратура не могла установить около года. Ваху Мицаева от предъявления ему обвинения спасает депутатский иммунитет. Будет ли предъявлено обвинения его сыну, сотруднику силовых структур, остается под вопросом. Однако, возможно, именно это стало причиной того, что прокуратура отказалась от обвинений в убийстве сотрудника милиции. Государственный обвинитель потребовал наказание в виде пяти лет поселения за участие в НВФ.

28 августа судья Верховного суда ЧР В. Асуханов вынес приговор по данному делу. Каждый из осужденных был приговорен к году лишения свободы. Если приговор не будет обжалован прокуратурой, молодые мужчины скоро выйдут на свободу, т.к. большую часть назначенного срока они уже провели в камере предварительного заключения.

В ходе судебного разбирательства удалось установить, что Халаев Р., Халаев Ш., Агуев М.-Э. и Элиханов М.И. и еще несколько человек были похищены сотрудниками ПМСН (полк милиции специального назначения), базирующегося в пос.Новогрозненский (Ойсхара) Гудермесского района. В течение недели их избивали, вынуждая "признаться" в убийстве своего односельчанина, милиционера Апти Мицаева и разбойных нападениях на жителей села. Они не выдержали и подписали все, чего от них требовали.

Однако через некоторое время были установлены истинные виновники разбойных нападений — сотрудники силовых структур (приговор им будет вынесен в начале сентября этого года).

Доказать вину участия Халаевых, Элиханова и Агуева в убийстве милиционера так же не удалось, несмотря на то, что отец погибшего, депутат парламента, В.Мицаев оказывал явное давление на следствие. Прокурор вынужден был отказаться от обвинений в ходе судебного разбирательства.

И, несмотря на то, что обвинения в участии в НВФ, так же как и отвергнутые обвинения основываются только на признательных показаниях, данных под пытками, наказание было все-таки определено. Остается вопрос о расследовании другого уголовного дела: по незаконному задержанию и применению незаконных методов дознания, которым подверглись осужденные. Всего, таким образом, пострадали 29 новоатагинцев, которым предъявляли то же обвинение, что и осужденным, но остальные не решились требовать наказания тех, кто пытал и избивал их.

24 августа 2006 года

Около 23.30 в ст.Нестеровская Сунженского района Ингушетии неизвестные совершили вооруженное нападение на сотрудника Регионального оперативного штаба Аслана Хамхоева, 40 лет.

Нападение произошло в момент, когда Хамхоев выезжал на своем автомобиле со двора своего дома. В результате офицер получил шесть ранений. Он был доставлен в ст.Орджоникидзевская, в Сунженскую центральную районную больную больницу в тяжелом состоянии. По информации пресс-службы МВД РИ, Хамхоеву удалось несколько раз выстрелить в нападавших, и забежать во двор дома.

На месте происшествия обнаружено 18 гильз калибра 5,45 миллиметра, магазин к автомату Калашникова с 30 патронами калибра 7,62 миллиметра и выстрел ВОГ-25.

По данному факту прокуратурой Сунженского района возбуждено уголовное дело по статьям УК РФ: 30 ("Приготовление к преступлению и покушение на преступление"), 105 ("Убийство") и 222 (Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств").

25 августа 2006 года

В г.Грозный вышел из дома и не вернулся житель 3-го микрорайона, Мурад Салбекович Демельханов, 1979 г. р., проживающий по адресу: ул.Дьякова, 5/а.

По словам отца Мурада, Саламбека Демельханова, его сын вышел из дома около полудня. После опроса знакомых сына он выяснил, что в тот день Мурада видели недалеко от средней школы № 60 у торгового ларька, затем, около 19.00, на рынке микрорайона. Домой Мурад не вернулся.

Родственники предприняли активные поиски, используя неофициальные каналы информации и своих знакомых, работающих в силовых структурах.

По состоянию на конец августа 2006 года установить местонахождение Мурада Демельханова не удалось.

27 августа 2006 года

Около полуночи в с.Катыр-Юрт Ачхой-Мартановского района ЧР сотрудниками республиканского силового ведомства похищен местный житель, Муса Ахмадович Арцуев, 1973 г. р., проживающий по адресу: ул.Кирова, 44.

