28 декабря 2006, 17:18

Вынужденные переселенцы заявляют о дискриминации со стороны властей Северной Осетии

Вынужденные переселенцы из Пригородного района Северной Осетии обратились с Открытым письмо ко всем представителям федеральной власти, всех уровней с последней надеждой на то, что их услышат. Ниже полностью приведен текст письма.

"Мы, вынужденные переселенцы из Пригородного района РСО — Алания обращаемся ко всем представителям федеральной власти, всех уровней с последней надеждой на то, что наш голос услышат.

Мы все в результате осетино-ингушского конфликта 1992 года были вынуждены покинуть свои дома в поисках безопасного убежища. На протяжении 14 лет мы существуем в нечеловеческих условиях в городке беженцев села Майское.

Мы ютимся в разваливающихся вагончиках, в которых зимой нестерпимо холодно, а летом изнываем от зноя, без водоснабжения, при постоянных отключеньях газа и электричества, без работы и средств к существованию. Словом, мы стали гражданами без прав.

Президент России Владимир Путин обратил внимание на наши проблемы и дал указание государственным органам федерального и регионального уровня решить вопрос вынужденных переселенцев из Пригородного района РСО — Алания до конца 2006 года. Благодаря этому вниманию со стороны Президента в нас вновь затеплилась надежда на то, что мы опять станем равноправными гражданами нашего государства. Наша уверенность укрепилась благодаря внезапно возникшей суете чиновников различного уровня. Однако в очередной раз наши надежды были обмануты.

Чиновники рьяно взялись за работу, но как оказалось на поверку, в основе этой работы лежало не желание решить наши проблемы, а стремление в сжатые сроки отрапортовать начальству о достигнутых результатах. Так как городок ингушских беженцев в селении Майское был наиболее крупным компактным поселением выдавленных из Пригородного района РСО — Алания граждан ингушской национальности и находился в центре внимания всех, кто занимался последствиями осетино-ингушского конфликта, в первую очередь взялись за него. Впрочем, им и закончили.

Многочисленные чиновники органов государственной власти и органов местного самоуправления РСО — Алания, представительства Президента РФ в ЮФО, Федеральной миграционной службы доселе не появлявшиеся вблизи городка стали частыми гостями городка, и убеждали нас согласиться на переезд в поселок Новый. Нам обещали выделение земельных участков, скорую выплату государственной поддержки для строительства жилья, создание инфраструктуры и новую достойную жизнь в поселке Новый. Обрисованные чиновниками радужные перспективы так и не были воплощены.

Поселок Новый разбили на земельные участки и перевезли туда вагончики тех, кто поверили в очередные обещания. Как оказалось, земельные участки выделили не в собственность, а в аренду на 3 года. Вроде как все в рамках закона, но у нас имеются серьезные опасения. По истечении этих трех лет, если мы не построим на этих участках капитальные жилища, можем их лишиться. Учитывая наше нынешнее положение, мы не в состоянии самостоятельно построить себе дома, и единственной возможностью станет получение государственной поддержки. Однако при нынешнем положении нет никаких гарантий ее получения в скором времени.

Между тем, тех, кто до сих пор не переехал в п. Новый, вынуждают всеми возможными уловками, а иногда и откровенными угрозами пойти на этот шаг. Так, например, в очередной раз оказывается давление на жителей городка беженцев поселка Майский (27 семей), путем отключения в городке 7 ноября 2006 года газа, а 14 ноября — света. Таким образам, людей вынуждают согласиться на переселение в поселок Новый.

Органы Федеральной миграционной службы России чинят всевозможные препятствия и создают чрезмерную бумажную волокиту в вопросе выплаты государственной поддержки. Во-первых, органы миграционной службы отказываются продлевать нам статус вынужденных переселенцев. И каждый из нас вынужден вступать в первую судебную тяжбу с тем, чтобы восстановить статус вынужденных переселенцев. Причем, многочисленные судебные решения не стали основанием для пересмотра миграционной службой своей политики в этом вопросе. Наоборот, чиновники придумали новую уловку. В случае, если в судебном решении прямо не указано на необходимость продления статуса каждого несовершеннолетнего ребенка заявителя, миграционная служба вычеркивает их.

Затем мы вынуждены обходить бюрократов в органах местного самоуправления, адресных столах и т.д., собирая различные справки. И везде нам либо напрямую отказывают в выдаче необходимых документов, либо чинят дополнительные препятствия.

Далее возникает необходимость подтверждения факта проживания и владения недвижимостью. Причем, даже штамп о регистрации по месту жительства не является для миграционной службы убедительным подтверждением факта проживания. Тут мы сталкиваемся с одной из самых дорогостоящих проблем в получении поддержки. Так как факт владения недвижимостью устанавливается по месту ее нахождения, мы вынуждены обращаться в суды РСО — Алания. Но там за каждое судебное решение в пользу ингуша требуют две тысячи долларов США. Да, именно так, четко установленная такса. И заблаговременно предупреждают, что без мзды судебное решение будет вынесено не в пользу заявителя.

Эти и многие другие препоны приходится преодолевать лишь для того, чтобы собрать пакет документов, необходимых для получения государственной поддержки. Но ведь подача документов еще ничего не гарантирует. Достаточно бегло пройтись по тексту Постановления правительства РФ № 846 от 30 декабря 2005 года, которое само является темой для отдельного разговора, чтобы понять, что нет никаких гарантий скорого получения государственной поддержки. И, следовательно, возможности построить дом в трехгодичный срок. Зная «особое» к нам отношение со стороны властных структур РСО — Алания, мы уверены в том, что они воспользуются малейшей возможностью лишить нас этих участков.

