09 ноября 2006, 20:02

Решение Евросуда по делу исчезнувших в Чечне Имакаевых: подробности

Европейский суд по правам человека удовлетворил сегодня жалобу бывшей жительницы села Новые Атаги Шалинского района Чеченской Республики Марзет Имакаевой по делу о задержании и пропаже в Чечне ее сына и мужа. Подробности, содержащиеся в решении суда, сообщил корреспонденту "Кавказского узла" Арсен Сакалов, директор ингушской общественной организации "Правовая инициатива", оказывающей юридическую помощь заявительнице.

Как рассказал правозащитник, Российская Федерация признана виновной в нарушении права на жизнь и неэффективном расследовании предполагаемого убийства Саид-Хусейна и Саид-Магомеда Имакаевых (ст. 2 Европейской Конвенции по правам человека (ЕКПЧ)), бесчеловечном обращении с заявительницей (ст. 3 ЕКПЧ), нарушении права на свободу и личную неприкосновенность исчезнувших (ст. 5 ЕКПЧ), права на уважение частной и семейной жизни Имакаевых (ст. 8 ЕКПЧ), права на эффективные средства правовой защиты (ст. 13 ЕКПЧ). Россия также, несмотря на запрос суда, не представила в Страсбург материалы уголовных дел об исчезновении Имакаевых, чем нарушила ст. 38  Европейской конвенции по правам человека.

В качестве компенсации за причиненный материальный ущерб российские власти обязаны по решению Евросуда выплатить матери и жене пропавших в Чечне мужчин Марзет Имакаевой 20 тысяч, а за моральный ущерб - 70 тысяч евро. На возмещение судебных издержек и расходов государство должно выделить 9 тысяч 114 евро. Таким образом, в сумме М. Имакаева получит 90 тысяч евро, а российский бюджет понесет расходы в размере около 100 тысяч евро только по одному этому делу.

Обосновывая нарушение Россией статьи 2 ЕКПЧ Страсбургский суд пишет, согласно неофициальному переводу на русский язык "Правовой инициативы", переданному Арсеном Сакаловым корреспонденту "Кавказского узла", что ему удалось установить следующее: "Сына заявительницы в последний раз видели под контролем федеральных сил. Государство никак не объяснило его задержание. Поэтому Суд считает, что ответственность за его исчезновение и предполагаемую смерть лежит на государстве. Муж был задержан представителями государства в ситуации, которая представляла угрозу его жизни. Государство ничего не сделало для поисков мужа, хотя заявительница подавала обоснованные жалобы. По сыну только в июле 2002 года Марзет была признана потерпевшей. Это был единственный процессуальный шаг следствия. Государство отказалось представить в Суд материалы дела. По мужу государство никак не реагировало на жалобы Марзет после его исчезновения и не предприняло никаких действий для установления местонахождения Саид-Магомеда".

"Я буду добиваться и дальше правды, пока представители российских властей не скажут точно, где мои родные. Хотя бы, где они захоронены", - заявила Марзет Имакаева корреспонденту "Кавказского узла" по телефону из Бостона (США), куда ей с оставшимися членами семьи пришлось иммигрировать в марте 2004 году ради безопасности. "Жалобу я подавала в надежде, что это поможет вернуть мне сына. Нет таких денег, которые могут компенсировать потерю сына и мужа. Я соглашусь с любой версией, которую предложат власти России - почему и кто их забирал - лишь бы их вернули. Но, боюсь, что сына и мужа убили", - опасается выигравшая дело в Европейском суде уроженка Чечни.

По ее словам, в ходе расследования она "постоянно контактировала с прокурорами, следователями, начальником Главной военной прокуратуры в Москве, который потом взял дело под свой контроль". "Сначала они мне говорили, что сына и мужа не арестовывали. Позднее, когда я уже приехала в Америку - признались, что задерживали мужа. Про сына ничего так и не говорят. Я сама долго искала их. Были случаи, что некие люди говорили мне, что сын жив, где-то в тюрьме, подожди, ничего не предпринимай, так как это повредит ему. Говорили, что четыре с половиной года ему дали, и он содержится не то в Подмосковье, не то в Ростове. Я объездила много тюрем вместе с мужем, но безрезультатно", - рассказывает Имакаева.