По словам его родных, около полуночи в дом Арцуевых ворвались вооруженные люди в масках, общим числом до восьми человек. Они не представились и не предъявили никаких документов. Разговаривали по-чеченски и по-русски. Осмотрели дом и взяли документы, лежавшие на холодильнике. Среди прочих документов там был и паспорт Мусы Арцуева. Неизвестные сказали, что им нужен именно он. В это время Муса находился в ванной. Когда он вышел оттуда, его схватили и увезли с собой, так и не объяснив причины, по которой забирают Арцуева. По словам очевидцев, на улице похитителей ждали две машины (ВАЗ-21112 хетчбек стального цвета и ВАЗ-21099 темного цвета, 99-го региона). В одну из этих машин посадили Арцуева. Мать Мусы, Бирлант, и его жена, Айсет Эмкаева, пытались воспрепятствовать похищению, но на женщин направили оружие и пригрозили расстрелом. Это угроза не остановила мать. Она уцепилась за дверь машины, в которую посадили ее сына. Машина протащила ее несколько метров, после чего женщина отпустила ручку двери.

В этот же день родственники предприняли поиски Мусы. Они обратились в различные силовые ведомства района и республики. Ни одна из официальных структур не взяло на себя ответственность за похищение Арцуева.

Двоюродный брат Мусы, сотрудник милиции, проехал по постам, через которые могли проезжать похитители. На стационарном посту возле с.Валерик ему удалось узнать, что похожие машины действительно проезжали через этот пост в ночь на 27 августа. Сидевшие в машине люди предъявили удостоверения сотрудников РУБОПа Урус-Мартановского района. Предположительно они поехали в с.Шаами-Юрт, но обратно не проезжали.

Родственники Арцуева подали письменные заявления в районную и республиканскую прокуратуры. 28 августа родным стало известно, что Арцуев Муса Ахмадович содержится в Грозном, в Старопромысловском РОВД. По словам родных, Муса никогда не принимал участия в боевых действиях, всегда жил дома, с семьей.

Рассказывает мать Мусы, Бирлант Арцуева:

"В ночь на 27 августа, примерно 23.45, я уже засыпала, когда услышала какие-то неясные звуки у ворот дома. Подошла к окну, стала смотреть и увидела нескольких человек в военной форме и в масках. Крикнула им: "Что вам тут нужно и кто вы?". Сама в это время вышла на порог дома. Во дворе уже стояли восемь вооруженных людей, все были в масках и с автоматами, которые направили на меня. Один из них на русском языке спросил: "Кто в доме?". Я ответила, что в доме сын и его жена. Тогда меня спросили, где мой сын? Я ответила, что он спит. Один из них забежал в дом. Я постаралась его остановить, но он оттолкнул меня и прошел в комнату. Сына в комнате не оказалось, но вошедший увидел на телевизоре документы сына и на автомашину [Арцуевы имеют автомашину ВАЗ-2106. - ПЦ "Мемориал"] и схватил их.

Сын же в это время, оказывается, находился в ванной. Услышав наш разговор, Муса вышел из ванной, не говоря ни слова, подошел к ним. Тогда двое схватили сына. Я сказала, что не дам забрать своего сына, но один из них сказал, что не собираются его забирать, а только проверят документы. Из другого маленького домика во дворе на шум вышла сноха Асет — жена Мусы, она спала вместе со своим малолетним сыном. В это время, двое начали выводить сына со двора на улицу. Когда я бросилась помешать им, еще двое, стали передо мной, наведя автоматы. Я обратилась к ним на чеченском языке: "Во имя всех святых, не забирайте моего сына". Один из них ответил так же на чеченском, что они не будут его забирать. До этого момента весь наш разговор проходил на русском языке, хотя было видно, что все они чеченцы (и мать и сноха утверждают, что говорили они на русском языке с характерным для чеченцев акцентом. — ПЦ "Мемориал").

В это время шестеро с моим сыном вышли на улицу. Я стала напирать на тех двоих, которые навели на меня автоматы и не пускали меня к сыну. Они пятились назад, и один все время угрожал, что он будет стрелять, если я не остановлюсь. После этого один выбежал на улицу, а спустя минуту и второй выскочил на улицу. Я бросилась за ними. В этот момент последний садился в одну из машин, и я успела схватиться за закрывавшуюся дверь и машина быстро тронулась с места со мной, повисшей на двери. Меня протащили метров двадцать, после чего я упала. Машины быстро уехали. За нами бросилась Ася, которая меня подобрала. Я велела ей быстро сообщить племяннику моего мужа, который работает в Ачхой-Мартане в милиции (Это двоюродный брат, его так же зовут Муса Арцуев и он живет на этой же улице Кирова, но чуть дальше от дома Бирлант. — ПЦ "Мемориал")".