Что касается инфраструктуры, то ее создание также осталось пустым обещанием. Обещанный газ не подведен. Из подведенных труб водоснабжения течет непригодная для употребления в пищу грязная, мутная вода. Употребление этой воды в пищу нередко приводит к болезненному состоянию, высыпаниям и язвам на кожном покрове. Электричество подводим своими силами от близлежащих столбов.

По сути, положение тех, кто переехал в п. Новый нисколько не изменилось к лучшему. Просто городок ингушских беженцев перенесли на новое место, а условия остались такими же. Зато теперь чиновники рапортуют о решении наших проблем, хотя на самом деле положение наше лишь ухудшилось, так как, перевозя нас в п. Новый и вводя в заблуждение, нас лишили прав на наши дома в местах прежнего проживания. Да и сами чиновники перестали ездить к нам, и мы вновь остались со своими проблемами один на один. Мы стали статьей доходов для клерков низшего и среднего звена.

Отдельно хотим поставить вопрос выдачи паспортов. В нарушение действующего законодательства, в частности Инструкции о порядке выдачи, замены, учета и хранения паспортов гражданина РФ, утвержденной приказом МВД РФ № 605 от 15.09.1997 г., отделы внутренних дел РСО — Алания отказываются выдавать паспорта, либо выдают их без регистрации по месту жительства гражданам ингушской национальности. Распоряжение министра внутренних дел РФ № 1/4097 от 25.06.2003 года и письмо Генеральной прокуратуры РФ № 7/2-1881-2003 от 3.10.2003 года об устранении нарушений при выдаче и замене паспортов гражданам ингушской национальности, проживающим в Пригородном районе РСО — Алания, отделами внутренних дел РСО — Алания игнорируются. В результате мы остаемся не только без паспорта или прописки, но и без трудоустройства, медицинского обеспечения, возможности свободно передвигаться и других конституционных прав.

Еще одна больная для нас тема, так называемые закрытые для ингушей села. В одни села, такие как Октябрьское, Южный и Ир нас не пускают без всяких на то оснований, для других придумали водоохранную зону.

Как мы считаем, с целью недопущения возвращения ингушей, Правительство РСО — Алания приняло постановление № 186 от 25 июля 1996 года «О зоне санитарной охраны источников питьевого водоснабжения», постановление № 89 от 18 мая 1998 года «Об отселении граждан, проживающих в зоне санитарной охраны источников питьевого водоснабжения (села Южный, Терк, Чернореченское, Балта. Редант-П)» и постановление № 269 от 4 ноября 2002 года «Об утверждении границ зон санитарной охраны и Плана мероприятий по улучшению санитарного состояния территорий трех поясов зон санитарной охраны (ЗСО) и предупреждению загрязнений источника водоснабжения и водозаборных сооружений г. Владикавказ». Этими постановлениями принято решение расширить зону санитарной охраны Орджоникидзевского месторождения пресных подземных вод (далее — ЗСО), включив в нее территории вышеупомянутых населенных пунктов, и отселить проживающих в них граждан.

Очевидно, что руководство РСО — Алания пытается сделать все возможное, чтобы сконцентрировать ингушское население отселяемых территорий в одном месте на максимальном отдалении от Владикавказа, выдавив, таким образом, ингушей из центральной части Пригородного района либо в приграничную резервацию «Новый», либо в уже существующие этнические анклавы.

Мы считаем, что вопрос о необходимости расширения ЗСО, возникший в Северной Осетии после конфликта 1992 года, не является проблемой санитарно-эпидемиологического характера. Это политический шаг, направленный на исключение возможности возвращения вынужденных переселенцев ингушской национальности к местам своего постоянного проживания.

Мы считаем, что с целью исключения всякой возможности дискриминации ингушского меньшинства РСО — Алания, вопрос расширения ЗСО необходимо решать на федеральном уровне, на основе политически не ангажированного экспертного заключения.

Мы обращаемся к федеральным органам власти с просьбой выступить в роли нейтрального арбитра, гаранта Конституции РФ, способного вынести взвешенное решение по спорному вопросу о границах «Зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения г. Владикавказ».

Мы, граждане демократического правового государства, волей руководства РСО — Алания выброшены из правового поля. При сохраняющемся на протяжении 14 лет статус-кво наши гражданские права цинично попираются руководством и органами местного самоуправления республики.

В связи со всем вышеизложенным мы просим:

  • О незамедлительном возвращении ингушских беженцев к местам постоянного проживания в так называемые закрытые села. Мы убеждены, что сам факт наличия таких сел на территории Российской Федерации наносить серьезный урон демократической составляющей нашего государства.
  • О незамедлительном решении вопроса о границах «водоохраной зоны».
  • О незамедлительной выдаче всем жителям Пригородного района паспортов с регистрацией в населенных пунктах постоянного проживания. Эта регистрация должна быть постоянной и не может быть изменена без согласия гражданина.
  • О незамедлительном решении комплекса юридических проблем, связанных с компенсацией утерянного имущества и выделением новых земельных участков. Мы просим упростить процедуру получения разных справок прилагаемых к заявлению на государственную поддержку и не требовать у нас справок, которые уже представлялись ранее, если сведенья, сообщенные в них, не претерпели изменения.

Мы очень надеемся на то, что власть сможет найти механизмы защиты наших прав внутри Российского государства, и что процесс принятия решения по нашему вопросу будет быстрым и прозрачным."

Открытое письмо подписали 25 вынужденных переселенцев из Пригородного района Северной Осетии и передали Московской Хельсинкской группе, откуда его текст и получила редакция «Кавказского узла».

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 марта 2017, 10:49

26 марта 2017, 09:58

26 марта 2017, 09:16

26 марта 2017, 08:22

26 марта 2017, 07:27

Архив новостей
Все SMS-новости