19 декабря 2006, 16:50

Руслан Нахушев: "Власть сама разжигает войну с исламом"

4 ноября 2005 года Руслан Нахушев исчез после допроса в УФСБ г.Нальчика, куда его вызвали в связи с возбуждением уголовного дела по статьям "пособничество терроризму", "подстрекательство" и др. Предположительно он был похищен. С тех пор о судьбе и местонахождении Руслана Нахушева ничего не известно.

- Возможен ли в ближайшем будущем распад России, и если да, то какую роль в этом процессе суждено сыграть регионам Северного Кавказа?

- У нас здесь тоже многим кажется, что развал России возможен. И подталкивает к этому не Кавказ, а, у меня такое мнение, сама Москва. Про кавказцев сейчас много говорят в плане сепаратизма. Но возьмем, к примеру, Кабардино-Балкарию. Есть ли здесь такие тенденции? Я считаю, абсолютно нет. Лично я никаких организованных сообществ, выступающих за отделение от России, не встречал нигде, за исключением Чечни. Но Чечня - это отдельная тема. В свое время там тоже все началось с действий Москвы - когда Завгаева надо было убирать и определенные силы в столице решили сделать ставку на Дудаева. Я помню Чечню конца 80-х - начала 90-х: никаких сепаратистских настроений там не было...

- В свое время на Северном Кавказе активно обсуждалась идея создания Конфедерации горских народов...

- Эту идею периодически поднимают и сейчас. И сразу встает вопрос первенства. Чеченцев здесь большинство. Значит, в Конфедерации будут доминировать именно они. Но ни один народ Северного Кавказа не согласится, чтобы им командовал другой народ! Тем более что в Чечне сейчас царит кровавая междоусобица...

- Федеральный центр утверждает, что сегодня особую угрозу целостности РФ несет распространение ваххабизма, и КБР в связи с этим называется в качестве одной из проблемных...

- Лично меня наши власти относят к "лидерам ваххабитского движения". Для справки: в 1980 году я закончил Кабардино-Балкарский госуниверситет по специальности инженер-строитель, в 1984 году - Высшую школу КГБ (ныне - Академия ФСБ), а в 1989-м - Краснознаменный институт им. Андропова (сейчас называется Академия службы внешней разведки), владею арабским и французским языками. И при всем этом ФСБ, например, называет меня "врагом КБР №1". Теперь, по новой информации спецслужб, я - "член подпольной организации по подготовке оранжевой революции в Кабардино-Балкарии". Ничего не понимаю: всегда был "зеленым", а теперь вдруг стал "оранжевым"!..

Так вот, возвращаясь к исламскому фактору, - он не имеет своей целью развал России. Я неоднократно обсуждал эти темы с верующими мусульманами и за все годы не слышал ни одного высказывания о необходимости отделиться от России, установить "Великий Халифат". Основная масса верующих и особенно верхушка - вменяемая, реально мыслящая сила. Мы прекрасно знаем, что в российских условиях "Халифат" невозможен. Мусульмане - я говорю о верхушке тех, кого именуют здесь "ваххабитами", - хотят одного: иметь возможность жить и веровать в рамках Конституции, в рамках закона "О свободе совести". Но именно этого власть и правоохранительные органы не дают!

Мне кажется, местная элита заинтересована в дестабилизации ситуации. Дело в том, что прошло 15 лет абсолютно идеальных условий, чтобы заниматься экономикой: у нас не было врагов, не было войны, не было беспорядков, никаких других дестабилизирующих факторов. И что в итоге? Крах всей экономики, финансовой системы, республика - банкрот. 87% бюджета - дотации из федерального бюджета. Что делать власти в такой ситуации? "Небольшая победоносная война" могла бы оправдать издержки перед центром, а заодно помогла бы договориться и о новых дотациях. Кроме того, наличие "врага" позволяет нашим руководителям кичиться верностью Кремлю. Нашей власти выгодно создавать у федерального центра впечатление, что в Кабардино-Балкарии ситуация "критическая" и что единственная сила, которая может противостоять угрозе "распространения ваххабизма", - это нынешняя властная группировка.

- По-Вашему, такой угрозы нет?

- Нет. По нашим подсчетам, в КБР всего около 1% населения соблюдает мусульманские обряды и ритуалы. О какой "угрозе исламизации" можно говорить?! Другой вопрос, что наши обычаи, традиции и менталитет во многом связаны с исламом. То есть ислам для нас - элемент национальной культуры. Те же, кого называют ваххабитами, - это Джамаат Кабардино-Балкарии. "Джамаат" переводится как "община", ее создание абсолютно не противоречит закону о свободе совести. Сейчас джамааты - незарегистрированные религиозные группы. Они хотели бы зарегистрироваться, но их не регистрируют. Их деятельность не является ни подпольной, ни нелегальной. Их молитвы и религиозные мероприятия абсолютно публичны. По закону "О свободе совести" они могут осуществлять свою деятельность и без государственной регистрации.