В 9.30 в г.Карабулак РИ со двора Муцольговых, проживающих на ул.Орджоникидзе, неизвестными был угнан автомобиль "ДЭУ" (синего цвета, 1997 года выпуска, регистрационный номер 766 06-й регион), принадлежащий руководителю Правозащитной организации АНО "МАШР" Магомеду Муцольгову.

В это время хозяин машины находился в г. Пятигорск на семинаре, организованном Южным Ресурсным Центром (ЮРЦ). Обнаружив пропажу автомобиля, родственники М. Муцольгова организовали поиски. Через несколько часов машину обнаружили через три улицы от дома Муцольговых. Автомобиль врезался в чужой палисадник и был сильно поврежден. Возможно, это обстоятельство помешало похитителям угнать машину.

Угон своего автомобиля Магомед Муцольгов напрямую связывает со своей профессиональной деятельностью по защите прав человека в республике. Правозащитной деятельностью он занялся после "исчезновения" своего брата Башира Муцольгова, похищенного неизвестными военными в декабре 2003 года возле своего дома. Местонахождение Б.Муцольгова до сих пор не установлено.

28 августа 2006 года

Согласно предварительной информации, в с.Самашки Ачхой-Мартановского района ЧР задержан местный житель, Хамзат Джабаров, проживающий на ул.Выгонная. При обыске обнаружены две ручные гранаты. В данный момент он содержится в Ачхой-Мартановском РОВД.

На окраине с.Самашки Ачхой-Мартановского района ЧР предположительно был похищен местный житель, Аслан Исраилович Мишиев, 1966 г. р., проживающий по адресу: ул.Ленина, 11.

По словам родственников, около 13.00 он вышел из дома и отправился на речку. А.Мишиев хотел искупаться, а потом пригнать с пастбища своих овец. Домой Аслан не вернулся. Родственники предприняли поиски и установили, что в том месте, куда направился Аслан, видели военных. По словам местных мальчишек, купавшихся в речке, те приехали на БТРе, а/м "Урал", двух микроавтобусах "Газель" и двух бронированных а/м УАЗ. Они прогнали мальчиков с речки. Дети ушли, но некоторое время наблюдали за неизвестными. Они увидели, как среди них появился какой-то человек в светлой штатской одежде. Родственники предполагают, что этот человек мог быть Асланом, так как он был одет в светлую рубашку. Паспорта у него при себе не было, и это обстоятельство могло послужить поводом для задержания. Дальнейшие поиски не дали никакого результата. Мишиевы обращались за помощью в сельский отдел милиции, Ачхой-Мартановский РОВД и районную прокуратуру.

31 августа сестра Аслана, Л. Мишиева, с письменным заявление обратилась в представительство ПЦ "Мемориал" г.Грозный.

"В ПЦ "Мемориал"
от Мишеева Л.,
фактически проживаю по адресу:
ЧР, Ачхой-Мартановский район,
с.Самашки, ул.Кооперативная, 35.

Заявление

28 августа 2006 года около 13.00 мой двоюродный брат Мишиев Аслан Исраилович, 1966 г. р., проживающий по адресу: ЧР, Ачхой-Мартановский район, с.Самашки, ул.Ленина, д.11, вышел из дома в направлении реки Сунжа, протекающей на окраине села рядом с лесом в районе восточной части села. Он намеревался искупаться, а затем забрать своих овец, пасущихся недалеко от этого места на пастбище. Как нам стало известно позже со слов жителей села, проживающих поблизости местности, куда направился мой брат, там в это время находились военные люди, передвигавшиеся на военной технике (БТР, "Урал", два микроавтобуса "Газель", две бронированные автомашины марки УАЗ). Надо сказать, что Аслан из дома вышел без паспорта. Учитывая указанные обстоятельства, а в частности, что Аслан следовал именно в этом направлении и то, что военные располагались по пути его следования, у нас, родственников, есть основания полагать, что его похитили военные. Так, думать нам дает еще и то, что многие подростки, купавшиеся на речке, были прогнаны военными. Дети видели издалека, что среди военных затем появился человек в гражданской, светлой форме. Аслан был одет, именно в светлую рубашку. Наши поиски в течение последующих дней по установлению местонахождения Мишиева А., не принесли результатов. Нами была просмотрена вся местность "исчезновения" Аслана. Также официально с заявлениями мы обратились в местную милицию, Ачхой-Мартановскую прокуратуру и РОВД района. Однако с их стороны нет тоже никакой информации, проясняющей судьбу моего брата.