"Мужа военные забирали у меня на глазах. Дали расписку, обещали, что через два часа вернется. Они были без масок. Эти люди живы. Я следователю главной военной прокуратуры Савицкому, который приезжал из Москвы, все рассказывала, дала ему расписку, выданную человеком, забравшим мужа. Я знала, где находятся арестовавшие мужа люди, что их воинская часть расположена в Старых Атагах. Это гэрэушники (бойцы ГРУ - главного разведывательного управления Генштаба Вооруженных сил РФ, - прим. КУ), по-моему. Следователь с ними встречался, и они признались, что задерживали Саид-Магомеда. А Россия Евросуду все время отвечала, что его не задерживали. Потом я дала следователю 90 фотографий мужа и 90 фотографий сына и он рассылал их с запросами по тюрьмам. И когда он почти доказал, кто увез моего мужа, его назначили прокурором войсковой части, а дело передали начальнику военной прокуратуры Москвы. Сейчас уголовные дела по исчезновению Саид-Хусейна и Саид-Магомеда, видимо, приостановлены, но не закрыты. Последнее время их вели чеченские следователи прокуратуры Шали", - говорит потерпевшая.

В марте 2004 года Марзет Имакаева вынуждена была уехать в США, чтобы, по ее словам спасти двух других детей, сноху и внука. "Меня предупреждали, что может что-то произойти с нами. Я не могу назвать источник этой информации, подставлять людей. "Были случаи, - утверждает бывшая жительница Новых Атагов, - когда я сама видела, что меня преследуют военные: я уходила из дома и возвращалась разными дорогами".

Как сообщает сайт www.srji.org, в середине декабря 2000 года Саид-Хусейн ехал на своей машине домой в село Новые Атаги и был задержан российскими войсками на блокпосту. Несколько людей видели, как его задержали, посадили в военную машину и увезли в направлении Новых Атагов. С тех пор его больше не видели, и российские власти не в состоянии найти виновных в его исчезновении.

В феврале 2002 года родители Саид-Хусейна, Саид-Магомед и Марзет Имакаевы подали жалобу в Европейский суд по правам человека. Четыре месяца спустя Саид-Магомед был задержан в своем доме группой вооруженных солдат и впоследствии исчез.

Решение Европейского суда вступит в силу не ранее чем через три месяца. В этот срок стороны процесса имеют право их обжаловать. Если же стороны не воспользуются таким правом, то в начале февраля постановление суда по делу "Имакаева против России" приобретет законную силу.

Как сообщал "Кавказский узел", Европейский суд также вынес сегодня первое решение по делу исчезновении и убийстве женщины в Чечне. Тело Нуры Лулуевой и тела ее кузин были найдены в массовом захоронении среди останков пятидесяти одного человека в феврале 2001 года недалеко от главной военной базы в Ханкале, Чечня. По этому делу российское государство также признано виновным в нарушении ст. 2 (право на жизнь) и других статей ЕКПЧ и должна выплатить родным погибшей около 70 тысяч евро.

Автор: Вячеслав Ферапошкин, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 мая 2017, 16:45

24 мая 2017, 16:45

24 мая 2017, 16:39

24 мая 2017, 15:47

  • Защита обвинила силовиков в фальсификации дела о халифате

    В ходе прений по делу о попытке создания в Кабардино-Балкарии халифата адвокаты Карова и Желдашева попросили суд оправдать своих подзащитных. Они заявили об отсутствии событий преступлений, которые вменяются подсудимым, и обвинили силовиков в поиске мнимых врагов.

24 мая 2017, 15:30

Архив новостей