- А пресловутый джамаат "Ярмук", с ликвидации которого начались боевые зачистки в жилых домах Нальчика?

- Это отдельная история. Было пять-шесть человек во главе с Муслимом Аттаевым, которые сперва находились в Ингушетии, потом ушли к Гелаеву в Панкисское ущелье. Сведений о том, что они участвовали в боевых действиях, нет. Потом они вернулись. Вскоре их стали вызывать на допросы в МВД, куда они регулярно являлись. Но буквально на следующий день после того, как один из них побывал на допросе, к его дому в городе Тырнаузе подкатили бронетехнику и начали штурм квартиры на 8-м этаже. После этого остальные члены "Ярмука" ушли в подполье. Их стали ловить. Это было примерно за год до нападения на управление Госнаркоконтроля. Так что, можно сказать, этих людей власти сознательно загнали в тупик. А что касается тех, кто входит в Джамаат Кабардино-Балкарии, так это, в основном, законопослушные люди. К слову, количество ежегодно привлекаемых к ответственности за общеуголовные преступления членов Джамаата меньше, чем количество сотрудников МВД КБР, на которых возбуждаются уголовные дела. Думаю, это показательно. Да, члены Джамаата в оппозиции к Духовному управлению мусульман (ДУМ). Ну и что? Если мы в России провозгласили многопартийность и идейный плюрализм, такое явление должно восприниматься нормально.

- Каковы основные претензии Джамаата к ДУМ?

- Ну вот, например, недавно здесь проходила конференция по проблемам религиозного экстремизма. Выступая на ней, начальник отдела по борьбе с религиозным экстремизмом МВД КБР заявил, что спецслужбы и милиция получают списки "ваххабитов" из ДУМ. Мы всегда это знали. Теперь это официально признано...

- Но ведь Вы сами - экс-майор КГБ...

- Я всячески поддерживаю все, что связано с деятельностью КГБ, - у меня очень много однокурсников, которые продолжают служить в органах, мы с ними общаемся, у нас одни и те же взгляды на все проблемы! Они прекрасно все понимают, но, к сожалению, не могут как-то влиять на процессы, которые происходят в стране. К ФСБ я никакого отношения не имею.

А что касается связи ДУМ с властями, то нас возмущает то, что оно натравливает спецслужбы на единоверцев. Кроме того, духовные управления мусульман, созданные при Екатерине II, по своей структуре изначально противоречат исламским традициям, не предусматривающим жесткой церковной иерархии. На это наслоилось еще и то, что в 20-х - начале 30-х гг. прошлого века советская власть истребила исламскую элиту. На протяжении 60-70 лет муллами, имамами, муфтиями у нас, в основном, работали те, кто вчера мог быть и алкоголиком. Они совершали обряды неправильно, не в соответствии с каноническим исламом. Когда в 90-х годах молодые люди получили возможность выезжать за рубеж и изучать ислам, все эти вопиющие противоречия с истинным исламом для новых специалистов стали очевидны. Встал вопрос о реформе. ДУМ упиралось на протяжении 15 лет. Во-первых, из-за конкурентной борьбы: в Джамаате сконцентрировались более образованные служители культа (парадокс в том, что в начале 90-х гг. сама власть и ДУМ отправляли молодых людей за границу для религиозного обучения, а когда те вернулись и заговорили о реформах, их стали обвинять в "ваххабизме"). Во-вторых, из-за финансового вопроса. Дело в том, что за свадебный обряд и похоронный ритуал приходится платить служителям культа несколько тысяч рублей. И 145 имамов КБР, разумеется, этот доход - более 60 млн. рублей в год - терять не хотели. В конце концов, ДУМ все же начало реформы: в декабре прошлого года было принято постановление об упорядочении похоронных обрядов, и абсолютно все, что требовала оппозиция Духовному управлению, туда было включено.

- По-Вашему, исламская идея несет Кабардино-Балкарии пользу?

- Да, поскольку она объединяет кабардинцев и балкарцев. Вот сейчас у нас в республике власть активно провоцирует межнациональные конфликты разными непродуманными решениями, в частности, связанными с произвольным проведением границ между населенными пунктами.

- На Ваш взгляд, удастся ли удержать Кабардино-Балкарию в нынешних границах?

- Разделить - возможности нет! Как провести границу, которая разделила бы оба народа, ведь за долгие годы многое перемешалось. Очень много смешанных браков и родственных связей. Любое разделение приведет к кровопролитию...

- Считают ли, на Ваш взгляд, балкарцы себя притесненными со стороны кабардинцев в кадровом отношении?

- Да, считают. И это имеет объективные основания. Самые высокопоставленные балкарцы - вице-премьер и председатель парламента. Президент - кабардинец. Всеми правоохранительными органами - прокуратурой, судом, МВД - руководят кабардинцы. Кроме ФСБ, которой, по традиции, руководят приезжие русские. Центр только им доверяет. Это абсолютно неправильно! В итоге государственное здание стоит на песке. К тому же присылают далеко не лучших русских - лучшие, вероятно, в центре нужны...