Просим вашего вмешательства, с целью установления местонахождения Мишиева А.И.

31 августа 2006 г.
Мишеев Л.".

Поздно вечером в Назрани на ул.Муталиева, недалеко от республиканской больницы неизвестные из автоматического оружия обстреляли автомобиль "Мерседес", в котором ехал бывший сотрудник УБОП МВД Ингушетии Исмаил Барахоев (по паспорту его имя - Ибрагим). Вместе c Барахоевым в машине находилась его сестра. В результате обстрела Исмаил Барахоев получил тяжелое ранение. Он был доставлен в больницу, где и скончался, не приходя в сознание. Женщина не пострадала.

По разным данным, нападавшие находились на автомобиле ВАЗ-2106 серого цвета, или ВАЗ-21099 с тонированными стеклами.

Барахоев в последнее время работал охранником одного из местных банков. По данному факту возбуждено уголовное дело по ч. 1 с.105 УК РФ ("Убийство").

29 августа 2006 года

В районе с.Берд-Юрт Сунженского района Республики Ингушетия при попытке сотрудниками милиции остановить для досмотра ВАЗ-2110 серебристого цвета, из машины был открыт огонь. Ответным огнем находившиеся в машине люди были убиты. Ими оказались два жителя Ингушетии: Алихан Макшарипович Гапархоев, 1980 г. р., житель с.Алхасты, и Ваха Увайсович Точиев, 1981 г. р., уроженец г.Малгобек, проживавший в ст.Троицкая.

По данным пресс-службы МВД РИ Гапархоев и Точиев находились в розыске за совершенные преступления — Гапархоев по ст.209 ч. 2 УК РФ ("Бандитизм"), а Точиев по ст.ст. 115 ("Умышленное причинение легкого вреда здоровью") и 105 ч. 1 ("Убийство"). По данным МВД РИ, эти люди участвовали в нападении на Ингушетию в июне 2004 года и убили двух милиционеров в с.Алхасты 20 августа 2006 года. По словам руководителя пресс-службы МВД республики Назира Евлоева "... у одного из них при обыске обнаружен табельный пистолет убитого неделю назад в селении Алхасты сотрудника правоохранительных органов Цечоева".

В ходе обыска в салоне ВАЗ-2110 также были обнаружены: два автомата, гранатомет, несколько гранат, в том числе пять самодельных "хаттабок", рации, и различные автомобильные номерные знаки Ингушетии и Северной Осетии.

В Альтиевском муниципальном округе г.Назрань группой вооруженных людей в масках, одетых в камуфляжную форму был убит сотрудник Назрановского ГОВД Абу Султанович Яндиев.

По словам очевидцев, неизвестные расстреляли милицейскую машину, в которой находился милиционер, недалеко от сауны. По неподтвержденной информации, нападавшие скрылись на двух машинах, которые изъяли тут же у проезжавших мимо людей. При этом они заявили, что машины забирают для нужд "джаамата".

Абу Яндиев — племянник заместителя начальника Назрановского ГОВД Али Яндиева, в отношении которого уже совершались покушения.

30 августа 2006 года

В центре г.Грозный на площади перед объединением "Грознефтегаз" состоялся митинг родственников людей, бесследно исчезнувших после похищения сотрудниками российских силовых структур. В акции, санкционированной властями республики, приняли участие до 100 человек.

Митингующие держали в руках транспаранты со следующими надписями: "Верните наших сыновей", "Возродите в сердцах матерей веру в справедливость", "Избранники народа! Не ждите нашей смерти от горя" и т.д. Выступавшие озвучили главное свое требование: создание на федеральном уровне межведомственной комиссии по розыску пропавших без вести. Местные власти, даже если бы они захотели, решить эту проблему не в состоянии. Как подчеркивалось на митинге, похищениями людей в основном занимались российские военные, сотрудники милиции и спецслужб, командированные из иных регионов РФ. Соответственно, и проблема должна обсуждаться и решаться на уровне государства, а не отдельного его субъекта.

31 августа участников митинга согласился принять премьер-министр Рамзан Кадыров. На эту встречу были приглашены представители всех ветвей власти ЧР, включая спикера парламента и прокурора, сообщила журналистам одна из организаторов акции в центре Грозного Тамара Кагирова.

Адвокат Заур Закриев, осуществляющий защиту Беслана Гадаева, заявил сотрудникам ПЦ "Мемориал", что на территории РОВД Грозненского (сельского) района в отношении его подзащитного применялось физическое и психологическое насилие. Как следует из заявления адвоката, его подзащитный фактически признался в совершении разбойного нападения в 2004 году на сотрудников правоохранительных органов. Однако сотрудники РОВД Грозненского (сельского) района решили получить от него еще показания в ряде несовершенных им преступлений в с.Старые Атаги Грозненского (сельского) района ЧР.

С 2004 года Б. Гадаев проживал в качестве вынужденного переселенца на Украине в г.Киеве. 2 или 3 августа 2006 года он был задержан в Крыму сотрудниками милиции для выяснения обстоятельств после произошедшего инцидента с местным жителем (Б.Гадаев с друзьями встал на защиту хозяина арендованного ими дома, спасая его от взбесившегося соседа, который гнался за ним с топором). В ходе установления личностей задержанных молодых мужчин выяснилось, что Гадаев находится в федеральном розыске. Позже правоохранительными органами Украины он был передан на границе сотрудникам уголовного розыска Чеченской Республики.

30 августа 2006 года в адрес "Мемориала" поступило также заявление от самого обвиняемого Б.Гадаева, в котором он также утверждает, что с момента его доставки в РОВД Грозненского (сельского) района по отношению к нему применялись недозволенные методы дознания и следствия. В заявлении подробно описаны пытки, которым он подвергся в течение суток с целью получения "признательных показаний" в несовершенных преступлениях.

По словам адвоката, от применения жестокого насилия в отношении подзащитного на его теле имеются видимые телесные повреждения. В медчасти СИЗО-1 г.Грозный, где в настоящее время находится Б.Гадаев (обвиняется по ст.209 УК РФ ("Бандитизм")), был составлен акт медицинского освидетельствования, в котором зафиксированы многочисленные побои, телесные повреждения в виде рубцов, ссадин, кровоподтеков, сломанные ребра, а также жалобы на внутренние органы.

В своем заявлении Б.Гадаев также поясняет, что все оформленные процессуальные документы и интервью каким-то журналистам после наложения на него грима, он вынужден был давать и подписывать под угрозой применения насилия сексуального характера. При этом происхождение телесных повреждений в протокол допроса были занесены, как полученные Гадаевым вследствие падения с забора при попытке бегства. В то же время, по словам Гадаева, "черный адвокат", привлеченный следствием, во время подписания им протоколов отсутствовал. Он лишь по телефону, когда следователи связывались с ним, рекомендовал Гадаеву подписывать эти документы.

По всем грубым нарушениям прав человека адвокат З. Закриев направил жалобы в прокуратуру Чеченской Республики.

Ниже приводится заявление Б.В.Гадаева:

"В Правозащитный центр "Мемориал"
от обвиняемого по ст.209 ч. 2.Гадаева
Беслана Вахидовича
Копии: Члену комиссий по правам человека при Президенте РФ Ганнушкиной С.А.,
Уполномоченному по правам человека в РФ Лукину В.П.

Заявление

После того как меня экстрадировали с Украины в г.Грозный, меня доставили в Грозненский РОВД, о чем я узнал позже. Меня завели в кабинет и сразу же спросили, убивал ли я людей из семейства Салиховых, Анзора и его друга, русского "камазиста"? Я поклялся, что никого я не убивал и ничью кровь не проливал, ни русского, ни чеченца. Они сказали утвердительно: "Нет, ты убивал". Я опять стал это отрицать. После того, как я ответил им второй раз, что я никого не убивал, они сразу же стали меня бить.

Сначала меня два раза ударили кулаком в область правого глаза. Пока я приходил в себя после этих ударов, они скрутили меня и нацепили на меня наручники спереди. Затем посадили меня на пол так, что мои ноги были обхвачены руками спереди и между ногами сбоку просунули трубу, для того чтобы я не смог шевелить руками, хоть я и был в наручниках. Затем они взяли меня, а точнее эту трубу за концы, которая была закреплена на мне, и подвесили меня. На близстоящие две тумбочки, высотой примерно с 1 метр. Сразу же после того, как они меня подвесили, они стали прикреплять на мизинцы рук какие-то провода. Пару секунд спустя меня начали бить током и одновременно били меня резиновыми дубинками, куда только могли. Не выдержав боли, я стал кричать, произнося имя Всевышнего, моля их прекратить это. В ответ на это, чтобы не слышать и не слушать, как я кричу, они надели мне на голову черный пакет.