- В случае, если федеральная власть резко ослабнет, как будет развиваться ситуация в регионе? Какие силы выстрелят - ислам, национализм?

- Верующие в КБР никогда не стремились к власти - вопреки тому, что говорят местные правоохранительные органы и спецслужбы... Пока перед нашей республикой задача - подготовить людей, которые могли бы в будущем стать хорошими руководителями. В КБР идет постепенный процесс становления гражданского общества. Я знаю группы демократически настроенных людей, абсолютно не имеющих отношения к исламу и лояльных федеральной власти. Эти лица представляют различные общественные организации и коммерческие структуры.

- Хотелось бы Вам лично занять крупный пост в системе ФСБ или МВД?

- Нет. Несколько лет назад мне предложили из Москвы высокую руководящую должность в структуре МВД. Я отказался.

- Почему?

- Потому что даже министр внутренних дел в одиночку ничего изменить не сможет. Все прогнило! Сама система... МВД прогнило и в Кабардино-Балкарии, и в Москве. Ходят упорные слухи, что взятки, которые здесь собираются, идут в Москву. И не только в системе МВД. Эта "вертикаль" выстроена четко.

- Вы полагаете, что сможете позитивно повлиять на ситуацию в качестве религиозного общественного деятеля?

- Я не ассоциирую себя с каким-то глубоко религиозным течением, хотя этнически и считаю себя мусульманином. Я работаю с верующими людьми потому, что вижу: де-факто Джамаат существует - всех не пересажаешь! И власть, и политические партии, и общественные организации должны вести с ним диалог и находить общий язык. А те меры, которые предпринимают власти и правоохранительные органы против него, приведут только к усугублению проблемы.

О том, что у членов Джамаата в селах есть много оружия, часто пишутся заказные статьи - народ специально этим пугают. Не буду говорить, что оружия ни у кого нет, - наверное, есть у кого-то. Но оно есть не только у мусульман. У многих кавказцев оно есть. Но чтобы Джамаат организованно вооружался и готовился к войне - вот этого нет.

Да, Джамаат подавил все преступные организации, которые здесь были в 90-х годах. Тогда очень сильно был развит рэкет - так же, как в те годы в Москве и СПб. В милицию жаловаться не было смысла, потому что она работала заодно с рэкетирами (я сам на своей шкуре это испытал). И тогда люди шли за справедливостью в Джамаат. Верующие заступались - не за деньги, а во имя справедливости. И для преступных сообществ Джамаат был страхом №1.

Я очень много судился с властью, с правоохранительными органами, с газетами (очень тяжело давалось, но кое-что выиграл) и доказывал людям из Джамаата, что свои права можно защищать в рамках закона. Не обязательно хвататься за автомат. И это мне во многом удалось. К слову, правоохранительные органы и спецслужбы действуют вне правовых рамок просто в силу своего непрофессионализма. Они не могут собрать доказательную базу, привлечь подозреваемого к уголовной ответственности, довести дело до суда. Вместо этого фабрикуются дела (подбрасывают оружие, экстремистскую литературу, унижают на допросах, пытают - одного человека забили насмерть) или человек просто исчезает. Но таким образом проблему не решить, поскольку антагонизм в отношениях между властью и обществом углубляется. Я неоднократно предлагал сотрудникам спецслужб: "Если у вас есть реальные улики против членов Джамаата, передавайте дело в суд. Я найму обвиняемым адвокатов, и пусть суд решает!" Я ведь тоже не заинтересован в том, чтобы любой пострадавший член Джамаата (даже если он действительно совершил что-то противоправное) воспринимался остальными членами как пострадавший "за веру". Но для этого нужен суд, а не репрессии со стороны спецслужб! Сегодня же правоохранительные органы ежедневно демонстрируют населению, что преследуют людей за их веру. И, кроме того, проводят акции устрашения. Ведь для того, чтобы задержать одного человека, не надо окружать дом, подгонять бронетехнику и устраивать 9-часовую перестрелку. Достаточно двух-трех грамотных оперативных работников. Но власть предпочитает устраивать кровавые спектакли...

Беда в том, что и в КБР, и в России в целом власть боится организованных сил, организованных структур. Джамаат - это организованная структура - вот они его и боятся. Но эту структуру, эту среду не надо бояться - нужно общаться и находить с ней общий язык: ведь там вменяемые люди, многие с высшим образованием, а не средневековые варвары. Но здесь находить общий язык не хотят - предпочитают воевать...

19 сентября 2005 года

источник: Аналитический еженедельник "Дело"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 сентября 2017, 22:28

24 сентября 2017, 21:30

24 сентября 2017, 21:04

24 сентября 2017, 20:05

24 сентября 2017, 19:05

Архив новостей