Сколько это продолжалось точно не помню, но я стал терять сознание от боли. Увидев, что я теряю сознание, сняли с меня пакет и спросили, буду ли я говорить. Я ответил, что буду, хотя не знал о чем им говорить. Я так ответил, чтобы хотя бы на время избиваться от пытки.

Затем они сняли меня с подвесного состояния, сняли трубу и швырнули меня на пол. Сказали: "Говори". В ответ на это я сказал, что мне нечего им говорить. На мои слова они ответили мне тем, что ударили меня той же трубой, на которой меня подвешивали, в район того же правого глаза. От этих ударов я упал на бок и почти в бессознательном состоянии ощущал, как они стали бить меня, куда попало.

Продолжалось это примерно от 10 до 25 минут. Затем, один из них сказал: "Говори, и не заставляй нас бить и издеваться над тобой". Я еле произнес, что мне нечего им говорить. Затем этот сотрудник сказал другим, чтобы они опять меня подвесили. Я стал кричать, что не надо, но они меня не слышали и не хотели слушать, сказав, что я якобы по-хорошему не понимаю. Они меня снова подвесили и повторили тоже самое, что и до этого. Сколько это продолжалось, я не помню, так как я неоднократно терял сознание и приходил в себя оттого, что ощущал, как меня снова и снова обливали водой. Знаю одно, что продолжалось это в течение суток, но для меня это было вечностью, так как боль была ужасная. Я ничего не соображал в течение нескольких дней. На следующий день они меня искупали, мазали на лицо и по телу что-то, для чего все это, я не знал. Примерно в обеденное время ко мне зашел оперативный работник в гражданке и сказал мне, что пришли журналисты и что мне надо будет взять на себя три убийства и разбой, пригрозив мне тем, что если я не соглашусь, они все повторят, а также опустят меня, применив ко мне издевательство сексуального характера. Я согласился, так как больше таких пыток я не выдержал бы, тем более издевательства сексуального характера. В результате я сделал, все как они говорят. После того как я дал интервью журналистам, они, также пригрозив этим же издевательством, заставили меня дать показания, что все те побои, которые я получил от них, которые они мне нанесли, я получил якобы при попытке к бегству с территории Грозненского РОВД. Что я хотел прыгнуть через забор, но, сорвавшись, получил подобные телесные повреждения.

Записано с моих слов, мне прочитано вслух.
29 августа 2006 года"
.

УФСБ по РИ сообщило о ликвидации в Ингушетии двух боевиков, "иностранных наемников". По официальным данным, операция была проведена в Назрановском районе республики в с.Али-Юрт. Более подробных данных о проведении этой спецоперации не поступало.

31 августа 2006 года

Около 6.00 на окраине с.Али-Юрт Назрановского района Республики Ингушетия в лесу была слышна стрельба и разрывы снарядов. Над лесом летали вертолеты, а район возможного боя был оцеплен. Подробности этой спецоперации неизвестны. Официальных комментариев не было.

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

20 октября 2017, 02:29

  • Имам Велитов этапирован в Астрахань

    Имам московской мечети "Ярдям" Махмуд Велитов, осужденный на три года колонии за публичное оправдание терроризма, этапирован в исправительную колонию в Астрахани.

20 октября 2017, 01:58

  • Суд оставил двух азербайджанских оппозиционеров под арестом

    Апелляционный суд в Азербайджане оставил без удовлетворения жалобы на административные аресты двух оппозиционеров из города Ширван – Алифаги Абдуллаева и Эльданиза Самедова. Защита считает административное преследование активистов неправомерным и намерена готовить жалобы в Европейский суд по правам человека.

20 октября 2017, 01:34

  • Схрон боевиков обнаружен в Дагестане

    Схрон с самодельной бомбой, боеприпасами и паспортом убитого боевика обнаружен близ села Кандаураул Хасавюртовского района, заявил источник в силовых структурах Дагестана.

20 октября 2017, 00:38

20 октября 2017, 00:06

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей